16.2 C
Саранск
Четверг, 6 мая, 2021

«Куда кирпич суешь?!»: Печник Андрей Никитин из Дубенского района делится секретами своего ремесла

 

Три года назад в окрестностях села Чиндяново Дубенского района в воде природного источника «Тантей лисьма» обнаружили ионы серебра.   О нем расскажу позже, а на этот раз дорога в большое эрзянское село привела меня   к местному жителю   Андрею Никитину. До Чиндянова она из асфальта, но оставшиеся до   дома Андрея километра два   преодолевал почти полчаса по колдобинам и ухабам. 

Сокровище дома — теплый очаг   

Андрей Никитин – мастер   редкого теперь ремесла, представителям которого режиссер Владимир Храмов посвятил фильм «Печники» по мотивам рассказа Александра Твардовского. Молодой учитель (актер Николай Бурляев) приехал после войны работать в сельскую школу. Жилье ему предоставили, но печка в доме оказалась никудышной.  Весь фильм   построен на стремлении учителя наладить дымящую печь, чтобы мог он воссоединиться с оставшейся в городе семьей. Теплом в учительском доме   озабочен и военком в исполнении Олега Табакова. Он сам хотел переложить печь, но тут за дело взялся настоящий печник, который до этого учителю отказал.  Сам он печь   не клал, но руководил всем процессом.  Попыхивая самокруткой, поучал учителя и военкома: «А ты куда кирпич суёшь? Разбирай, разбирай!».  Зато работа шла неторопливо, душевно, как мелодичная песня. И вот молодой учитель уже встречает приехавшую к нему жену с ребенком, и эта сцена   показывает   простые человеческие ценности, одна из которых — теплая печка в доме.  

— И я   люблю этот фильм, — признается Андрей Никитин. — Не только потому, что сам складываю печи, но и как человек, которому не понаслышке   знакома работа сельского учителя. 

Никитин – выпускник пединститута, работал физруком в Николаевке и Дубенках. В его роду были печники, но сам он к печному делу приобщился после того, как в Калининградской области   поработал в гостях подручным у дяди-печника. «После окончания работы дядя меня похвалил, а я спросил его: «Получится из меня печник?».  И услышал: «Нет». Такой ответ меня очень задел. И когда приехал домой, решил самостоятельно   сложить русскую печь, которая для меня и сейчас — как первая любовь.  С обратной ее стороны   — камин и голландка.   В печи моя Ольга Гавриловна печет хлеб, варит щи, готовит жаркое. Голландка греет зимой дом, а камин в любое время года — как островок семейного уюта. Это в каждом доме настоящие сокровища!».  

У печников – свои традиции 

Недалеко ушло время, когда арсенал инструмента печника был не так разнообразен. И сегодня в нем   кельма, насека, шнур-причалка, киянка, лопата для размешивания глины. Но отвес для выверки углов уступил место уровню. А вместо молотка-кирочки и у Никитина станок для резки и обтачивания кирпичей, болгарка. Все это не только облегчило работу, но и открыло новые возможности для оформления самой печи. В день моего приезда к Андрею он заканчивал кладку русской печи в доме   соседа. Мастер украсил ее кирпичами с овальными краями, каких в продаже видеть не приходилось. «Их и не продают, — сказал печник. – Я сам на станке придаю обычным кирпичам нужную форму, и даже делаю на них рисунки.   Это обереги, которые должны защищать хозяев дома от злых духов и разных неприятностей». 

Любуясь работой Никитина, вспомнил, как старый мастер из «Печников» выговаривал Табакову с Бурляевым за то, что запачкали обе руки глиной: «Зачем у меня должны быть обе руки в растворе? Нет, одна правая, а левая всегда в «сухе». Левой кладу, правой подмазываю. И зачищаю. И я могу спокойно закурить, утереться. Да и в работе больше чистоты». Андрея Никитина печник журить бы не стал. Чтя цеховые традиции, он укладывает кирпичи на раствор одной рукой, замесив    его   из   просеянных глины и песка.  И так же голой рукой нащупывает и убирает из него все, что находит лишним. «Ручной» метод позволяет печных дел мастерам определять и готовность раствора для кладки. Андрей для этого скатывает из него шарик.  «Если мнется в руке, как пластилин, значит, можно   работать. От жирного раствора пойдут по печи трещины, и её может даже разорвать. А жидкий — кирпичей не склеит».   

— В нашем деле качественный материал важен не меньше    мастерства печника, — продолжает тему Андрей.  — Каждый кирпич во время кладки    простукиваю молотком.  Он должен быть   звонкий, хорошо обожженный.  Печь из   кирпичей с трещинами через 2-3 года   развалится.  Но если материал качественный, можно и повторно использовать. Я тоже складывал новые печи из кирпичей от   очага полувековой давности.    Даже глина, которой   были между собой слеплены, от жары в печи и времени выгорела, а они оставались почти как новые.  

— А сколько кирпичей нужно на русскую печку? – спрашиваю мастера. 

— Смотря на какую. На эту положил две тысячи штук. А на голландку   хватит и шестисот. 

— А глины сколько, песка? 

— Если глина жирная, «разбавляю» половиной песка. В среднем, того и другого уходит килограммов по 300.   

— А сколько времени уходит, чтобы сложить   русскую печь? 

— На обычную, без украшений — дня 3 или 4. А на этой один работаю уже полтора месяца.  Без помощника раствор замешиваю, кирпичи обтачиваю, кладу. Но мне нравится работать с кирпичом. Складываю из него русские печи, камины, зоны барбекю.   

Мастер говорит, что любую печь нужно ставить на фундамент. Для русской печи он из смешанных с песком и цементом камней, высотой 60 сантиметров. Но фундаменты можно устроить даже из смоченного и утрамбованного до состояния камня песка. 

Нет настроения – не будет и тепла 

— Нельзя приступать   к кладке печи   в плохом настроении. «Или с похмелья», —говорит Никитин. —  Есть даже поверье о том, что сложенная печником «не в духах» печь надежд не оправдает.   Затопишь такую, и дым не в трубу, а  в дом пойдет. Внутри любой печи — лабиринт, по всем закоулкам которого     дым должен свободно «прогуляться». И, отдав все тепло печке, практически холодным выйти через трубу на улицу.   Образно выражаясь, дым внутри печи должен течь, как вода по речке, не встречая на своем пути препятствий.  Даже налипший в дымоходе раствор   может стать ему помехой».  

Но и правильный, казалось бы, лабиринт в печи не всегда гарантирует, что она будет хорошо греть. «Бывает, тяга бумагу из рук вырывает, но тепла все равно нет.  Чтобы печь не огорчала, нужно заранее посмотреть, на горке   или в низине стоит дом, есть ли поблизости лес, озеро. И уже потом решать, что можно предпринять. Можете не верить, но и это в печном деле имеет значение». 

А какие печки сейчас в моде? «Чаще просят сложить русские печи, голландки, печки для бань, — говорит мастер.  — Реже — нестандартные конструкции, кладка которых более сложная, но открывает для печника   настоящий простор для фантазии. Как, например, и эта моя работа в доме соседа». 

«Такие «фокусы» — не для меня» 

Есть в народе мнение, что    с печниками лучше   не ссориться.   В откровенном разговоре с Андреем спросил его: «А правда ли, что они устраивают проделки жадным хозяевам?». Выгораживать нерадивых коллег собеседник не стал. Но заметил, что хороший печник — человек незлопамятный и ответственный. «И я противник таких «фокусов», но о них наслышан.   Вмазывается, например, в дымоход горлышко от бутылки. Поет по ночам печь, завывает на разные голоса. Или подвешивается в трубе на   бечевке кирпич. Когда веревочка перегорает, кирпич падает, печь начинает дымить. Кто-то закрепляет   в дымоходе одним концом лист бумаги.  Теплый дым бумагу поднимает, и она перекрывает ему путь.  Могут прикрепить и перышко на веревочке с кусочком глины. Обрастая сажей, и оно   будет мешать выходу дыма». 

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться