-9.6 C
Саранск
Четверг, 1 декабря, 2022

Кого в старину боялись мордовские невесты?

 

Осень — традиционное время свадеб. Так было, так есть и так будет. Автор этих строк многие годы творчески дружил с мордовским ЗАГСом, поэтому не понаслышке знаком со многими особенностями и современной, и старинной мордовской свадьбы. Еще в начале прошлого века у мордвы заключение браков традиционно являлось не столько делом молодых, сколько их родителей и родственников. Часто при выборе невесты основное внимание обращалось на имущественное положение ее семьи, трудолюбие и здоровье девушки. 
 
Свадьбы — «самокрутки» 
Сватовство и женитьба обычно проходили по традиционному свадебному обряду. Но имели место и другие формы сватовства, например, умыкание невест. Для этого собиралась группа родственников и знакомых жениха, которые ехали в то село, где жила приглянувшаяся парню девушка. Кража эта производилась или из хоровода, или во время похода за водой, или рано утром во время выгона скота на водопой. Девушку доставляли к кому-нибудь из родственников или знакомых жениха, запирали в амбар и уговаривали дать согласие на замужество. 

У мордвы были известны и браки — «самокрутки». Такие свадьбы устраивали из-за бедности жениха, его неспособности оплатить выкуп за невесту или из-за несогласия родителей женить парня на понравившейся ему девушке. 

 
Все дело в «горбушке»? 
Начинался свадебный цикл со сватовства. Интересно его описание по материалам первой половины XIX века. Перед тем, как отправиться сватать невесту, отец жениха приносил жертвы богам-покровителям дома и умершим предкам. Затем отрезал от хлеба горбушку, вынимал из неё мякиш и заполнял мёдом. Ночью верхом на лошади он ехал к дому невесты и клал горбушку на воротный столб. Потом стучал кнутом в окно, говорил хозяину, что приехал сватать его дочь, и быстро уезжал. 

Отец девушки со своими сыновьями или братьями устраивали погоню. Если им удавалось догнать отца жениха, то возвращали хлеб с мёдом, а самого… избивали. В противном случае отец девушки, подъехав к его дому, тоже стучал кнутом в окно, соглашаясь выдать дочь за сына хозяина. Отказываться от такого сватовства мордва не решалась, опасаясь «гнева богов». 
 
Парь для невесты 
Центральным этапом свадебного цикла была, собственно, свадьба в доме жениха и невесты. Свадебные пиры знаменовали собой союз двух родовых групп. В доме невесты свадебные обряды начинались с прихода родственниц, которые угощали ее кашей. Вместе с кашей они приносили несколько сдобных лепешек, а от своих мужей — по паре лаптей. Их клали затем в сундук — парь невесты вместе с ее приданым. Широко распространенным предсвадебным обрядом было мытье невесты в бане. Перед баней одна из подруг расплетала косу невесте, а волосы перевязывала лентой. 

Обязательным предметом утвари мордвы были свадебные долбленые сундуки — парь. Делали их из липы с хорошо подогнанным днищем и плотной крышкой. Теперь такие сундуки можно найти только в музеях. 

Утром в день свадьбы родственницы жениха в доме его родителей пекли свадебные пироги от пяти до девяти видов. Каждый из пирогов имел свое название и назначение. Родственницы невесты в свою очередь пекли пирог, предназначенный будущему зятю. Он так и назывался — пирог зятя. 
 
Кто такой уредев? 
Утром свадебного дня жених мылся в бане, надевал новую одежду. Для предохранения от нечистой силы в его одежду втыкали иголки, после чего он вместе с родственницами отправлялся за свахой, которая играла главную роль в свадебном действе. 

Обычно свахой бывала крестная мать жениха. Вторым лицом по почету и важности в поезде являлся дружка жениха (уредев). Его обязанностью было охранять жениха и весь свадебный «кортеж» от порчи и распоряжаться столом. С этой целью у уредева в руках частенько был кнут. Дружка жениха молодушка стыдилась и боялась больше, чем даже свекра. 

Раньше жених на свадьбе активной роли не играл: в доме невесты он сидел за столом в шапке, не ел, не пил и ничего не говорил. Делал только то, что заставляли его сваха и уредев. А во многих местах жених даже не ездил за невестой. Первая встреча и знакомство молодых (не считая встречи в церкви при венчании) зачастую происходила у постели, которая зимой и летом, за неимением отдельных комнат, готовилась обычно в амбаре. 
 
Выкуп невесты 
В первый день свадьбы свадебный «поезд», состоящий, в лучшем случае, из тройки лошадей, подъезжал к дому невесты. Её подруги и родственники запирали ворота и двери, требуя от приехавших выкупа. При этом они в шутливой форме высмеивали их «бедность» или «жадность». 

Войдя в дом, гости ставили на стол пироги и другую еду, затем, после моления, начиналось угощение. А невеста в это время со своими подругами находилась в соседнем доме, откуда вскоре сваха, дав определенный выкуп, приводила и усаживала её в передний угол к жениху. До венчания в церкви лицо мордовской невесты в обязательном порядке было закрыто от окружающих большим платком, не только для окружающих, но и для жениха! 

По окончании пиршества родственницы невесты одаривали гостей. Свахе обычно дарили вышитое полотенце, уредеву — холст, остальным — холщовые платочки с красной каймой. После прощания невесты с родительским домом свадебный «кортеж» отправлялся в церковь. 
 
С новым именем! 
Молодых, приехавших с венчания, встречали с хлебом-солью, осыпали хмелем, зерном. Во время свадьбы молодые вели себя очень скромно, не привлекая излишнего внимания к себе. Весь ритуал застолья сводился к укреплению дружбы между семьями, необходимостью продолжения рода. Ни в коем случае жених с невестой на свадьбе не пили спиртных напитков, так как здоровый образ жизни был для них правилом №1! 
На второй день старинной мордовской свадьбы совершали ряд обрядов, связанных с проверкой хозяйственных способностей молодой женщины, наречение её невесткой. Интересным и самобытным был обряд наречения невестки. Уредев нарекал молодую «новым именем» в доме мужа. Корни этой традиции, вероятно, уходят в далекое прошлое. Обряд этот заключается в том, что невестке в доме мужа давали новое имя, которое она носила до самой смерти: Мазава, Мазай — красивая женщина, Павай — счастливая женщина, Ашава — белая женщина и Вежава, Вяжяй — младшая женщина. Последнее имя всегда давалось последней снохе. Новое «имя» молодой служило знаком принадлежности к новой семье и указывало ее положение в ней. 

К обрядам приобщения молодой к новому роду относилось ее посещение бани вместе с новыми родственницами в первую субботу после свадьбы. Для того, чтобы женщины приняли ее в свою среду, молодая одаривала их. В течение первого года после свадьбы молодожены продолжали сохранять тесную связь с молодежной средой. Этот переходный период заканчивался с рождением ребенка. С этого момента молодая пара окончательно переходила в группу взрослых семейных людей. 

Поделиться
-

Новости партнеров

Последние новости