18 C
Саранск
Среда, 14 апреля, 2021

Полицейский из Саранска решил искать правду

 

Два года колонии-поселения с лишением права работать в правоохранительных органах – такое наказание запросило гособвинение для 34-летнего полицейского Евгения Нарайкина. Оперуполномоченный отдела полиции №4 УМВД России по городскому округу Саранск оказался на скамье подсудимых за «служебное рвение». По версии следствия, ради хороших показателей он заставил человека при­знаться в преступлении, которого не совершал.

Уголовное дело было возбуждено по мате­риалам УФСБ по РМ, его рас­следованием занимались следователи  отдела по осо­бо важным делам СУ СКР по РМ.

{module Реклама от РСЯ в теле статьи, блок № 1}

 В 2015 году из припаркованных во дворах домов на Светотехстрое автомобилей украден электроинстру­мент и аккумуляторы. Преступление два года оставалось нераскрытым, а в 2017-м давнюю кражу опер решил списать на обвиняе­мого по другому уголовному делу Сюбаева.  Чужого имущества он не брал, но согласился взять этот грех на себя, и написал явку с повинной. После проверки материалов дела прокуратурой подлог рас­крылся. На опера завели дело, которое летом прошлого года передали в суд, сейчас его рассмотрение находится на финальной стадии.

В понедельник, 25 февраля, в Пролетарском районном суде состоялись прения сторон. Потерпевший по делу – Равиль Сюбаев находится в зале суда, его держат под стражей. Он отбывает очередной срок в Зубово-Полянском районе, на время судебных разбирательств рецидивиста этапировали в Саранск.

{module Реклама от РСЯ в теле статьи, блок № 2}

Гособвинение считает, что в ходе судебного разбирательства вина Нарайкина была доказана. Однако сам обвиняемый своей причастности к преступлению не признает.

Выступая  в прениях, Нарайкин сетует на то, что гособвинение подвергает сомнению слова сотрудников полиции, но предлагает верить человеку, который неоднократно совершал преступления. «На все вопросы в суде потерпевший отвечал: «Не помню». Или вот, например, утверждал, что в момент, когда совершались кражи, находился на работе в городе Москве. При этом он не смог назвать организацию, где трудился в то время, даже номер мобильного телефона, которым он пользовался в тот период, не сказал.

Потерпевший записывал наши разговоры, вы все их слышали, там нет угроз, я даже голоса не повышал. Сюбаев сам говорил: «Нарайкин никаких угроз в мой адрес не высказывал, я просто испугался, потому что он сотрудник полиции». Извините за жаргон, но не верится, что уркаган боится полицейского! Ведь он не раз отбывал наказание за тяжкие преступления. Вместе с сообщниками они врывались в дома пенсионеров, одной бабушке, требуя денег, надрезали ухо, у дедушки подожгли одеяло. У человека нет принципов, и он испугался меня?»

{module Реклама от РСЯ в теле статьи, блок № 3}

Нарайкин долго рассказывает обо всех похождениях Сюбаева, а ближе к завершению большой речи, не забывает упрекнуть и следствие за поверхностные допросы.

«Свою вину я не признаю! Все равно буду искать правду», — так завершает выступление подсудимый.

После речи адвоката суд удаляется в совещательную комнату.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться