10.7 C
Саранск
Пятница, 16 апреля, 2021

Из-за опасности ледохода лодочная переправа в Русском Маскине работает только в экстренных случаях

 

Мордовию накрывает весенний паводок! Талые воды затапливают республиканские дороги и улицы населенных пунктов. В двух селах, где затопленными оказались низководные мосты, спасателям пришлось организовать лодочные переправы. Но по крайней мере в одном из них — Русском Маскине лодка ходит с одного берега на другой только в экстренных случаях. Все дело в большой массе льда, скопившейся у подтопленного моста. Она может тронуться в любой момент. Переправляться по воде сейчас просто опасно для жизни. Но жизнь-то продолжается! Как выживают отрезанные большой водой? — выяснял корреспондент «ИМ».

Опасный фарватер

Вторник 6 апреля, 7.30 утра. У лодочной переправы в Русском Маскине спасатели замеряют глубину Мокши.
-На вечер вчерашнего дня уровень подъема воды был полтора метра, — рассказывает спасатель Вячеслав Шелпаков. — А сегодня утром — уже метр восемьдесят! А ведь по большому счету, паводок еще не начался.
Низководный мост в Русском Маскине затапливает почти каждый год. Каждый год 42 дома, в которых проживают 52 человека, оказываются отрезанными от большой земли. На месяц, а то и больше, общественным транспортом для местных становится спасательная лодка. На ней и в магазин, и в гости, она же — и «скорая помощь», и не приведи Господи, катафалк. Но вот уже несколько дней лодка стоит на приколе.
-Видишь лед на воде?! — объясняет Вячеслав Шелпаков, — сейчас мост затоплен, и вся эта масса упирается в него. Но она в любой момент может тронуться с места, и снести все на своем пути. Нельзя сейчас переправляться!
-А, если на той стороне кому-то экстренная медицинская помощь потребуется? — спрашиваем спасателя.
-Если экстренная, тогда поплывем! Только все равно опасно это. Видишь, ширина от опоры моста до островка всего метров двадцать. Это и есть фарватер, по которому ходит лодка. И, если в этот момент лед тронется, то назад мы можем и не вернуться!
-А, если взять чуть левее островка, ведь там же люди живут!?
-Да пойми ты, в прошлые годы льдины уже зажимали лодку, еле заклепали потом! А люди там заблаговременно закупились всем необходимым.
-Ну так что, плывем?!
-Ну, если есть желание — плывем!

Тусовочное место

За ночь лед основательно прихватил днище лодки. Чтобы отчалить от берега Вячеслав сначала разбивает водную гладь веслом, и лишь после этого запускает мотор. На всякий случай я складываю все содержимое карманов в рюкзак, и оставляю его на берегу. Если «назад можем и не вернуться», зачем же добру пропадать?!
-Ты не переживай, лодка-то надежная, движок хороший, — улыбается спасатель. — Но ты лучше присядь!
Вячеслав не пропустил мимо ушей мой вопрос насчет «взять чуть левее», островок обходим аккуратно.
-Вон видишь, контрольный столбик? — показывает «капитан», — глянь сколько там?
-Метр восемьдесят пять.
-Вот! А утром было метр восемьдесят!
С противоположного берега за нашей затеей внимательно наблюдают семь пар глаз местных мужиков. Они знают, что лодка пока не ходит, но все равно каждое утро приходят покурить к переправе.
-Как сказал, тусовочное место? Но в общем, так оно и есть! — улыбается невысокий мужчина в резиновых сапогах. — Вот мы в семь утра сюда пришли, специально положили камушек к кромке воды. Прошло полтора часа, и смотри!
Собеседник достает со дна Мокши мокрый камень. Кажется, он сто лет там пролежал.
-Да говорю, тебе, ровно полтора часа прошло! — уверяет мужчина. — Вот и представь, как быстро поднимается вода. Сейчас еще солнышко пригреет, дождь пройдет, и…

«Все равно прививку сделаю!»

-Закуривай, корреспондент! — высокий худой дедуля долго не хочет называть фамилию, но просьба поделиться табачком (мой-то в рюкзаке остался — прим. Авт.) моментально делает его учтивым и вежливым. Загадочная русская душа!
Леониду Васильевичу Маркину идет шестьдесят седьмой год. В деревне он живет со своей хозяйкой, которая, собственно, и послала его к переправе проверить, не придет ли лодка. Не то чтобы в их семье есть нужда в продуктах, но хлебушком-то на неделю вперед не затаришься. Дядя Леня долго кроет забористым матом все «прелести» нынешнего времени. Из его нецензурного спича становится ясно, что для полного счастья ему не хватает самой малости: свежего хлеба, привики от ковида и навесного моста.

-На прививку нас тут еще в феврале записали, — поясняет дядя Леня. — Но до сих пор не сделали. А я очень хочу. У меня сестра переболела этим ковидом, еле откачали врачи. Так она мне сказала, чтобы я обязательно привился. И я обязательно прививку сделаю!

С хлебушком тоже беда. Даже в те дни, когда лодка еще ходила, график ее движения не совпадал с графиком работы продуктового магазина.
-Вот смотри, — крепко затягивается сигаретой Леонид Васильевич. — По утрам лодка ходит с шести до девяти часов. А магазин открывается ровно в девять. Ну допустим переправлюсь я за хлебом. Так спасатели потом уйдут, а мне что — кукуй на том берегу?!

Еще хуже дело обстоит с навесным мостом. Когда-то давно он здесь был. Но из-за ветхости его убрали, а новый так и не построили. Теперь о том времени жители села вспоминают с ностальгией.

-Вот вы бы чем спрашивать, как мы тут живем, лучше бы поспособствовали, чтобы нам мост сделали! — «свирепствует» дядя Леня. — Ну сколько нам еще мучиться с этой переправой?! Постоянно ведь спасателям не назвонишься! Вот я в прошлые годы все время с их начальником ругался. Попрошу меня переправить, а он в ответ: «Есть у тебя свой баркас, на нем и плыви!». Тут у многих свои лодки есть, только прошлой весной один повез женщину на лодке, и чуть не утопил. И сам чуть не потонул! Лодка-то резиновая, напоролся на что-то, и… Слава, богу, живые все остались!

«Вези меня извозчик!»

«Утренняя планерка» на правом берегу Мокши в Русском Маскине заканчивается в начале девятого. Выпустив пар, мужики расходятся по домам завтракать.
-Ты газету свою мне не забудь прислать! — прощается Леонид Васильевич. — Зря что ли снимал?!

Снова грузимся в лодку и тем же макаром возвращаемся на левый берег. Там уже дожидается начальник спасательного поста Анатолий Ермаков. Людей с одного берега Мокши на другой он возит уже полтора десятка лет. А потому к переадресованным претензиям «отрезанных от мира» относится скептически.
-Да им только дай поговорить! — возмущается спасатель. — Ну да, сейчас лодка не ходит, потому что разрешения на это нет. А рисковать я не хочу. Если лед тронется и люди погибнут, мне на зону идти?! Знаешь, есть здесь один пассажир, он иногда на том берегу бутылку выпьет, подходит, везите, говорит, меня на другой берег! Отвезешь его, он здесь походит, ему скучно становится. Опять подходит, везите, говорит, обратно! Извозчика нашел, блин! Что их там еще не устраивает, график?! Ну это — дело поправимое, график мы подправим! Вы бы лучше насчет моста нам помогли. Тогда бы и не было всех этих разговоров. Вот в Краснослободске был одно время такой мост. Потом его убрали. А куда дели? Могли бы нам сюда и поставить!

По словам спасателей, лед на реке Мокша в селе Русское Маскино тронется в ближайшие два-три дня. Тогда лодочная переправа заработает в обычном режиме. Пока же сотрудники МЧС напоследок дают мне посмотреть на правый берег в бинокль. В оптику хорошо видно, как местные мужики расходятся по домам. Раньше мая большая вода отсюда не уйдет!

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться