23 C
Саранск
Суббота, 15 мая, 2021

«На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы…»: инженер-испытатель Юрий Земсков – о службе на Байконуре

 

16 лет жизни отдал службе на легендарном Байконуре уроженец Мордовии Юрий Земсков. 12 апреля для него — особый праздник. Вчера весь мир отмечал 60-летний юбилей первого полета человека в околоземном пространстве. С такими же молодыми энтузиастами, учеными, инженерами и конструкторами строил Юрий Земсков стартовый комплекс в Казахстане, с которого отправлялись космические аппараты.

Опасная работа отняла здоровье, однако Юрий Николаевич ни о чем не жалеет. После отставки подполковник космических войск  обосновался в поселке Примокшанский Ковылкинского района, посвятив себя, как и космонавт Алексей Леонов, любимому занятию — живописи.

— В начале 1960-х я, как молодой специалист в области космонавтики, прибыл на главный космодром страны — Байконур, получив новое назначение. Здесь предстояло прослужить мне шестнадцать лет — до 1979 года. Пришлось быть непосредственным участником всех запусков в открытый космос советских космических кораблей с их экипажами. Имена наших космонавтов-первопроходцев в те годы были известны всему миру. Подготовка кораблей к запуску осуществлялась под непосредственным руководством академика Сергея Павловича Королева, — вспоминает Юрий Земсков. — Хорошо помню выдающихся наших академиков Владимира Николаевича Челомея, Михаила Кузьмича Янгеля, внесших неоценимый вклад в освоение космоса. Непосредственным моим руководителем был крупный специалист в области космонавтики Анатолий Иосифович Могила. Под его руководством испытывались стартовые комплексы для запуска «Протонов» и других ракет этого типа, предназначенных для выхода на околоземную орбиту и к планетам солнечной системы — Луне, Марсу, Венере. За время моей работы на Байконуре было осуществлено 70 запусков «Протона», вес такой ракеты — около 700 тонн.

На техническом персонале лежала особая ответственность за безопасность осуществляемых космических полетов на кораблях с людьми на борту. Люди обладали большим профессионализмом, добросовестным отношением, смелостью и мужеством. Каждый рисковал служебным положением, личной безопасностью. Ведь при запуске ракеты всякое могло произойти. И происходило. Не всегда, к сожалению, запуски гигантских ракет были успешными. Случались аварии. При огромном напряжении людей и технических средств покорялся нам космос. Место для космодрома было выбрано в казахских степях очень удачно, на экваторе, согласно законам физики, запущенная отсюда космическая ракета взлетает на максимальное расстояние. Все служившие на Байконуре жили в городе Ленинск.

— К 1969 году, когда американцы высадились на Луне, у нас была готова только беспилотная «Луна-15», которая должна была взять грунт и вернуться на Землю. Председатель госкомиссии просил нас сделать все возможное, чтобы опередить соперников в космической гонке, — вспоминает Юрий Земсков. — С переменным успехом завоевывали мы с американцами космос, который должен служить во благо всем народам Земли.

Между космонавтами и инженерно-техническими специалистами Байконура сложились дружеские, самые теплые отношения.

— Мы были коллегами по общему для всех нас делу. Правда, весь мир знал только их, первых наших покорителей космоса. Они не страдали «звездной болезнью» несмотря на всемирную славу, оставались простыми и доступными в общении людьми. Мы же, как правило, оставались в тени. Я тогда очень гордился, что являюсь тезкой космонавта №1, – улыбается Юрий Николаевич. — Неоднократно встречались с космонавтами на космодроме, в городке, где проживали служащие технического персонала. Юрий Алексеевич Гагарин запомнился мне как очень общительный, коммуникабельный человек, с широкой улыбкой на лице. Он всегда был в гуще масс, охотно фотографировался, раздавал всем желающим автографы. В качестве председателя Государственной комиссии по запуску космических аппаратов часто на Байконур приезжал космонавт №2 Герман Титов. Настраивал всех нас на спокойный и деловой ритм работы.

Смелый и мужественный офицер Юрий Земсков нередко готов был грудью броситься навстречу опасности, чтобы предотвратить катастрофу. В интервью корреспонденту Юрий Николаевич поведал, что однажды при испытании ракеты он оказался на волоске от смерти. «За час до запуска очередного «Марса» выяснилось, что топливо не поступает в баки. Казалось бы, все рассчитано по минутам, аппараты стартуют с точностью до секунды и… вдруг нештатная ситуация. Вдвоем с напарником-добровольцем самовольно надели спецкостюмы и отправились вручную устранять неисправность. Риск – огромный, каждую секунду можно взлететь на воздух. Никто не верил в благополучный исход, но все сложилось, удачно. Старт прошел успешно».

За допущенное «самоуправство на старте» Юрий Земсков был удостоен ордена Красной Звезды. По словам инженера-испытателя, таких моментов в героической летописи нашего легендарного земляка было немало. Одной из самых дорогих наград Юрий Николаевич считает для себя медаль, которую он получил из рук советского академика-наставника В. Челомея.

— Шестнадцать лет прослужил я на Байконуре. Прибыл туда в звании капитана, оставил службу — подполковником. Гляжу на старые черно-белые снимки прошлых лет, сразу вспоминаю тех, с кем довелось служить на космодроме Байконур, — глаза ветерана повлажнели от воспоминаний, перенесших его в ту космическую эпоху героических подвигов советских людей.

После отставки в 1979 году подполковник космических войск Юрий Земсков вернулся в родные края. Его долго уговаривали остаться, но организм больше не мог выносить ракетного топлива. На покое Юрий Николаевич посвятил всего себя живописи, к которой пристрастился будучи курсантом. Времени свободного стало больше, по выходным выезжал на природу — писал близкие сердцу пейзажи родной мордовской земли. Картины с видами примокшанского края — основная часть его работ. В местной средней школе преподавал рисование. Вместе с ребятишками, прихватив мольберты, кисти и краски, уходил с утра в лес, на луга, располагался на берегу Мокши. Около ста полотен написано сельским художником-любителем Земсковым. На художественных выставках они всегда получали высокую оценку почитателей его творчества.

Петр САМСОНКИН, специально для «Известий Мордовии».

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться