15.1 C
Саранск
Четверг, 29 сентября, 2022

Торфушка Ариша: простая героиня из Мордовии

 

Перед самой войной, в 1940 году, впервые приехала в Гусь-Хрустальный Владимирской области на торфоразработки Ирина Ивановна Панкова (Шаронова) — уроженка села Казенный Майдан Ковылкинского района Мордовии. Девять сезонов подряд вместе с подругами добывала Ариша, как ласково зовут ее в селе до сих пор, торф, который был стратегическим сырьем для теплоэлектростанций страны в годы Великой Отечественной и послевоенное время.

ОТЦОВСКИЙ ДОМ

Полпути к дому сельской долгожительницы, который идет 100-й год, вместе с председателем районного Совета ветеранов Татьяной Чихарь добирались пешком, оставив легковушку на окраине села Казенный Майдан.

Дому — 60 лет. В тесноте, но не в обиде жила под крылом отца-матери ребятня а многодетной семье Ивана и Татьяны Шароновых, в которой и росла Ариша. Нелегко было прокормить восемь голодных ртов. Отец, как и многие другие казенномайданские мужики, уезжал на заработки. За ним подались и подраставшие дети. В их числе и старшая дочь Ариша. Здесь, вдали от дома, свела ее судьба с будущим мужем, пареньком из своего же села Казенный Майдан Федором Панковым. Работал он в Гусь-Хрустальном помощником машиниста, доставлял на паровозе топливо в Москву. Имея бронь, не попал на фронт. На железной дороге была его передовая в борьбе с ненавистным врагом. Вернулся в родное село, женился, породнившись с семьей Шароновых.

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ СЫРЬЕ

Торфяные болота для сотен и тысяч женщин, молоденьких девушек и подростков станут передовой в отражении немецко- фашистской агрессии. В зону боевых действий в 1941-м попали многие электростанции СССР, перестали действовать. Важнейшие объекты народного хозяйства, которые не удавалось эвакуировать вглубь страны, уничтожались, в том числе электростанции.

Единственным поставщиком электроэнергии в Мордовии оставалась Саранская ТЭЦ, переведенная на новый вид топлива — торф. Его добыча велась также на Шингаринском и Кобылинском торфопредприятиях. В 1943 году Мордовская АССР направила в другие области Советского Союза 20 тыс. человек на торфопредприятия, — вспоминает летописец, организатор и руководитель музея боевой и трудовой славы «Память» села Казенный Майдан 87-летняя Александра Васильевна Колодина. — Из Казенно-Майданского сельсовета ежегодно на сезонные работы по добыче торфа в Гусь-Хрустальный Владимирской области отправлялись более ста подростков, женщин и девушек.

Руки болели, суставы распухали – терпеливо выносили все тяготы и лишения женщины и молоденькие девчата. Трудились здесь рабочие, завербованные на сезонную работу в селах и деревнях Мордовии и из других «бедных» регионов. Бригада набиралась обыкновенно из одной местности человек по 10 — 20. Бригадиром выбирали наиболее опытную и авторитетную женщину, прошедшую на торфоразработках не один сезон. Многие из них работали более пяти сезонов. Бригады казенномайданских торфушек, находясь под руководством опытных женщин-наставниц Веры Кузиной, Прасковьи Филимоновой, Анны Марюткиной, Екатерины Акимовой, ежеквартально удерживали переходящее Красное знамя. На добыче торфа Антонина Колодина, Анна Еремина, Анна Марюткина, Екатерина Акимова в 1946-1947 гг. были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Две последние – Марюткина и Акимова отработали на торфяниках 15 сезонов. Ирина-Ариша Шаронова-Панкова ездила в Гусь-Хрустальный до самой беременности. В новогоднюю ночь 1949-го родила первенца – Владимира. Позже у супружеской четы Федора и Ирины Панковых появятся Татьяна, Иван, Николай, Федор. Всю оставшуюся жизнь до самой пенсии она посвятит родному хозяйству.

ЖИЗНЬ НА БОЛОТЕ

Проведя огромную исследовательскую работу по истории села Казенный Майдан, которому 340 лет, супруги Юрий и Александра Колодины собрали богатейший исторический материал для сельского музея, где собраны тысячи бесценных экспонатов. Ими изданы три Книги памяти. Готовится четвертая. В книге «Война, ты боль и скорбь моя» супруги Колодины один из разделов посвятили труженикам тыла, конкретно — землякам, работавшим на торфопредприятиях в Гусь- Хрустальном.

Среди тех, кого в то время называли торфушками, была и наша героиня: 99-летняя Ирина Ивановна Панкова – та самая Ариша. Еще перед войной вместе с подругами поехала она на владимирские болота добывать — размывать, сушить, складировать и отправлять в вагонах торф в Москву и дальше.

В марте начинали разгребать снег, чтобы земля быстрее оттаивала, и до глубокой осени возились на болотах в резиновых сапогах. А в 41-м и вовсе домой не довелось поехать. Брали с собой валенки, подушки, одеяла, чтобы не замерзнуть в бараках. Порой в телогрейках спать приходилось – сырость, морозы жуткие, летом – жара, духота, мошкара донимала, — вспоминала Ирина Ивановна. – На размывке торфа в три смены работали по 8 часов, а то и больше.

Каждая бригада торфушек разбивалась на звенья, в каждом звене по 2-3 человека. Одна возила тачку, другие нагребали в нее подсушенную торфяную крошку. Торф складировался в длинные гурты, из которых он перегружался лопатами в железнодорожные вагончики и перевозился по узкоколейкам на центральный склад.

По словам собеседницы, труд на торфяниках был преимущественно ручной. С рассветом выходили торфушки на работу, с закатом солнца расходились по баракам. В карьере по грудь в гидромассе и с топором в руках очищали проходы к торфоносным каналам. Тяжелым труд был на разливе гидромассы, где чаще всего находилась физически крепкая телом и духом девушка из Казенного Майдана Ариша. Всюду требовалась далеко не женская сила и выносливость. На мужчин надежды не было — они на разных фронтах Великой Отечественной с оружием в руках били врага, защищая Родину.

По воспоминаниям работавших на торфоразработках, молодость свое брала. Шли на работу и с работы с песнями. Не забывали отмечать праздники – народные, церковные, советские. Находились в своих же рядах гармонисты и гитаристы. Радовались, когда получали солдатские письма-треугольники с хорошими вестями, что бьют фашистов, гонят с родной земли.

ЖИВЫЕ ДЕНЬГИ

После окончания войны продолжали еще долго работать торфопредприятия – нужда в них не отпала. В отличие от работы в деревне с трудоднями-палочками, торфушкам выдавали хлеб по 700 граммов плюс 300 граммов за перевыполнение заданий. А главное – деньгами оплачивали нелегкий их труд. Потому было столько желающих поехать на торфоразработки в тот же Гусь- Хрустальный. Каждую копейку торфушки откладывали про запас. Покупали себе обновки, туфли, платочки, ткань на платье или костюм. Родители ждали их с трудовой «копейкой». Каждая семья нуждалась в деньгах.

Работа женщин и подростков в тылу, на предприятиях, добывавших торф, к сожалению, основательно забыта. Торфопредприятия давно закрылись одно за другим: Еще в 1980-х годах карты выработки были видны из космоса. Сейчас эти поселки исчезли. Но память о людях труда тех далеких лет должна быть сохранена. Потомки должны знать о трудовом подвиге тружеников тыла в годы Второй мировой и после нее.

Трогательной была встреча с сельской долгожительницей из Казенного Майдана Панковой, с которой рядом дочь Татьяна, сыновья Владимир и Федор, приезжают погостить к маме Иван и Николай. 10 внуков у бабушки Ариши, 16 правнуков и 1 праправнук. Прощаясь с гостями, Ирина Ивановна сказала: «Приезжай, сынок, на следующий год, когда мне 100 лет будет. За чаем посидим, еще поговорим с тобой…»

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости