9.6 C
Саранск
Воскресенье, 26 сентября, 2021

Спецкор «Известий Мордовии»: «Украине в Донецке не простили ничего»

 

Почему журналист из Мордовии оказался в «горячей точке», на линии боевого соприкосновения армии Украины и ополчения Донецкой Народной Республики? Как живет непризнанная ДНР и есть ли у нее будущее? Ответы на эти вопросы прозвучали в Пресс-центре РМ. О своей поездке в Донецк представителям республиканских СМИ рассказал журналист «Известий Мордовии» Андрей Елистратов. 

С 5 по 12 августа Андрей был в командировке в Донецкой Народной Республике. Для Мордовии — опыт уникальный: журналисты РМ редко бывают в «горячих точках». На сайте «Известий Мордовии» и в печатной версии «ИМ» была опубликована серия репортажей Андрея «Донбасс глазами спецкора «Известий Мордовии» (все репортажи можно прочитать на нашем сайте).

— 5 лет назад я уже был в ДНР, — рассказал Андрей Елистратов. — Тогда у меня и моего коллеги был некий комплекс: в Донецк приезжали журналисты зарубежных и федеральных СМИ, а мы представляли небольшой регион, издание с маленьким тиражом. Но люди говорили нам: «Спасибо за то, что приехали! Спасибо, что рассказываете о том, что здесь происходит. Ваши читатели узнают правду, а это очень важно для нас». И комплекс прошел. На этот раз у меня были сложности с получением военной аккредитации, необходимой для допуска на передовую. Мне ее выдали, а вот независимому журналисту из Бельгии отказали. Мы дискутировали с ним, может ли журналистика быть «независимой». Я понял, что когда вокруг убивают русских людей, мне трудно быть беспристрастным… А иностранным СМИ — все равно. 

— Но за 5 лет в Донецке что-то изменилось к лучшему? 

— Несмотря на эти годы войны, Донецк живет нормальной жизнью. Больницы, магазины, общественный транспорт — все это работает. Донецк сейчас — безопасный город. Бои от него отодвинули на 15 км. Даже окраины Донецка избавлены от артобстрелов. Но ополченцев на передовой обстреливают регулярно. Каждый день в сводке потерь ДНР — убитые, раненые, разрушенные здания. 

— Почему же этого не видят международные наблюдатели? 

— Потому что украинцы стреляют ночью, когда трудно засечь, откуда ведется огонь. А рабочий день у наблюдателей — до 16.00. 

— Жители Донецка не хотят обратно на Украину? 

— Люди устали от войны и, конечно, ностальгируют по мирному времени. Но Украине в ДНР не простили ничего. По всему Донецку стоят памятники погибшим детям. За 5 лет бомбардировок от обстрелов украинских военных в Донецке погибло больше 100 детей. Поэтому на передовой стоит ополчение. На стороне ДНР там до сих пор воюют сербские снайперы, добровольцы из США и Западной Европы. 

— А как там относятся к России? 

— Российский журналист на передовой воспринимается как свой, как союзник. На «Дороге жизни», которая ведет в ДНР, стоит памятник российским гуманитарным колоннам. Сейчас в ДНР «паспортный бум»: многие хотят получить гражданство России, для людей это — путевка в будущее. Надежда, что конфликт с Украиной закончится, у жителей ДНР есть… Но эта надежда — очень маленькая. В Донецке знают, что у их республики два пути: или в состав России, или сохранить свой независимый статус. Ни на какую автономию в составе Украины там не согласятся. 

— Вы бы вернулись в Донецк за новым репортажем? 

— Да, я бы поехал туда еще раз. Там остались мои друзья, для меня Донецк стал почти родным городом. Несмотря на то, что такие командировки представляют опасность для жизни, мне интересно работать в эсктремальных условиях. Но новая поездка туда будет означать ухудшение обстановки в Донецкой республике, а я этого не хочу. 

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться