6.5 C
Саранск
Среда, 21 апреля, 2021

В Ковылкинском районе Мордовии супругов Никушкиных называют «социальным тандемом»

 

Красный Шадым насчитывал некогда 1200 человек населения и был центром Шадымской волости. Но теперь в селе прописаны 136, фактически проживают только 73 человека. Супругам Евгению и Нине Никушкиным почти по шестому десятку лет, но при этом оба они сегодня — «молодежь» Красного Шадыма, где живут почти исключительно старики. И, можно сказать без преувеличения, в роли социальных работников остаются надеждой и опорой своих односельчан каждый день.

Перемены – не в радость

Наше знакомство с Евгением Павловичем и Ниной Николаевной состоялось семь лет назад. А в этом марте с фотокорреспондентом Григорием Денисовым мы вновь были в Красном Шадыме и, когда проезжали по сельской улице, увидели мало чем изменившийся пейзаж. Разве что выше, раскидестее стали на ней елки и березы. Как и тогда, стоит посреди улицы избушка без окон и дверей, в которой, судя по проржавевшей вывеске на стене, когда-то была сберкасса. На своих местах — здания двухэтажной школы, и магазина тоже из кирпича, в которых, однако, уже давно нет ни школьников, ни покупателей. Когда оставались еще в селе дети школьного возраста, их возили на учебу за тридцать километров от дома. А торговля в Красном Шадыме бывает теперь только два раза в неделю, когда привозит для стариков товары первой необходимости предпринимательница из соседнего села Кириклеевский Майдан.

Лошадь – член семьи?

Как и в прошлый свой приезд, к дому Никушкиных привели следы санных полозьев и четко пропечатанных на снегу лошадиных копыт. Встретила нас возле дома Нина Николаевна. А вскоре на запряженной в сани-розвальни лошади приехал и Евгений Павлович. Но уже не в полковничьей папахе, которая на первой странице нашей газеты украшала голову своего хозяина. «Ее, — говорит Никушкин, — дарил мне друг. Но износилась моя папаха за столько лет, и теперь вместо нее у меня вязаная шапочка».

А лошадь у Никушкиных та же. Купили Малышку почти жеребенком, и с тех пор стала она не только незаменимой помощницей, но, считай, и членом семьи. «Без лошади нам не обойтись никак, — говорит Нина Николаевна. – Ведь зимой и ранней весной она для нас единственный транспорт для передвижения по селу. Но лошадь помогает нам не только быстро добираться до подопечных, но и выполнять большинство хозяйственных дел».

В том, что все будни Никушкиных наполнены не только заботами о стариках, но и разными хозяйственными делами, можно убедиться даже по количеству живности на их подворье. Ведь зарплата социального работника небольшая, поэтому супруги на нее особо никогда и не надеялись. Убеждены, что для всех, кто живет в селе, источником дохода должно стать и личное подсобное хозяйство. Вот и сейчас у них на подворье, кроме лошади, живут, набирают вес несколько свиней, куры, утки, кролики, ну и, конечно, дает молоко корова. А было время, когда коров было три. «Но вопроса, куда девать молоко, у нас никогда не возникало, — говорит Евгений Павлович. – Ведь без него даже каши не сваришь, которая в меню стариков была и остается едва ли не главным блюдом. И даже теперь, когда у нас лишь одна корова, мы не отказываем в молоке нашим больным односельчанам».

«Вы помогаете старикам, а я помогу вам»

Чтобы обеспечить кормами многочисленную живность, супруги не ходят с протянутой рукой в их поисках. В селе полно оставленных хозяевами огородов, на которых Евгений Павлович и Нина Николаевна засевают многолетнюю траву, засаживают их картошкой, тыквой. А потом все это сами косят и убирают. С зернофуражом, говорят они, помогает индивидуальный предприниматель Колесникова из Челмодеевского Майдана. «Отдает Адиля Фяритовна нам зерно по минимальной цене. Говорит: «Вы помогаете старикам, а я буду помогать вам».

Корову, кстати, доит не только Нина Николаевна. Евгений Павлович считает это дело почетным и для любого мужчины. «Зазорно мужчине, — говорит он, — смотреть телевизор, в то время как жена работает как ломовая лошадь. К сожалению, и у нас в селе для многих мужчин безделье и пьянство стали дурной модой».

В день нашего приезда Евгений Павлович собирался после полудня за лекарствами в аптеку в Ковылкино. Перед поездкой с утра объехал своих подопечных и узнал, кому какое лекарство нужно купить в районном центре. 40 километров, понятное дело, расстояние не для лошади, пришлось заказать такси.

Между тем время поджимало, перед поездкой Никушкиным нужно было успеть развезти воду по домам пенсионеров, которых они обслуживают. Погрузив в сани сорокалитровые фляги, Евгений Павлович и Нина Николаевна поехали к роднику, что бьет под горой всего в двухстах метрах от их дома. Расстояние небольшое, но преодолеть его по глубокому снегу и с тяжелой поклажей в руках без лошади действительно не получится.

Воду из родника, чтобы наполнить фляги, Никушкины черпают привязанным на конец коромысла ведром. Наверное, ее можно было набрать даже из сохранившейся колонки сельского водопровода, которую мы увидели посреди Красного Шадыма. Но Евгений Павлович и Нина Николаевна ездят за ней на родник, который сами и благоустроили несколько лет назад. «Вода в водопроводе, — говорят супруги, — артезианская, но поднимается в башню из глубины тоже по металлической трубе. А в роднике она чистая и всегда без вкуса железа. Не лакомство какое привозим старикам, но надо видеть, как радуются они каждый раз обычной родниковой воде! И для нас такая их радость вполне понятна: для стариков, чтобы продлить жизнь, очень важно сохранить здоровье. И в этом не обойтись без натуральных продуктов, родниковой воды».

Неожиданный поворот

Уже тринадцать лет, как Евгений Никушкин стал социальным работником. Не знаю, как в других районах Мордовии, но в Ковылкинском Никушкин был и остается до сих пор единственным социальным работником — мужчиной. Оказывает своим подопечным более 50 услуг, среди которых покупка продуктов, лекарств, оплата коммунальных услуг, приготовление пищи, стирка и глажка, помощь в оформлении разных документов. Для получения мер социальной поддержки. В отличие от своих коллег женщин, Евгений Павлович чинит старикам мебель, проводит мелкий домашний ремонт. Сам он говорит, что о должности соцработника не думал даже после того, как из колхозных шоферов стал на несколько лет лесником. Может, и ухаживал бы и теперь за лесом, не случись в его судьбе новый неожиданный поворот. А дело в том, что и лесники стали почему-то не нужны, их повсеместно сократили. Вот тогда и предложили Никушкину стать социальным работником. Круг обязанностей объяснили сразу, но привыкнуть к ним было непросто. «Сами посудите, каково для взрослого мужика за хлебом в магазин или за лекарством в аптеку ходить, воду пожилым людям носить и даже полы, если очень нужно, помыть?». Но скоро понял, что это даже не самое главное. Все, за кем ухаживают Никушкины, люди одинокие, можно сказать, дни напролет проводят наедине с собой. Поэтому приход социального работника для каждого из них становится если не праздником, то уж точно событием. «Иногда идешь всего на минуту, а остаешься с человеком на несколько часов, — говорит Евгений Павлович. – Бабушки любят про свою жизнь вспоминать, рассказывать про детей, внуков. И ты понимаешь, что им надо обязательно выговориться, и такое общение, может быть, самое лучшее, что им именно сейчас нужно».

А когда закрыли медпункт в соседнем Первомайске, из фельдшеров в социальные работники переквалифицировалась и Нина Николаевна. Бабушки больше с ней говорят про свои болезни. В селе есть медпункт, но бабушки и дедушки часто звонят Нине Николаевне, если случаются проблемы со здоровьем. И хотя в обязанности соцработника оказание помощи больным не входит, она никому в ней не отказывает. У нее всегда с собой есть всё, что может понадобиться заболевшим. «Больше всего, — говорит она, — пожилых людей беспокоит повышенное давление. Кому таблетки от него помогают, кому уколы. За лекарствами в аптеку сами ездим, и за тем, как регулярно их бабушки принимают, тоже следим».

Тулуп и валенки для любимой

Зимой, чтобы быстрее добраться до нужного дома в селе, Евгений Павлович усаживает супругу на широкие сани, в которых расстилает сено и специально приготовленный для поездок тулуп. А сам надевает валенки с большими галошами, какие сегодня и в деревне редкость. Весной, когда под тающим снегом хлюпает вода, Никушкин ходить супруге по улице пешком и вовсе не разрешает. Боится, что ноги может промочить и заболеть. Весенняя вода в плане простуды – самая коварная! По всему видно, что жену свою Евгений Павлович очень любит. «А как же! — говорит он. – Люблю. Мы ведь с Ниной с первого класса вместе, и даже сидели за одной партой. Она отличницей была, и я постоянно списывал у нее контрольные и домашние задания». В предыдущий свой приезд в Красный Шадым мы приходили на дом к Е.В. Калагиной, и ей было тогда уже 86 лет. Когда-то она была учительницей обоих Никушкиных. «Учила нас Елизавета Васильевна алгебре и геометрии, долгое время была она в школе завучем», — так говорила о ней Нина Николаевна. А Елизавета Васильевна не прятала набежавшую слезу, когда рассказывала о своих благодарных учениках.

«Мне просто повезло!»

Сейчас у Евгения Павловича на попечении 8, у Нины Николаевны — 9 односельчан, которым нужны постоянный уход и присмотр. Когда-то такого не было, но теперь их пожилым людям взялось обеспечивать через социальных работников государство. Сначала супруги Никушкины состояли в штате районной службы социальной защиты, но с недавних пор социальных работников перевели в некоммерческую организацию «Долголетие», представители которой держат на контроле качество социальных услуг. Приезжают они и в Красный Шадым, чтобы узнать мнение подопечных о социальных работниках. «И меня тоже расспрашивали, — сказала 81-летняя ветеран сельскохозяйственного труда Мария Леонтьевна Вихрова, приобняв Нину Николаевну Никушкину. — А что я могла сказать? Только самое хорошее! Ведь мне даже очень повезло, что Нина Николаевна — медик. В нашем возрасте быть под постоянным вниманием человека с медицинским образованием иначе, как везением, не назовешь».

…А Красный Шадым продолжает «стареть». Уезжая от Никушкиных, я подумал: «А ведь местным старикам действительно повезло в том, что опекают их настоящие благодетели». Правда, сами Евгений Павлович и Нина Николаевна уже в невеселых раздумьях: кто в селе через несколько лет будет помогать им самим?

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться