10.7 C
Саранск
Среда, 28 сентября, 2022

Маршрут перестроен! Спецкор «ИМ» рассказывает о том, как водитель предполагает, а фирма — располагает

 

Работа водителя-дальнобойщика полна неожиданностей. Ты можешь по километрам распланировать маршрут, по минутам рассчитать время прибытия на место. Но это ничего тебе не гарантирует, ибо, как известно, человек предполагает, а кто-то за него располагает. Хорошо, если это-Бог! Но в водительском случае этим кем-то, как правило является менеджер, диспетчер, заказчик.

Хоть бей, хоть — в Реж!

-В смысле!? — звонок диспетчера застает нас на объездной Екатеринбурга. До места разгрузки остаётся не больше двадцати километров. Антон с напряжённым лицом слушает указания.

-Короче, не едем мы с тобой в Новосибирск! — «радует» водитель.

-В смысле!? — я реагирую на новость так же, как Антон минутой раньше.

-Нам предписано сдать груз, и грузиться обратно на Саранск.

Ни водитель, ни я пока ещё не знаем, что случилось, но настроение как-то сразу падает. Природная склонность к бродяжничеству, помноженная на профессиональный азарт ещё пару дней назад настроили нас на длительный двухнедельный переезд. К рухнувшим в одночасье планам добавляется неопределённость с разгрузкой. Несколькими часами ранее получатель груза сообщил Антону, что сможет разгрузить его не раньше завтрашнего утра. На предприятие, куда мы едем, с отставанием в несколько часов от нас идёт ещё одна машина. И получателю удобнее разгрузить нас вместе, чтобы не нанимать кран дважды.

-Это нам теперь до утра стоять придётся! — Антон заметно расстроен этим обстоятельством, но делать нечего. Работа — есть работа! И приятные неожиданности в ней иногда тоже случаются. Звонит, например, получатель груза и сообщает, что его планы снова изменились. Нас готовы разгрузить сегодня. Одновременно проясняется ситуация с обратным рейсом на Саранск. В ста километрах от Екатеринбурга есть небольшой городок Реж. Следующим утром мы должны прибыть на местный завод по утилизации боеприпасов, загрузить двадцать тонн дроби, и доставить этот груз на одно из предприятий мордовской столицы. Дальше — без сбоев. Разгружаемся, быстренько варим супчик, добиваем остатки новотроицких деликатесов, и рвем в Реж.

-Мне вот просто интересно, что же все-таки произошло с нашим рейсом, — глубокомысленно замечает Антон, паркуясь в темноте возле проходной режского завода.

-Мне тоже!

«Козья тропа»

После загрузки нас ждёт новый сюрприз. Диспетчер сообщает, что возвращаться в Саранск мы должны другой дорогой — через Челябинскую область и Башкортостан по федеральной трассе «М-5 Урал». Но до неё ещё добраться нужно! Хорошо, супчик с вечера остался! Быстренько «закидываем дровишек в топку», и — вперёд, на Красноуфимск. Я не пойму, зачем нам это нужно, но «в дом входя, хозяев не бьют!», поэтому я помалкиваю.

-Да все на самом деле просто, — объясняет Антон. — Маршрут диспетчеру выдаёт компьютерная программа. По километражу, этот путь немного короче, чем тот, которым мы ехали на «Катю». А то, что до федеральной трассы нам придётся ехать «козьей тропой», диспетчер может и не знать, он за компьютером, а водитель за рулём! Но задача диспетчера рассчитать время в пути до загрузки так, чтобы не было опозданий и не загнать водителя.  В случае очередной подобной погрузки уже будут знать, как лучше ехать.

И хоть Антон немного преувеличивает, дорога здесь действительно не айс. 350 километров едем по «стиральной доске» не больше шестидесяти километров в час.

Водитель очень недоволен:

-Пойми, я переживаю исключительно за машину! — объясняет Антон. — Это же — кормилица моя. А по таким дорогам ходовую за год можно так ушатать, что её потом не узнать будет. И придётся мне вместо того, чтобы работать, стоять в ремонтной зоне! А мне это нужно?!

Такими противоречиями наполнен практически весь нелёгкий водительский труд. С одной стороны нужно вовремя доставить груз, с другой — тебя могут загрузить с опозданием! С одной стороны тебя отправляют по короткому пути, с другой — там такая дорога, что лучше намотать лишнюю сотню километров по федеральной трассе! С одной стороны вроде бы существует знаменитое водительское братство, с другой — каждый в первую очередь печется о собственной выгоде.

-Среди нас даже такие персонажи попадаются, которые, за помощь на дороге могут с тебя двести рублей попросить, — сплевывает Антон. — Жлобы! Человек, к примеру, зимой завестись не может, просит помощи по рации. А ему отвечают: «давай две сотни, щас подъеду!». А с другой стороны, если все время надеяться на помощь коллег, без штанов можно остаться!

Трасса

М-5 — основная транспортная артерия, соединяющая запад и восток страны. Количество грузового транспорта, ежедневно передвигающегося по ней, можно обозначить лишь чисто русским числом «до хрена!». Если кто не знает, это, как отсюда до чёртовой матери. Башкирский участок трассы сейчас активно ремонтируется, а потому плотность движения здесь заметно выше, чем в других регионах. На узких участках большегрузы идут практически в обнимку, дыша в затылок друг другу. Уже в потемках плотности движения на М-5 добавляет наш «Мерс». В светлое время суток мы прошли чуть больше четырёхсот километров. Это мало! Ведь мы в пути уже одиннадцать часов. Да, были остановки на обед и туалет, но все равно средняя скорость движения всего 45 километров в час.

-Это все из-за того, что у нас были эти 350 километров плохой дороги, — объясняет водитель. — Теперь потихоньку будем наверстывать.

Нам пора становиться на ночлег, но припарковаться на обочине нельзя, а специально оборудованные стоянки нам не подходят. Антон показывает мне список регламентированных транспортной компанией «Дентро» стоянок на трассе М-5. До ближайшего такого места нам ещё около пятидесяти километров.

-А почему вам нельзя останавливаться на других стоянках? — нервно спрашиваю водителя. Четвёртый день путешествия в кабине, кажется, окончательно превращает мою пятую точку в квадрат.

-Ну опять же, это же не мы решаем, — объясняет водитель. — Скорее всего, когда-то давно, или не очень давно на одной из запрещённых сегодня для нас стоянок произошёл какой-то неприятный инцидент. И это место для нас, если можно так выразиться, в чёрном списке. Также запрещено вставать на стоянки без охраны, без камер, я уж не говорю о стоянках без забора.

«Мне снова будет скучно!»

-Осторожно, впереди ремонтные работы! — навигатор женским голосом предупреждает нас о препятствии на дороге.

-Ты ж моя рыбочка! — как и большинство водителей, Антон любит поговорить. Мне вообще кажется, что дальнобойщики — очень одинокие люди. И вроде все у них есть, и дом, и семья, и дети. Вот только все это где-то далеко. А здесь и сейчас — только бесконечная дорога и ты!

-Максимальный срок моей командировки был три месяца, — рассказывает Антон. — Представляешь, три месяца я не был дома!

Антон живёт в Краснодаре, там у него жена, две дочки, внук и родители. Но получить рейс в родные места — сродни премии. И даже, когда удаётся заскочить домой, его снова начинает тянуть в дорогу. Он спрашивает, есть ли у меня мечта, и делится своей. Он хочет домик в деревне, собственную пасеку, корову и лошадь — деревенское детство не отпускает. Возможно, когда-нибудь такой день настанет, а пока ему на телефон приходит новое задание. После разгрузки в Саранске он в этот же день должен получить новый груз в Комсомольском и отвезти его в Тверь. И он готов к этому. Уже распланирован маршрут, намечено время выезда. Но он ещё не знает, что по приезде в столицу Мордовии его не смогут разгрузить, и рейс на Тверь придётся передать другому водителю. А он останется возле проходной предприятия ждать, когда ему сделают пропуск. Он может только предполагать, но располагают его судьбой совсем другие люди.

-Вот сейчас ты сойдешь, и мне снова будет скучно! — признается Антон на подъезде к Саранску.

Я понимаю его, и я тоже буду скучать. Может быть, мне в дальнобойщики податься?!

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости