26.7 C
Саранск
Четверг, 7 июля, 2022

Юлия Оглоблина: «Я — мостик между людьми и властью!»

 

Первое большое интервью «Известиям Мордовии» Юлия Оглоблина дала в июле 2021 года. Тогда она рассказывала о себе, общественной работе и делилась мечтами по улучшению жизни в глубинке. Сегодня Юлия Васильевна Оглоблина – заместитель председателя Комитета Государственной Думы Российской Федерации по аграрным вопросам. Её риторика приобрела ещё большую уверенность, планы по развитию села получили финансовое обоснование и подпитку. О новом статусе, бюджете, законе о семеноводстве, РССМ, а также единомышленниках, фермерах, волонтерах и детях народный избранник от Мордовии рассказала нашему изданию.

— Юлия Васильевна, добрый день. Спасибо за то, что вновь приняли приглашение и согласились пообщаться с нами.

— Вам спасибо. Приятно видеть знакомые лица.

— Юлия Оглоблина – депутат Государственной Думы Российской Федерации – звучит гордо! Как Вам в новом статусе? Насколько изменился привычный ритм жизни?

— Привычный ритм жизни очень изменился. Новый статус я ещё до конца не осознала. Так быстро перейти из общественника в депутаты Государственной Думы Российской Федерации непросто. О возможностях, которыми располагают народные избранники, узнаю постепенно по мере необходимости. К примеру, стала прорабатывать проблему с доставкой иммуноглобулина, а также других медикаментов и зашла в тупик.  Тогда коллеги подсказали, как из него выйти: «Депутат Оглоблина у Вас появился телефон, по которому можно звонить во все федеральные министерства напрямую?» Я ответила: «Появился, но справочника нет». И тут же начала работать над тем, чтобы у меня были все контакты для налаживания прямой связи с членами российского кабинета министров и других структур. Для того, чтобы окончательно освоиться, потребовалось время. Прошло четыре месяца, и теперь я поняла, что действительно обладаю огромными возможностями для помощи людям.  Начинаю ими пользоваться все больше и больше, ведь моя основная задача — оправдать доверие людей, которые проголосовали за меня.

— Ваша работа в нижней палате парламента уже очень заметна. Вы не просто активно участвуете в обсуждениях, но и вносите свои предложения в законопроекты. В третьем чтении Госдума РФ приняла поправки в бюджет. Какие позиции удалось отстоять? Как дополнительное финансирование поможет развитию мордовского села?

— В большую политику я пришла, чтобы помочь сёлам и деревням. Главный вопрос тут – бюджет. На мой взгляд, село сегодня недофинансируется. Первый месяц работы в Госдуме как раз был связан с попытками изменить сложившуюся ситуацию. Начались обсуждения внутри фракции партии.  На пленарном заседании «Единой России» мне даже удалось задать вопрос о сохранении села министру финансов РФ Антону Силуанову. После этого команда Комитета по аграрным вопросам вместе с коллегами из Правительства РФ готовила поправки в бюджет. В результате нас услышали и поддержали.  Траты на комплексное развитие сельских территорий удалось увеличить на 4 млрд рублей. Сейчас общая сумма расходов составляет около 41 млрд рублей. Но я понимаю, что этого все равно недостаточно.

Безусловно, дополнительное финансирование поможет развитию мордовского села. Работая над поправками в бюджет, я сказала себе: «Если мне удастся увеличить финансирование гос­программы, то Мордовия обязательно должна стать лидером по участию в ней». Сейчас важно максимально эффективно провести заявочную кампанию, чтобы региону было выделено больше средств, чем в прошлом году.

Теперь моей целью является создание межкомитетской рабочей группы по развитию села. Дело в том, что в рамках Комитета по аграрным вопросам рассматриваются не все проблемы сельских территорий. Мы в основном решаем задачи отрасли, связанные с развитием сельского хозяйства. Например, для меня было большим удивлением, когда резонансный закон о реформе местного самоуправления прошел мимо нашего Комитета. А он напрямую связан с сёлами и деревнями, потому что там чётко прописано их объединение, а значит упразднение администраций сельских поселений. Тогда я задала коллегам вопрос: «Почему этот закон (и не только он) не рассматривался с нами?»

Я прекрасно понимаю, что специфика нашего Комитета несколько иная. Но ведь именно мы заинтересованы в развитии сельского здравоохранения, образования, спорта. У меня болит душа, моя задача сделать так, чтобы на сельские темы смотрели более внимательно.  Поэтому я  и выступила с инициативой о создании  такой межкомитетской рабочей группы. Заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Алексей Васильевич Гордеев поддержал идею. Сейчас идёт согласование с фракцией. Думаю, что всё получится.

— Из председателей Российского союза сельской молодёжи в заместители Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам. Вы, что называется, в теме. Зачем стране закон о семеноводстве? Теперь фермеры могут торговать своей продукцией на собственных участках?

— Закон о семеноводстве оказался очень резонансным. Сложилось два противоборствующих лагеря. Одни поддерживали инициативу, другие – выступали против. Именно тогда я впервые увидела горячие думские споры. Каждая из сторон приводила аргументированные доводы. Позиция Минсельхоза склонялась к необходимости принятия закона. По мнению коллег, именно он мог поддержать отечественных селекционеров, запретить импорт и обеспечить продовольственную безопасность. С другой стороны, я видела обоснованные опасения. Запрет на ввоз семян из-за рубежа грозил низкими урожаями. Мы могли пострадать.

Всё новое вызывает тревогу, но было очевидно, что реформу нужно реализовывать. Делать это постепенно. Мы убедили Минсельхоз в том, что важен испытательный срок. То же касалось и генетических паспортов. 

Над законом пришлось работать целый месяц.  В итоге совместно с семеноводами и сельхозпроизводителями мы пришли к выводу, что закон о семеноводстве нужен, важен, его надо принимать. Далее в течение 3-месяцев будут подготовлены подзаконные акты.

Второй федеральный закон, в принятие которого я внесла свою лепту, касался сбыта продукции для небольших сельскохозяйственных предприятий.  Теперь фермерам разрешили продавать свою продукцию на используемых ими землях. До сих пор это считалось нецелевым использованием участков.

По сути, в России, наконец, разрешен сбыт продукции на своей земле. Можно соорудить некапитальное строение, легко возводимое. Можно торговать с автомобиля.

Преимущество у тех товаропроизводителей, у кого под боком автомобильные трассы.

Документ разрешает фермерским хозяйствам и сельхозкооперативам использовать для торговли различные постройки — например, пристройки к жилым домам или административным зданиям. Также разрешено продавать продукты в нестационарных объектах, которые можно ставить всюду, кроме грядок и вспаханных полей.

Отрадно, что в Думе закон восприняли на ура. Наша задача на республиканском уровне принять закон и отслеживать его реализацию, чтобы фермеры почувствовали перемены к лучшему. Движемся мы в правильном направлении.

— Российский союз сельской молодёжи — важная веха Вашей биографии. Кому доверили управление организацией и продолжите ли сегодня взаимодействие с Союзом? Какие надежды возлагаете на ребят?

— Было понятно, что в новом статусе я уже не могла в полной мере стоять у руля Российского союза сельской молодёжи, потому что вся финансовая деятельность в рамках Устава была на мне. Однако ребята очень просили остаться на общественных началах. Вся моя профессиональная деятельность, начиная с 2012 года, была связана с Союзом. Без него я уже не могу — это одна большая дружная семья. Отпустить дело жизни в свободное плавание было бы неправильно.  Поэтому мы внесли изменения в Устав, проголосовали за поправки, в которых говорится, что лидер организации на общественных началах может возглавлять организацию, а затем избрали меня.

Председателем Союза с правом финансовой деятельности избрали Дмитрия Пекуровского.  Мы с ним давно в команде, он окончил ветеринарный вуз, я — университет по землеустройству.  Дружим и сотрудничаем ещё со студенческих лет. Наша задача – усилить организацию. Сейчас ребята хотят работать с ещё большим воодушевлением и энтузиазмом. Они гордятся тем, что во главе Союза – лидер-депутат, ведь теперь на каждую из их инициатив реагируют иначе.

Мы настроены на открытие местных отделений в регионах и в сёлах. Важно, чтобы молодёжь в глубинке чувствовала себя нужной и востребованной. Только тогда молодые ребята не захотят уезжать.

— В прошлом интервью «Известиям Мордовии» Вы признались, что «политический вес Вам необходим для того, чтобы Вас услышали». (С) «Я – Юлия Оглоблина, я представляю Российский союз сельской молодёжи. Мне нельзя не дать слово, иначе я сама включу микрофон и начну говорить. Я этого добилась!» — сказали Вы тогда. Удается с Правительством России выстраивать отношения?

 — Тогда я говорила о том, что мне приходилось добиваться, чтобы меня услышали и дали слово. Ведь часто многим было выгодно, чтобы я молчала. Сейчас мне очень нравится то, что мне дают высказаться. Если это касается АПК и сельских территорий, дают высказаться в первую очередь как заместителю председателя Аграрного комитета. Это большой шаг вперед.

С Правительством России бывает по-разному. Сложно, потому что все инициативы увязаны с бюджетом. Приходится обосновывать, доказывать, спорить. Но за мою небольшую практику ни разу не было такого, когда мне сказали: «Этим заниматься не нужно. Напротив, мы готовы к диалогу, давайте попробуем поработать вместе».

Внутри фракции также полное взаимопонимание. Здесь все профессионалы в своих отраслях, много победителей конкурса «Лидеры России». Мы — единомышленники, готовые поддержать друг друга. Наверное, поэтому и не было такого, что я вошла в Думу и растерялась, не зная, куда податься.

— А оппозиция?

— Оппозиция – много говорит, но делает очень мало. Никаких официальных инициатив, никаких поправок – один популизм. Чтобы получить положительный результат, нужно много работать ручками и ножками. То, что одной мне не под силу, может сделать команда, поэтому я формирую штат помощников.

— На выборах в Госдуму РФ восьмого созыва по одномандатному избирательному округу от Республики Мордовия Вы набрали 57,44% голосов – впечатляющая поддержка жителей родного края. Продолжится ли работа с обращениями земляков?

— Она и не прекращалась ни на минуту. Работа продолжается. Во время предвыборной кампании я много ездила по районам Мордовии, общалась с людьми, погружалась в их проблемы и уже тогда старалась их решить. Были встречи со многими республиканскими министрами, которые могли бы помочь в решении проблем жителей региона. Я обязательно информировала граждан о промежуточных результатах деятельности, потому что для них важно понимать, что дело не стоит на месте. И люди это оценили.

Сейчас работа с наказами ведется ещё более активно. Она стала эффективнее, потому что подключился партийный ресурс, а также помощники. Вместе мы смотрим на проблему с той точки зрения, как на федеральном уровне можно помочь ее решить.

Некоторые работают иначе. Делят все обращения на решаемые и нерешаемые. Нерешаемыми не занимаются. И мне советуют. Но я так не могу. Люди не должны оставаться без помощи. В противном случае они отчаиваются и никому больше не верят.

Например, меня ужаснуло то, что люди, проживающие в общежитиях в нечеловечных условиях, не попадают в программу по расселению ветхого и аварийного жилья.  В моих силах сделать так, чтобы наверху узнали о проблеме. Я как раз тот мостик между людьми и властью. Я народный избранник – люди мне поверили. Люди ко мне обращаются, значит — я должна помочь. 

— Вижу, что над значком Госдумы у Вас герб республики. Что для Вас означает отстаивать интересы Мордовии на федеральном уровне?

— Значок появился не случайно. Мордовия всегда в моём сердце, я стараюсь это подчеркнуть. Связь с родной землей меня усиливает, укрепляет. Поэтому рядом с сердцем над Российским флагом моя Мордовия.

— Почта для сельской глубинки порой   единственный оплот цивилизации. Однако одно за одним отделения ветшают, а часто и вовсе закрываются. Что делать?

 — В августе прошлого года этот вопрос я задала нашему Президенту Владимиру Владимировичу Путину.  Речь шла о модернизации почтовых отделений и расширении их функционала. Я очень рада, что Президент услышал нашу позицию.  По итогам съезда «Единой России» были даны поручения, это направление включили в народную программу. По итогу в этом году на модернизацию почтовых отделений уже выделено 5 млрд рублей.

— Что значит расширение функционала почтовых отделений?

— Я предложила, чтобы на почте продавали лекарства и была точка МФЦ. Это очень удобно для селян. Кроме того, существует потребность в помещениях для коворкинга и коммерческих организаций, например парикмахерской. Новая почта должна приносить максимальную пользу селу. Совсем скоро пилотный проект будет реализован в некоторых регионах.  Мордовия в их числе.

— Вы — часть движения #МыВместе, которое в непростое время пандемии помогает нуждающимся. Почему депутат Госдумы РФ Юлия Оглоблина не смогла остаться в стороне?

— Потому что депутат Юлия Оглоблина – это общественник с большим стажем. Мы первые, кто помогает, кто идет навстречу. И здесь я не могла остаться в стороне. #МыВместе объединило все общественные организации в пандемию, поэтому в прошлом году в рамках первой региональной недели я поехала с командой ребят к врачам. Мы доставили в больницы средства защиты, а также сладости для детей медицинских работников. Были и в интернатах, куда привозили игрушки.

Сейчас помощь нужна жителям Донбасса, которые в спешке покинули свои дома, и чтобы сохранить жизнь, приехали к нам. Мордовия стала одним из первых регионов, который откликнулся на беду, заявил о том, что своих не бросит. Большая заслуга в этом принадлежит Главе РМ Артёму Здунову.

 И здесь я не смогла остаться в стороне, когда узнала, что беженцы приедут в Саранск. Работала вместе с волонтерами, без которых в этой ситуации было просто не обойтись. Помощь требовалась разная. Элементарно сумки помочь донести. Среди эвакуированных жителей ДНР и ЛНР очень много стариков, порой им сложно передвигаться. Много мам с детьми, за которыми нужно помочь присмотреть. Ушла из гостиницы, где расположились беженцы, в час ночи.

Сейчас людям нужна психологическая поддержка. Они растеряны, плачут, их сердца там – с мужьями, отцами, сыновьями. Всё, что они могли в спешке увезти, – с ними. Питание и ночлег для людей очень хорошо организовали. Помимо этого, детей порадовали сладостями и игрушками. Важно выслушать и дать им проговорить их страхи. Я не знаю, что будет дальше, но главное, что в Мордовии они в безопасности. Верим, что скоро все закончится, и люди обязательно вернутся на родину.

— Очень хочется, чтобы все мечты сбылись, особенно желания самых маленьких жителей Мордовии. Как сложилась Ваша дружба с общественной организацией «МНОГО ДЕТИ»? Какие совместные проекты Вы реализуете?

 — Организацию «МНОГО ДЕТИ» возглавляет Наталья Котельникова  — многодетная мама. С ней мы познакомились в предвыборную кампанию. У меня есть чуйка на людей. Я сама открытый человек, но, когда увидела неравнодушную женщину, которая так яро болеет за мам, находящихся в трудной жизненной ситуации, я не могла остаться в стороне.

Команда «МНОГО ДЕТИ» дарит радость маленьким жителям республики. Мамы находят в этой организации поддержку. Я, как мама двоих дочек, понимаю, что для того, чтобы вырастить детей, нужны силы. А если ещё детки болеют, нужна двойная поддержка и постоянное чувство плеча.

За небольшой срок организация объединила более 500 семей Мордовии. Это дорогого стоит.

Совместно с «МНОГО ДЕТИ» мы разрабатываем проект по созданию детского реабилитационного центра, которого нет в Мордовии. Даже для того, чтобы просто настроить слуховой аппарат, нужно ехать в другой город. Сейчас мы подали заявку на грант и ждем результатов. Дети – это наше будущее. Мы должны создать все условия, чтобы в Мордовии мамы чувствовали себя уверенно, защищенно.

— В одной из социальных сетей я увидела пост о том, что Юлия Оглоблина набирает помощников. Тогда я подумала, может и я смогу быть чем-то полезна, но не срослось… Расскажите о тех, у кого получилось, кто вошел в Штаб общественной поддержки и зачем он нужен?

 — У депутата на общественных началах может быть до 40 помощников. Я открыла конкурс, желающих принять в нем участие было настолько много, что сразу я не смогла определиться. Вроде бы, по анкете все хорошо, но в деле ты этого человека не знаешь. Поэтому у меня возникла эта идея – создать штаб. В рамках совместной работы определить достойнейших.

Я отобрала 50 человек на первом этапе, но ещё больше заявок стало поступать. Писали очень много. Я решила вообще не делать никаких ограничений, сделать набор открытым. Если есть порыв помогать людям вместе со мной – добро пожаловать!  Сейчас важно правильно организовать совместную работу.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости