6.8 C
Саранск
Воскресенье, 25 сентября, 2022

Комбайнер Александр Чинаев из Кочкуровского района мечтает заработать на машину

 

— Ну, давай, прыгай на сиденье! Поехали! – командует комбайнер Александр Чинаев, приглашая нас в кабину многотонной машины.

Хоть и выросла я в деревне, но ездить на такой технике раньше не приходилось. Прыгнуть, конечно, можно, только сноровки нет и опыта. Но справилась.  И зелененький комбайн фирмы Claas стал в это утро нашим транспортом.

В разгар уборочной кампании мы с фотокором Григорием Денисовым решили съездить в поля. Примерить на себя роль механизатора, конечно, не получилось, но побыть несколько часов помощником комбайнера вполне. Теперь мы точно знаем, что значит продувать фильтр, как не допустить потерь. А самое главное, каким нелегким трудом достается наш хлеб.

Один день из жизни механизатора – в репортаже журналистов «ИМ» с полей Агрофирмы «Норов».

На комбайне с 15 лет…

На сиденье, которое располагается рядом с водительским, Александр расстилает свою куртку.

— Тут в белом нельзя! – Александр кивает на мои светлые брюки. – Пыль кругом. Хотя сегодня еще что, пивной ячмень убираем, легче. А вот вчера завершали горох – там беда.

Механизатор заводит многотонную машину и мы выдвигаемся. Нет, пока еще жатка не включена. Мы едем к ячменному полю, где нам и предстоит потрудиться.

— Как урожай? – спрашиваю я.

— Хороший. В этом году всего много – и зерновых, и гороха, и других культур. Дожди вовремя прошли, вот и результат.

 — А вы на комбайне давно?

— С 2000-го года. Шестнадцати лет мне тогда не было, два года работал помощником комбайнера, потом сам сел за штурвал. Еще сезон отработал и в армию ушел, отслужил — вернулся в поле.

— Почему именно в поле? Никогда не хотелось в белой рубашке в уютном кабинете сидеть?

— Неееет, — протягивает собеседник. – Понимаешь, каждому свое, а мое – это земля. У меня отец механизатор, с детства с ним на тракторе ездил, ремонтировать помогал. Нравится мне это все.

За разговорами довольно быстро добираемся до места, откуда начнется жатва. Выходим из кабины. На часах 6.55. Александр первым делом касается рукой земли. «Пока не начнем, рано — роса, — заключает он. – Буду продуваться».

Понятия не имею,что это такое, поэтому просто, молча наблюдаю за действиями своего собеседника. А он быстро надевает спецкостюм, забирается на самый верх комбайна, достает фильтр и включает агрегат. Мощным потоком воздуха из фильтра выдувается скопившаяся земля. Пыль стоит столбом. Столб постепенно исчезает. «Все, чисто!» — заключает мастер и возвращает деталь на место. Дальше проверяет исправность жатки. И так перед началом каждого рабочего дня. Полчаса, чтобы привести в порядок комбайн.

— Ваня, мезе? – на мордовском кричит Александр молодому бригадиру. Иван дает добро. Роса спала, и мы возвращаемся в кабину.

Сало будешь?

Едем. Жатка стремительно срезает золотистые колосья. Через небольшое стекло сзади видим, как бункер наполняется ячменем. Александр следит за показателями бортового компьютера. И на ходу регулирует их.

— Обороты барабанов нужно поправить, — объясняет он. – Чтобы потерь не было. Здесь важно все, в том числе скорость. Оптимальная – 4 километра в час.

Александр, кажется, может работать даже с закрытыми глазами. За столько лет процесс изучил досконально, да и технику нахваливает, говорит, надежная. Главное – следить за ней, готовить к сезону.

— Во сколько встаете каждый день? – спрашиваю я.

— В пять часов. К шести на работу.

— А ложитесь?

— В 10-11 часов вечера. Как домой вернусь. Вчера вот рано закончили, где-то в половине девятого.

— Спать не хочется?

— Да привык уже, спать некогда сейчас. Хотя, конечно, бывает, носом начинаю клевать. Кондиционер на себя направлю, проходит. Ну и радио всегда работает. Правда, только одна волна.

Комбайнер открывает своего рода бардачок в кабине и достает газетный сверток. «Сало будете?» — предлагает нам. Мы отказываемся.

— Это обед ваш?

— Нет, это так на перекус. Нас здесь кормят: обед ближе к 12-и привозят, к 18.00 -и – ужин.

— Что на обед?

— Вчера были — суп и макароны. У нас вкусно готовят.

Бортовой компьютер подает сигнал. На мониторе высвечивается цифра 70. Это значит, что бункер наполнен на 70 процентов.

— Еще немного и будет полный, — заключает механизатор. – Подъедет грузовик, будем ссыпать.

— А как водитель узнает, что к вам надо?

—  Мигалку включу или шнек выдвину.

Коплю на машину

Мигалка не пригодилась, шнека оказалось достаточно. Большегруз подъезжает, пара-тройка минут, и ячмень пересыпан в кузов. А комбайнер заполняет какую-то бумажку и отдает ее водителю грузовика.

— Что это? – любопытно мне.

— На каждый бункер бумажку пишу, водитель отдает их на весовую, там все считают. Видите №142, столько бункеров я намолотил в этом сезоне. В каждом тонн пять. Было как-то у меня за сезон около 1000 бункеров.

— Перерывы часто делаете?

— Только покушать минут на 15. Больше нельзя, пока погода стоит, надо работать.

— Но это же тяжело 13-14 часов без остановки? – недоумеваю я.

— Так никто и не говорит, что легко. Но надо!

— А зарплата как?

— Зависит от того, сколько намолотишь. Но я не жалуюсь. Сейчас по 150-160 тысяч в месяц выходит. Зимой я на тракторе, там, конечно, поменьше, но все равно тысяч 30 зарабатываю.

— На что деньги потратите? – понимаю, не самый тактичный вопрос, но ох уж это женское любопытство.

— На машину коплю. У меня сейчас «Приора», хочу новенький «Солярис».

Второй круг позади, компьютер вновь подает сигнал – еще один бункер наполнен. Такими темпами на машину наш герой точно заработает. Поле площадью 64 гектара шесть комбайнов уберут до полудня, а после этого следующий участок. Работы еще немало, но с такими тружениками, как Александр Чинаев, все будет убрано в срок.

А это значит, что на наших столах будет и хлеб, и мясо, и молоко, и даже пиво…

Три часа в поле пролетели для нас незаметно. Но настало время прощаться, у Александра своя работа, у нас – своя. Но комбайнер приглашал нас еще. Так и сказал: «Скучно будет, приезжайте, еще прокачу».

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости