11.8 C
Саранск
Четверг, 29 сентября, 2022

«Пожестче бы надо!»: как живет ушедший на карантин райцентр Мордовии

 

Власти Ичалковского района Мордовии официально объявили карантин в райцентре Кемля. Жителям теперь запрещено покидать свои дома, в общественных местах обязательным стал масочный режим, а на въезде в село выставили пропускные посты. Причиной таких мер стал резкий рост числа заразившихся коронавирусом в райцентре. Еще неделю назад их было трое, а сейчас – уже семнадцать. Как изменилась жизнь населенного пункта, и почему местные настаивают на усилении ограничительных мер – выяснял корреспондент «ИМ».

«Лишканули мы!»

Новость о введении ограничительных мер (карантина) в Кемле была опубликована в ичалковской газете «Земля и люди» 21 апреля. В этот же день на въезде в райцентр появились посты ДПС и бетонные блоки. Перекрывать республиканские дороги местные власти права не имели, но въезд в село из других населенных пунктов района был заблокирован намертво. На жителей райцентра решение властей подействовало, как красная тряпка на быка. Шквал негодования в социальных сетях, высказанный в адрес районного руководства, заставил последнее спешно изменить свое решение. Уже на следующий день бетонные блоки на въезде в Кемлю исчезли.

2 f97c1

— Лишканули мы, конечно, — виновато кивает глава Ичалковского района Мордовии Валентина Дмитриева. – Но мы быстро признали свою ошибку, и блоки убрали. Вы же въехали к нам, и вас никто не остановил! Хотя… Вы же из Саранска, а эту дорогу мы перекрыть не имели права…

«Было две кассы, осталась одна!»

Мой беспрепятственный въезд в Кемлю, действительно, слабо вяжется с сообщениями о введении карантина. Да и сам карантин, честно говоря, в глаза бросается не особо. Люди на улицах Кемли есть! Машины – тоже! Да, пустовато, да, одиноким выглядит бронзовый Ильич в местном сквере! Отмечать очередной день рожденья в первый день карантина ему, наверное, особенно обидно! Да, все прохожие в масках, но…

— Да не стало у нас посетителей меньше! – улыбается сквозь «защитный намордник» продавец Оксана в местном алкогольном магазине. – Как покупали водку, так и покупают!

Впрочем, не нужно считать откровения продавца обвинением в алкоголизме в адрес местных жителей. В разгар пандемии граждане России открыли для себя необычное свойство национального напитка. Оказывается, он является еще и прекрасным антисептиком. И хоть в местных аптеках нет недостатка в заводских дезинфицирующих средствах, к водке у нас доверия завсегда больше.

— А вот масок у нас нет, раскупили! – признается продавец коммерческой аптеки Денис. – Но завтра должен быть очередной завоз. В государственной аптеке их тоже нет, не ищите!

3 7349e

Я задаю Денису тот же вопрос, что и Оксане.

— Да как вам сказать, — пожимает плечами мужчина, — с одной стороны болеть люди, конечно, не перестали. А с другой – раньше у нас в аптеке было две кассы, а теперь осталась только одна.

— Карантин?

— Так официально его же у нас нет, только ограничительные меры.

— А как быть с этим? – демонстрирую продавцу сообщение о введении карантина в Кемле на экране своего мобильника.

— С этим? – Денис на секунду задумывается. – Так с этим вам лучше в администрацию обратиться. Здесь как раз недалеко. Пройдете сквер, и упретесь в большое здание. На нем флаг, так что не ошибетесь!

И вот я уже в «святая святых».

«Да разве это много?!»

— А вдруг вы нам коронавирус привезли?!

— Что, думаете, он прямо в рюкзаке у меня?!

— Мало ли!

В приемной главы района, конечно, удивляются, узнав, что журналист из Саранска уже «идет по коридору», но в разговоре не отказывают. Быстро измеряю температуру на первом этаже, обрабатываю руки, — и вот вам здрасьте!

— Нет-нет, за соседний стол! – глава района держит меня на расстоянии, но я не в обиде. Дело в том, что Кемля сейчас страдает не за свое. Злосчастный вирус сюда завезли именно приезжие. Все началось с двух женщин из соседнего Большеигнатовского района. Они поступили в местную больницу с клиникой ОРВИ. Медперсоналу о своих контактах с зараженными коронавирусом москвичом не сообщили. А когда это выяснилось, было уже поздно. Семнадцать подтвержденных случаев за неделю для райцентра с населением в четыре тысячи семьсот человек – многовато! В Кемлю тут же прилетело постановление главного санитарного врача о введении ограничительных мер (карантина). Кемле ничего не оставалось, кроме как тяжело вздохнуть и ответить: «Есть!».

— И как думаете, поможет, ведь людей на улице все равно много?

— Да разве это много?! – не соглашается Валентина Дмитриева. – Вы бы видели, сколько людей на улицах раньше было. Вот в этом сквере всегда ребятишек полно было. А сейчас?! К тому же, не всем ведь запрещено выходить на улицу. Органы власти работают. Магазины, аптеки – тоже. Да и людям же нужно выйти за продуктами или в аптеку!

«Приезжих из Воркуты поехали воспитывать!»

Глава района не берет на себя смелость утверждать, что все возможные очаги распространения коронавирусной инфекции в Кемле установлены. Но к приезжим здесь отношение теперь особое.

— Люди продолжают приезжать, — рассказывает Валентина Дмитриева. – Но все они у нас теперь на контроле. С телефонами и адресами. Контролируем даже тех, кто приезжает на железнодорожную станцию Оброчное. Буквально сегодня туда приехали два человека из Воркуты. Так прямо на перроне их встретили наши сотрудники, вручили предписание о необходимости самоизоляции на две недели. Женщина нормально к этому отнеслась, а вот ее спутник, заявил, что даже получать этот документ не будет. Так вот сегодня к нему заместитель главы района вместе с участковым поехали воспитывать! И нам даже люди здесь говорят: «Пожестче надо!».

4 653b9

Я не завидую главе района, когда спрашиваю: «Как выглядит это самое пожестче в масштабах райцентра?». Ведь власть здесь совсем не та, что в крупных городах. При желании ее и руками пощупать можно, и в лицо многое высказать. И Валентина Дмитриева это прекрасно понимает. Поэтому, объясняя свое видение ситуации, подчеркивает, что начинать нужно с себя.

— Как представитель органов местного самоуправления я имею право ездить, куда мне необходимо, — объясняет глава района. – Но это не значит, что я могу просто так поехать в соседнее село в баню, например. Все поездки должны быть связаны с необходимостью исполнения служебных обязанностей. И люди должны это видеть! Кто-то, конечно, может посчитать кощунством, что мы просим людей не ходить на кладбище, ведь мы сейчас отслеживаем все похороны. Говорим, что отпевание должно быть заочным, а на поминках могут присутствовать только самые близкие родственники умершего. Я понимаю, что, говоря все это людям, я могу стать для них врагом №1. Но, если ситуация с заболеваемостью будет ухудшаться, виноватой в этом в глазах людей тоже буду я!

«Только помолился, сразу деньги перечислили!»

В пустом помещении местного храма грустно перебирает четки отец Иван. На входе всем прихожанам обрабатывают антисептиком руки и дают маски. Кто может – платит за это, кто нет — получает бесплатно. Вот только прихожан в храме совсем нет. В борьбе с коронавирусом светская и церковная власти райцентра проявили трогательное единодушие. Глава района попросил верующих молиться дома, настоятель поддержал.

5 0b4f8

— Береженого – Бог бережет! – говорит отец Иван. – Вот приходят ко мне верующие, говорят, что хотят помолиться, а им не дают. При этом они видят, что в каком-то магазине могут нарушаться санитарные нормы, что работают органы власти, аптеки, предприятия. И мне задают вопрос: «Почему так?». Но я пытаюсь им объяснить, что нынешняя ситуация – это хорошая школа для христиан! Чтобы проявить свое смирение. И я очень рад за наших людей! В этой ситуации я наблюдаю, что наш народ повзрослел. И я сейчас получаю такую поддержку от людей, которой даже не ожидал. Вот у нас в храме сейчас иконостас строится. И здесь вот эта вот вся ситуация! Сразу финансовые затруднения возникли. Но ведь за работу мне нужно платить. И я молился, просил Господа о помощи. И только помолился, мне приходит сообщение от друзей из Москвы. Они пишут, что заболели, не могут в храм прийти, просят помолиться за них и принять помощь. А мне как раз нужно было 14700 рублей за работу заплатить. А они мне 15 тысяч перечислили. И другие люди перечисляли. В итоге весь иконостас оплатили люди, от которых я даже не ждал помощи! Я к чему это говорю: не оставляет нас Господь!

Алексей КОНСТАНТИНОВ

Р.S. За минуту по дороге, разделяющей районную администрацию и церковь, проезжают три автомобиля. По тротуару за это же время проезжает один велосипедист. Через сквер, где стоит бронзовый Владимир Ильич, проходит один мужчина с открытым лицом и одна женщина в маске. Постов на выезде из райцентра нет. 

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости