-2.4 C
Саранск
Четверг, 2 декабря, 2021

Руслан НАЧАРКИН: «Мы учились у лучших мастеров Италии»

 

Мы встретились с исполнительным директором и совладельцем мебельной компании «Оримэкс» Русланом Начаркиным в гостеприимном отеле Radisson. Молодой руководитель рассказал «Известиям Мордовии», кто главный законодатель мод в этом бизнесе, как он продавал табуретку японцам и почему для многих мебель саранской фабрики — настоящая семейная ценность. Все подробности — в новой серии проекта «Кофе-брейк».

 — Добрый день, Руслан! Благодарим Вас за согласие стать участником «Кофе-брейка». Правда ли, что в Доме Республики стоит мебель производства «Оримэкс»?

— Да, это правда. Около десяти лет назад мы оснащали несколько учреждений в центре Саранска. Среди них есть Дом Республики и Кафедральный собор Феодора Ушакова, где мы занимались отделкой трапезной. В те времена у нас был большой производственный участок по «индивидуальному пошиву» мебели.

Со временем, чтобы быть успешными на рынке, мы стали специализироваться на производстве столов и стульев. Делаем их из массива дерева с добавлением современных материалов.

— Мебельная фабрика «Оримэкс» — одна из старейших в Мордовии. Почему в начале 1990-х годов выбран именно этот вид бизнеса?

— На фабрике я представляю второе поколение управленцев. А открывал фабрику мой отец с компаньонами. Думаю, что в республике есть предприятия с более богатой историей. Но с точки зрения бизнеса, в России и Мордовии мы действительно — одни из первых.

До открытия самого первого участка деревообработки была такая компания «Оригинал акустик». Она выпускала аппаратуру для музыкальных групп. Там и нужно искать корни нашего мебельного бизнеса. С тех пор прошло много времени. В сентябре этого года мы отпраздновали 30-летие.

— Где взяли стартовый капитал?

— Стартового капитала как такового не было. Первые деньги появились, когда поставили Госфильмофонду России крупную партию плинтусов, так называемый «багет».

В 1990-е активно пошло в рост индивидуальное строительство. Мы помогали с отделочными работами в домах и квартирах. Делали кухни, двери, спальни, столы и стулья. В те времена практически ничего из этого не было даже в Москве.

— Где находили толковых специалистов и перенимали опыт?

— Собирали буквально по крупицам. Например, главные технолог и конструктор пришли с оборонных предприятий Мордовии. Они были отлично подготовлены. В 2000-е годы мы несколько лет подряд посещали различные компании в Италии. От самых мелких, где хозяин сам работает на станке, до крупных, выпускающих десятки тысяч стульев в месяц.

Были и на люксовых предприятиях. Их клиенты — знаменитости, например, Роберт де Ниро и Мадонна. Понятно, что они делают штучные вещи из эксклюзивных материалов. Кресло там может стоить около 10 тысяч евро. Мы посмотрели, как у них все устроено. И через короткое время сумели оснаститься не хуже, чем итальянские или немецкие мастера.

— Конкуренция на мебельном рынке жесткая?

— Если обратиться к экономической теории, то развитие любой бизнес-ниши упрощенно выглядит так: сначала есть несколько производителей, потом заходят новые игроки, растет конкуренция и снижается маржинальность. Из отрасли может начаться отток предприятий. Примерно так же и у нас — мебельный рынок в этом году вырастет, но динамичного роста, как раньше, не будет.

Вместе с другими российскими мебельщиками мы всех иностранных конкурентов, мягко говоря, вытеснили. Наши столы и стулья из массива выделяются ценой, качеством, сроками изготовления, сервисом. Сейчас растущая доля рынка – современные материалы: металл, стекло, камень. Здесь активно действуют китайские и итальянские производители. Но, думаю, через несколько лет мы их потесним в России и СНГ.

 — Какая мебель сейчас стоит у вас дома? Без сомнения, это собственное производство?

 — Прямо сейчас никакой (смеется – Прим. ред.). Сейчас вместе с супругой завершаем ремонт. Подбираем современную мебель, аксессуары, которые, с ее точки зрения, нам подходят.

 — Своими руками можете собрать табуретку?

— Конечно, могу! Только не уверен, что это творение удовлетворит клиента. Сейчас расскажу, как делал самую запоминающуюся табуретку в своей жизни. Это был 2000 год, Япония, программа стажировки мебельщиков. Мне нужно было национальными японскими инструментами соорудить табурет. Получилось, ну, на мой взгляд!

Стали думать, как везти ее назад. В чемодан, конечно же, не помещалась. Придумали: в Японии есть специальная улица, где продают антиквариат. Там я ее и продал. И, кстати, на эти деньги оплатил телефонные переговоры между Токио и Саранском.

— Кто сейчас законодатель мод в мебельной сфере?

— Смотрите, кто проводит самые престижные мебельные выставки. Номер один – итальянский Милан, второй – немецкий Кельн, третье место у двух крупных выставок в Китае. То, что презентуется в Милане, аналоги появляются в продаже в России через пять лет. В Кельне – через год. В Китае, – отдадим им должное, появляется сразу. Сильные дизайнеры есть в Соединенных Штатах, Японии, других азиатских странах.

Итальянцы, кстати, нередко привлекают дизайнеров из России. Для них наш сегмент «выше среднего» — ключевой. Мы не отстаем, смотрим дизайн мебели с представительских выставок, улавливаем тренды. Плюс некоторые модели придумываем сами. Потом смотришь, а твоя идея скопирована конкурентами.

— Хорошая мебель – обязательно дорого?

— Не всегда. Один из наших клиентов, очень серьезный игрок на рынке, мне недавно говорит: сейчас нужно делать модно и недорого. Чтобы хватило лет на пять. Я с ним не согласен. Мебель – это товар длительного пользования. Ее мы покупаем достаточно редко. Раз в десять или пятнадцать лет, машину меняем чаще. Поэтому всегда нужно смотреть на качество. Мировой топ – орех, дуб и бук. А общая для всех тенденция – сочетание материалов.

— Почему именно из бука?

— В 2017 году мы зарегистрировали торговую марку CASTOR, под которой как раз выходит мебель из бука. Порядка 20 процентов от всех продаж сегодня приходится на такую мебель. Бук принято считать одной из наиболее ценных пород древесины. Он обладает привлекательным внешним видом и изысканной фактурой, а также отличается повышенной надежностью. Запуск бука позволил отстроить торговую марку CASTOR от «Оримэкс» на 20-30%.

— Где можно купить вашу мебель?

— В Саранске ее предлагают несколько торговых точек в центре и спальных районах. По стране – почти во всех регионах, в городах от ста тысяч жителей. Кроме того, у нас есть заказы из стран СНГ и Чехии.

— Какой заказ был самым необычным?

— Московский партнер недавно позвонил – ему очень срочно понадобились 150 стульев в эксклюзивной ткани. Ничего, справились, успели. Оказалось, что они нужны для проведения свадьбы.

— Как вы помогаете партнерам зарабатывать деньги?

— Мы смотрим, чтобы дилер продавал как можно больше с квадратного метра. Для этого с нашей стороны есть целая система поддержки. За выполнение квартальных планов дополнительно мотивируем партнеров.

Кроме того, мы организовали онлайн-обучение для дилеров с ежемесячной переаттестацией. Сейчас свои навыки улучшают 350 человек, к зиме будет около 500. Ведь, когда вы приходите в магазин, желаете, чтобы все было не только чисто, аккуратно и классно. Нужна профессиональная консультация, чтобы вам подобрали именно то, что нужно. Исходя из бюджета, потребностей, интерьера. Это наше общее преимущество, оно дает возможность динамично развиваться вместе.

Работая с «Оримэкс» вы всегда чувствуете совершенно искреннее отношение. Вы знаете, что на фабрике у вас есть персональный менеджер. Любой вопрос он будет «пробивать» через все технологические службы. У нас был пример, когда по одной из заявок в страну СНГ в день обращения вылетел главный технолог, отложив все дела.

— Какая глобальная цель для вашей компании?

— Мы видим нашу продукцию как семейную ценность, которую можно передать по наследству. До революции в России делались шикарные дизайнерские вещи. Они были востребованы во всем мире, настоящие произведения искусства. Мы стремимся к этому, хотим построить бизнес с большой историей, минимум на десятилетия. Чтобы он и после нас развивался, создавал рабочие места и платил налоги в республике.

Знаете, пусть прозвучит избито, одно из главных природных богатств страны – лес. Неправильно, когда мы поставляем необработанную древесину в Азию или Европу. Нам самим нужно продавать за кордон готовую продукцию. Это правильная стратегия.

— Название «Оримэкс» было выбрано именно поэтому?

— Вы правы. «Оримэкс» — это оригинальный мебельный экспорт. Когда мы только изучали азы деревообработки, то планировалось экспортировать продукцию. Сейчас мы хотим занять большую часть отечественного рынка, потом СНГ, а затем двинемся в Европу.

— Что самое легкое и сложное в мебельном бизнесе?

— Главная основа — качество нашей мебели, тесно переплетенное с дизайном. Со мной не согласятся, но работа с качеством – самая легкая и кайфовая. Для нас жалоба – как подарок. Когда вы получаете рекламацию (претензию. — Прим. ред.) от партнера, – это бесценная информация. Она нужна, чтобы в режиме «ошпаренной кошки» провести изменения в компании, сделать ее лучше. Наши менеджеры должны за один час передать жалобу от клиента на нужный участок.

А самое сложное… Между 30 и 40 годами развития любой компании наступает переломный момент. Либо вы переходите на другой уровень в управлении, маркетинге, снижаете издержки, повышаете производительность труда, меняете кадровый подход. Либо вы останавливаетесь в развитии, а потом идете на спад. Об этом говорит мировой опыт.

В России свободному предпринимательству 30 лет, а в других странах этот процесс никогда не останавливался. Так вот самое сложное – не пропустить эти изменения. Нужно постоянно учиться, меняться.

— Как любите проводить свободное время?

— Не знаю хорошо это или плохо, но я всегда думаю, как нам развиваться, улучшить наш сервис. Стараюсь много читать деловой литературы и классики. Лев Толстой, Антон Чехов. Все ответы на наши вопросы уже есть в книгах.

— Каким спортом любите заниматься?

— У меня пять тренировок в неделю. Помогает держать себя в тонусе бег, плавание и большой теннис. Зимой люблю горные лыжи, катаюсь в Напольной Тавле, были в Нижнем Новгороде, Самаре, Пензе. Считаю, что у нас лучшие после Москвы и Санкт-Петербурга условия для занятий теннисом на улице Грузинской в Саранске. До пандемии всей семьей приняли участие в Казанском национальном полумарафоне. Бег рекомендую всем. Это здорово, это азарт!

Считаю, что мне повезло с семьей. Дочь активно занимается синхронным фигурным катанием, ездит на сборы в Сочи, другие города. Хочет со спортивной стезей связать свою жизнь. Сыну теннис не особо понравился. Теперь занимается плаванием.

— Кем Вы видите себя, скажем, через 30 лет?

— В мебельном бизнесе, в компании «Оримэкс». Мне нравится этим заниматься. Это в хорошем смысле «деловая игра» по перестройке среднего бизнеса в крупный..

— Какой совет дали бы людям, которые хотят стать предпринимателями?

— Совет очень простой. Начинайте и пробуйте. Где-то прочитал, что в нашей стране хотели бы иметь свое дело более 60 процентов людей. Причем это касается не только молодых. Можно и нужно начинать людям с опытом, состоявшимся в определенной сфере.

В 1990-е годы сделать бизнес было легко. А сейчас это сделать намного легче. В нашей республике огромное количество программ по открытию своего дела, много полезных семинаров в онлайн и оффлайн-форматах. Потрясающие возможности для запуска дают социальные сети, второй год бурно развиваются маркетплейсы. Дерзайте!      

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img
spot_img
spot_img

Последние новости