26.1 C
Саранск
Понедельник, 15 августа, 2022

Счастливая карта спасла имущество помещиков Кондаковых

 

На современной карте Ельниковского района есть сёла, в названиях  которых отразились не только особенности рельефа, но и историческое прошлое. К примеру, «Стародевичье» указывает на то, что эти земли когда-то принадлежали Переяславль-Рязанскому Троицкому женскому монастырю.  

Сейчас уже мало кто знает, что в XVII веке часть села принадлежала князю Ивану Катырёву-Ростовскому, женатому на родной сестре царя Михаила Федоровича Романова, остальная часть – братьям из знатного дворянского рода Нагих. Уже тогда село славилось как место проведения еженедельных масштабных торговых ярмарок, благо, располагается на берегу Мокши, которая в ту пору была судоходной, и товары доставлялись по реке. 

Позже имение перешло во владение дворянам Араповым. По сведениям саранского историка-краеведа Светланы Телиной, именно там родился русский писатель, драматург и переводчик, журналист, первый историограф русского театра Пимен Николаевич Арапов (1796 –1861). 

А затем эти земли перешли в собственность Петра Петровича Кондакова (1793-1857).Судя по архивным документам, в дворянской иерархии он занимал весьма скромное положение. Чин коллежского регистратора в табели о рангах того времени считался самым низким. Тем не менее, Пётр Петрович получил великолепное образование. А за самоотверженное усердие в борьбе с армией Наполеона удостоился медали «В память Отечественной войны 1812 года» и был пожалован землями. 

Ельниковские краеведы предполагают, что первое в здешних местах кирпичное здание в начале XIX века построил именно Пётр Кондаков.   

Домик окнами в сад 

Это строение не только внешне разительно выделялось среди сельских деревянных домов.  

Исследователям не удалось найти сведений, кто был автором проекта. Но наверняка архитектор и мастер, руководивший строительством, были хорошими специалистами: основные конструкции дома хорошо сохранились до наших дней. 

— Стены дома возведены без фундамента, на утрамбованной глиняной площадке, выровненной в пологом склоне холма, — поясняет ельниковский краевед Елена Никишова.  

Первый полуподвальный этаж до сих пор впечатляет. Функции потолков выполняют мощные своды. Сводчатый коридор прорезает весь дом с севера на юг. Из коридора ведут двери в такие же сводчатые помещения, предназначенные для хозяйственных нужд.  

— Обратите внимание, с западной стороны, со стороны сада расположены окна-люки со скошенными к полу подоконниками, чтобы собранный урожай овощей и фруктов было удобно засыпать  на зимнее хранение, — поясняет Елена Васильевна.  

На нижнем этаже с восточной стороны, обращенной к Мокше, окна размером побольше. По мнению исследователей, скорее всего, там находились разные хозяйственные службы. 

Как  отмечали сельчане, полы первого этажа имели специфическую  конструкцию. На глиняную основу насыпался слой сухой овсяной мякины, а сверху плотно укладывали кирпичи. Благодаря этому в помещении поддерживалась постоянная температура.  

На второй этаж, где жили хозяева, вела деревянная лестница. Комнаты располагались по обе стороны от коридора, разделявшего этаж на две части – восточную и западную.  

— Окна западной части обращены в сад. Скорее всего, здесь находились спальни и детские комнаты, чтобы лучи восходящего солнца не будили домочадцев слишком рано, — рассказывает Никишова. — Доминантой восточной стороны была просторная зала с тремя высокими арочными окнами, где стоял рояль и собирались все члены семьи. Здесь же в праздничные дни встречали гостей. Из гостиной двери вели в смежные комнаты. В одной из них размещался кабинет владельца усадьбы с выходом на балкон, откуда открывался прекрасный вид на Мокшу. Имелась ещё и комната с зеркалами и гардеробами для одежды. 

Отапливался дом печами из полуподвального этажа. По воспоминаниям сельчан, в северной части первого этажа имелся отдельный «чёрный вход» с металлической лестницей для слуг, живших в небольшом деревянном домике рядом с барским особняком.  

Красота с расчётом 

От Петра Петровича имение унаследовал его сын Евлампий. 

По свидетельствам очевидцев, до отмены крепостного права, т.е. до 1861 года, половина села принадлежала Кондаковым, а местных крестьян называли барскими. Остальная часть села принадлежала Краснослободскому монастырю. Пойма Мокши также делилась. От села вверх по течению принадлежала монастырю, а вниз по течению – помещику Кондакову. В собственности барина имелось 300 га пахотной земли и 200 га лугов, несколько кварталов леса, винокуренный завод, водяная мельница и два больших сада – верхний и нижний.  

В верхнем была липовая аллея и плодоносящие деревья. Ландшафт нижнего создавался земляными ступенями, живописно спускавшимися к Мокше, родниками, ароматными кустами сирени и ландышами. Естественная тенистая прохлада служила хозяевам и их гостям отличным местом для отдыха в летний зной. Старожилы помнят, что там ещё стояли две крытые беседки, называвшиеся «музыкальная» и «чайная». 

Помимо вековых лип, толщиной в три обхвата, дубов, берёз, кленов, сирени, яблонь, груш, вишен в барском саду росли акации, ивы, слива и другие виды плодово-ягодных кустарников. Как отмечают специалисты, посадка растений на землях Кондаковых велась с практическим расчетом и знанием биологических закономерностей. К примеру, тёрн, липы и ивы высаживали вдоль Мокши для скрепления берега реки и предотвращения размыва при половодье. А кусты колючей акации сажали вдоль дороги в качестве ограды, чтобы сельский скот не смог пробраться на территорию барского сада. 

Крестовое озеро 

Прямо напротив нижнего сада в пойме реки находится рукотворное Крестовое озеро. С ним связана любопытная история, приключившаяся с одним из внуков первого владельца, Сергеем Евлампиевичем.  

Народная молва гласит, будто в отличие от целомудренного деда Сергей Кондаков был отменным повесой, любителем острых ощущений и зрелищ. Нередко устраивал показательные кулачные бои, награждая победителей бочонком вина. А ещё славился в округе как заядлый картёжник. 

Однажды он проигрался в пух и прах, но сдаваться на милость везучим соперникам категорически не соглашался. Когда наличные совсем закончились, азартный барин поставил на кон родовое имение в Стародевичье. И – о чудо! Оставшаяся последней карта – крестовый туз — оказалась счастливой! После этого довольный Сергей Кондаков, чуть было не просадивший семейную усадьбу со всей недвижимостью, но сумевший отыграться, приказал крестьянам вырыть озеро в форме креста. В память о крестовом тузе, спасшем его от разорения. Озеро до сих пор на месте. Правда, берега Мокши и склон нижнего барского сада давно захвачены диким американским клёном да бурьяном, и очертаний креста сквозь непролазные заросли теперь не видно.  

Рождественская ёлка для сельской детворы 

Последним владельцем имения был племянник азартного картёжника, правнук Петра Кондакова – Сергей Николаевич, женившейся на наследнице знатных потомственных дворян Тамбовской губернии Любови Митрофановне Межецкой. По имеющимся сведениям, при Сергее Николаевиче в имении успешно развивалось земледелие и садоводство. Построили винокуренный завод, конюшню для лошадей и два амбара для хранения собранного урожая.  

Кстати, сельчане тепло отзывались о помещике. Анна Вахтерова рассказывала, что её дед служил у барина конюхом. И хозяин позволял ему брать почитать книги из своей солидной библиотеки. На Рождество Кондаковы обычно устраивали у себя в доме праздничные торжества, приглашая крестьянских детей.  

И сельская ребятня водила хороводы вокруг нарядной ёлки вместе с дочками помещика. Да ещё с собой каждому вручали небольшой рождественский подарок. 

Старожилам также запомнилось, что осенью сельчанам позволялось собирать урожай в барском саду. Правда, за порядком в поместье следил строгий управляющий. И все собранные фрукты он требовал сдавать ему. В награду за отработанный день каждому отсыпал ведро яблок. Но если замечал, что кто-то тайком положил хоть одно яблоко в карман или за пазуху, того больше в сад не допускал.  

Бесхозная достопримечательность  

Счастливая семейная идиллия помещиков Кондаковых оборвалась с уходом Любови Митрофановны. Она скоропостижно скончалась в 1905 году. Спустя три года, не дожив до 45 лет, умер от астмы и Сергей Николаевич. Их осиротевших дочерей Надежду, Марию, Наталью и Веру (старшей исполнилось 13 лет, младшей лишь 4 года) определили на воспитание в Московский дворянский институт.  

Имение Кондаковых до 1917 года арендовал красно­слободский землевладелец Лев Бакулин. 

После национализации барский сад перешёл в собственность колхоза, его охраняли, обихаживали, не одно десятилетие собирали отменные урожаи.   

В годы Великой Отечественной войны часть деревьев сельчане  вырубили на дрова. Но, говорят, после победы колхозники вместо спиленных посадили новые яблони и груши. Стародевиченцы до сих пор называют сад барским и считают его достопримечательностью села.  

Неслучайно полвека назад, когда под сельскую школу построили новое здание, республиканский вуз присмотрел имение Кондаковых под биостанцию. Кто-то разумно решил, что богатейшее разно­образие местной флоры (там не только более 160 видов садовых растений, но и множество дикоросов, в том числе внесенных в Красную книгу) послужит студентам отличным материалом для практических исследований. Правда, к барскому дому будущие дипломированные педагоги отнеслись по-варварски: расписали стены своими «автографами» и прочими непотребностями. Тогда участок круглогодично охранялся сторожем.  

Студенты, приезжавшие в Стародевичье в середине 1990-х, говорят, что здание ещё сохраняло признаки определенного уюта. «Нас было две группы, в общей сложности человек двадцать. Спали в комнатах на втором этаже. На первом готовили себе еду, — припоминают они. – Из окон любовались Мокшей. И особенно нравилось гулять по саду, слушать соловьиные трели. Там такой воздух!» 

Почему вуз вдруг отказался от биостанции, выяснить не удалось. Прежнее начальство сменилось новым. Новое про поместье в Ельниковском районе ничего не знает. Сельская администрация юридически не имеет права прикасаться к чужому имуществу. Зато вандалы без всякого спроса беспардонно крушат бесхозное имение. Выломали двери, половицы, повыбивали все окна, даже металлическую лестницу и ту выдрали! 

Нужен инвестор! 

Честное слово, досадно, что добротный барский дом, более века исправно служивший людям, в последние годы стремительно разрушается.  

Хотя местные энтузиасты девять лет назад высказывали идеи о реконструкции усадьбы помещиков Кондаковых.  

Учитель Стародевиченской школы Наталья Рябинина разработала проект по развитию  агротуризма на базе барского имения. Благо, дороги здесь имеются. На берегу Мокши предлагалось оборудовать купальни для отдыхающих и пирсы для любителей рыбалки. Имеются возможности организовать пешие, велосипедные и конные прогулки летом, весной и осенью, лыжные – зимой. На прилегающем к усадьбе участке планировалось разместить баню, хозяйственные постройки, мини-ферму. Желающим погрузиться в сельскую экзотику предлагалось покопаться на грядках, покосить траву и т.п. Правда, требовалось вложить средства в реконструкцию инфраструктуры. А инвестора, увы, не нашлось.   

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости