7.2 C
Саранск
Среда, 27 октября, 2021

Ванга из мордовской глубинки читала мысли и лечила людей

 

Удивительно красивый вид открывается с пригорка на опустевшую уже давно деревню Ушлейка Кадошкинского района. Воздух наполнен запахами разнотравья, земляники. Ягодные полянки подступают к самому кладбищу. А у входа на погост растет шиповник, отцветающие кусты которого напомнили о том, как не вечно земное бытие.

Персональная часовня

В 1962 году на местном кладбище в возрасте шестидесяти лет нашла последнее пристанище Мария Сиротина, на могилку которой и мы с фотокорреспондентом Григорием Денисовым приехали в один из июньских дней. Искать долго не пришлось. Мария Сиротина похоронена почти у входа на кладбище, а над ее могилой растет могучий тополь и стоит единственная на кладбище «персональная» часовня.

В Кадошкинском районе живы еще люди, которые помнят Марию Сиротину. Помнит ее и единственная жительница деревни Нина Шорникова, нелегкую судьбу которой тоже предсказала Мария Сиротина: «Путь твой будет тернистый», — сказала она мне, и больше не услышала я от нее ни слова. Но перед тем, как поделилась Мария таким откровением, она пересказала все мысли, которые были у меня в голове по дороге к ней. У нас в деревне говорили, что Мария всегда знала, кто с какими мыслями к ней приходил. И угадывала, кому в первую очередь нужна ее помощь», — рассказывает Шорникова.

«Уснешь, как умрешь!»

Мария хоть и была Шорниковым дальней родственницей, Нина Алексеевна посоветовала расспросить об ушлейской предсказательнице племянницу мужа Сиротиной — Нину Ломакину — и назвала ее телефон. Нина Николаевна поделилась не только рассказом о Марии, но и двумя прижизненными фотографиями Марии Сиротиной.

— Мария Сиротина не канонизирована, но при жизни люди называли ее святой, — говорит Нина Ломакина. — Родилась она в 1902 году в соседнем селе Потижская Слобода и очень долго ничем не выделялась среди односельчан. В годы войны Петра Сиротина призвали на фронт, а Мария с тремя детьми поехала в Ташкент. После войны поехал к своей семье в Ташкент и вскоре умер там и возвратившийся с фронта Петр Сиротин.

Уже после войны приснился Марии сон, в котором явилась перед ней Богородица и предсказала: «Уснешь, как умрешь. Предупреди детей, пусть трое суток не хоронят. Хоронить надо, если не проснешься после этого срока». После этого впала она в летаргический сон. Дети подумали, что умерла Мария. Но, помня о словах мамы, спешить с похоронами не стали. Мария проснулась вечером третьего дня и рассказала, что во сне Богородица показала ей потустороннюю жизнь и наделила даром исцелять людей.

Лекарством стала вода

Узнав об этом, многие поспешили за помощью к Марии Сиротиной. А однажды пришла к ней врач Нина Мухина, у которой болел ребенок, и никто не мог его исцелить. Мария сказала, что на ребенка навели порчу на смерть. «Я могу ему помочь, но после этого сама стану немощной и лежачей. Если помогу твоему ребенку, будешь ли ты за мной ухаживать?» Нина ответила, что готова на все и, как обещала, всю себя посвятила Марии, которую действительно после лечения ребенка парализовало.

В Ушлейку Мария возвратилась в 1960 году, вместе с ней приехала туда и Нина Мухина. Мария сама не могла ходить, на телегу из вагона ее перенесли на носилках. «Поселились они в доме моей мамы, — вспоминает Нина Ломакина. – А когда подъезжали уже к нашему дому, Мария запричитала: «Ой, Вера! Какой крест тебе уготован!» Вскоре все поняли, что это было неспроста. Двое детей в нашей семье трагически погибли, и дом сгорел».

И потянулись к Марии в Ушлейке толпы страждущих. Сначала – из Узбекистана, где осталась жить о ней слава, а вслед за гостями из дальних мест стали приходить в ее лачугу и местные. Мария принимала их, лежа на кровати, а под головой у нее вместо подушки был камень. Лечила она водой, которую Нина Мухина набирала из колодца перед домом. «Лекарством» вода становилась после того, как Нина поутру умывала ею Марию.

Говорят, из Москвы приезжал богатый человек, и когда Мария помогла ему, он в благодарность за исцеление ребенка захотел построить ей дом. И на свое предложение услышал от Марии: «Дома мне не надо. Я умирать приехала». А за 16 дней до своей смерти попросила Нину Мухину расколоть ком сахара, из которого получилось 16 маленьких кусочков. Вот так предсказала тогда Мария, что жить ей осталось только 16 дней. И распорядилась, чтобы похоронили ее на месте, которое покажет деревенский дурачок Гришка. Так и сделали – вырыли могилу там, где упал на кладбище рыдающий Гришка. «Очень слюнявый он был, — говорит о блаженном Нина Ломакина. — Все его сторонились. Только сиделка Нина им не брезговала, все доедала за Гришкой».

Марии Сиротиной не стало 12 января 1962 года, но похоронили ее только на Крещение. «Потому что, — говорит Нина Ломакина, — сама она распорядилась, чтобы дождались приезда из Чимкента блаженного отца Александра, которого очень почитала».

На похоронах траурная процессия останавливалась у каждого дома, возле которых гроб ставили на скамейку, рядом с которым был поминальный стол. А когда опустили Марию в могилу, над гробом Нина Ломакина положила свиток с ее житием. Житие составили из записей в амбарной книге, в которой Нина Мухина записывала все случаи исцеления от предсказательницы и целительницы.

Над могилой сохранились остатки массивного креста из дуба. А часовня из алюминия появилась на ней уже через год, ее поездом отправили из Ташкента дети Марии. На дверце часовни открытый замочек, а внутри нее лампадка, подсвечники и икона «Вознесение Господне», с которой Мария не расставалась. И тот самый камень, что был ей подушкой. Говорят, иконка пропадала, и человек, который ее украл, вскоре вспорол себе живот. Похоже, его пример надежно удерживает воров от того, чтобы увезти с кладбища и часовню.

Валентин ПИНЯЕВ

 

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться