-13.1 C
Саранск
Воскресенье, 4 декабря, 2022

«Помянник»: на канале «Спас» впервые был показан документальный фильм о роде Фавстрицких

 

«Помянник» — это фильм о старинном священническом роде Фавстрицких, служивших в Мордовии и на Алтае в начале XX века. Семь сыновей только одного представителя этого рода стали священниками, а дочь монахиней. Судьба всех семи братьев трагична, а за годы советской власти даже память о них была почти стерта, семейный архив уничтожен, потомки разрознены. Поиски, начатые Татьяной Фавстрицкой, привели к восстановлению сведений о всех священниках этого рода, которые были упомянуты в некогда утраченном семейном помяннике. Это благое начинание объединило потомков рода, позволило по крупицам собрать историю служения и гибели братьев Фавстрицких, найти и перезахоронить останки одного из его представителей.

Непререкаемый  авторитет

В 2006 году в селе Селищи Ичалковского района состоялось перезахоронение праха священника Сергея Алексеевича Фавстрицкого, отца Сергия.   Перезахоронили тогда и трех клириков, останки которых были обнаружены при раскопках прежней предалтарной части. Теперь их могилы находятся напротив алтаря Успенского храма. На погребении были все многочисленные потомки отца Сергия.

Род Фавстрицких в Селищах считается коренным, и мало кто знал, что в начале прошлого века молодой протоиерей с женой Ольгой и тремя детьми приехал в мордовскую деревню проповедовать слово Божье из Симбирской губернии. Здесь, в Михайло-Архангельской церкви, его ждал большой приход: 888 мужчин, 951 женщина. Семье священника предоставили церковный дом в пять комнат. В самой большой комнате стояло пианино, на котором матушка Ольга играла сама и обучала игре своих детей. Отец Сергий стремился в первую очередь дать своим чадам хорошее образование. Знакомились они и с образом жизни мордвы. Все дети говорили на двух языках: русском и мордовском.

У священника дел хватало — службы, проповеди, отпевания, крестины.  Но, несмотря на заботы, отец Сергий открывает Воскресную школу, куда стали прибегать крестьянские ребятишки. За обучение могла взяться и матушка Ольга, она была учительницей, но домашние хлопоты и новое пополнение в семье не оставили ей такой возможности. У батюшки же времени помочь жене, наверняка, не оставалось. Его голова и руки нужны были и в церковных делах, и в школе, и при оказании медицинской помощи. Он слыл хорошим врачевателем. Имел ли священник какие-то навыки, или лечил молитвой и травами, неизвестно, но в последующем многие из рода Фавстрицких знали толк в лекарском деле. К одной из них, бабе Клаве, частенько приносили детей, как и отец, она спасала от многих недугов. К ней как-то пришла молодая сноха брата Татьяна.

От веры не отступил

С того посещения, собственно, и начались все события. «Я заболела, свекровь посоветовали пойти к нашей родственнице, — рассказывает Татьяна Фавстрицкая. —   Захожу в дом и вижу в углу много-много икон — вся передняя стена. А еще фотографии, где запечатлена семья священника, еще на одной —  церковная служба. Мой любопытный взгляд баба Клава без внимания не оставила: «Что же, — говорит она, —  или ты не знала, что попала в поповский род?» Честно говоря, меня лишь удивляла необычная фамилия мужа. Она явно была не мордовского происхождения». Заинтересуйся Татьяна, может, больше бы узнала, да, видимо, время тогда не подоспело.  Что рассказала про своего отца баба Клава, то, правда, запомнила: «Когда коммунисты начали «озоровать», с батюшки нашего сорвали крест и заставляли снять облачение священника. Но он этого не сделал. Тогда его полураздетого, босого отправили на торфяные разработки, а была середина зимы. Там отец заболел сыпным тифом. И его выпроводили домой — умирать. Он ночью доехал до станции Оброчное и оттуда тридцать километров в зимнюю стужу босиком шел до Селищ. Дома ждала его матушка Ольга с детьми мал мала меньше. Самому последнему было всего полтора года».  По некоторым версиям, отца Сергия отвезли в тюрьму города Ардатов, откуда сначала отправили в село Чамзинка, в концентрационный лагерь для священников и недовольных советской властью, а оттуда – на торфоразработки, где простуженный, избитый, разутый и раздетый отец Сергий заболел тифом. В начале апреля 1923 года его отправили домой.

После возвращения он уже практически не вставал, а вскоре объявил своей пастве, что ему было видение и он умрет на Пасху. Когда в Христово Воскресение рано утром зазвенели церковные колокола, все знали – это по отцу Сергию. 

Возвращение

«Бог имена своих мучеников, пострадавших за веру, открывает», — говорят верующие. Но возвращение не было легким.  Это сейчас родственники отца Сергия облегченно вздохнули, больше всего Татьяна. Она приходится женой правнука священника. «Я была в смятении, чувствовала, что надо восстановить справедливость, надо найти останки нашего деда и достойно предать земле, — говорит женщина, — своими мыслями я поделилась с отцом Иваном, протоиереем Кемлянского прихода, — он мне сказал, что все мои треволнения неспроста.  Татьяна обратилась в Макаровскую церковь, к отцу Феофану, тот также благословил ее на доброе дело. Вскоре было получено благословение Владыки Варсонофия на перезахоронение отца Сергия. Внуки, правнуки, праправнуки отца Сергия начали искать могилу деда-священника. Елена Буянкина приходится праправнучкой. Она рассказала нам  удивительные вещи: «Никто не знал, где точно был похоронен наш дедушка, чтобы как-то облегчить наши поиски, он приходил к нам на помощь во сне. Во сне я увидела раскрытую Библию, на странице текст в три абзаца. В первом говорится о хлопотах и заботах, которыми мы повязали себя, о том, что легки они не будут.  Во втором абзаце сказано: «От подножия могилы женщины, которую вы найдете, отсчитайте несколько шагов. Не надо отходить ни вверх, ни вниз, а именно по этой линии вы найдете меня». Содержание третьего говорило о том, что за свои старания бог нас не раз, а сотни раз и более отблагодарит».

Зная лишь примерное местоположение могилы, копали наугад. Этот участок многие десятилетия был дорогой и казался гранитным монолитом.  Все четыре могилы нашел дядя Миша, он приходится мужем правнучки отца Сергия. Селищинский балагур и шутник, любитель крепкого словца был, пожалуй, единственным человеком, который не бросал лопаты. Он и нашел первые останки. Казалось, дело сделано. Каково же было удивление, когда экспертиза показала — череп принадлежит женщине. Потянулись новые дни поисков. Раскопана огромная площадь, были найдены еще останки двоих церковнослужителей. Только когда вспомнили «подсказку» и отошли на несколько шагов от женской могилы, как и было предсказано во сне, были найдены останки отца Сергия. Они очень хорошо сохранились. В отличном состоянии были риза, костюм, одетый поверх нее, также крест, внутри которого, по всей видимости, хранились святые мощи. Удивительно, но за 84 года риза не потеряла свой изумрудный цвет.       Компьютерная экспертиза отдела криминалистики МВД подтвердила: останки принадлежат Сергею Алексеевичу Фавстрицкому. Вспоминает праправнучка священника: «Опять сон. Я видела, как отец Сергий обращался к людям и словно говорил: «Подойдите ко мне ближе, не бойтесь». Казалось, он, как и прежде, готов был помочь всем страждущим». Отец Сергий ныне погребен перед алтарем Успенского храма с. Селищи.

На его могилу  приезжают со всех уголков России. Здесь верующие получают утешение и исцеление.

Светлана Пивкина.

По семейному преданию, Фавстрицкие – польский княжеский род.  На рубеже XVII и XVIII веков князь Алексей Фавстрицкий, имевший тайные связи с Петром I, участвовал в заговоре, имевшем целью свержение польского короля Августа. Заговор провалился, и Фавстрицкие бежали в Россию, где получили в дар от царя Петра имение под Оренбургом.

Поделиться
-

Новости партнеров

Последние новости