-19.6 C
Саранск
Вторник, 7 февраля, 2023
spot_img

«Иконопись — это общение с Богом»

 

Золото нимбов, мудрые взгляды святых… Уже три года пенсионерка Надежда Викторовна Жамкова из Саранска пишет иконы. Хотя у неё нет художественного образования, и профессия, которой она посвятила многие годы, далека от искусства и церковной жизни. Надежда Викторовна — инженер-конструктор. Но это нисколько не помешало ей (наоборот, даже помогло) стать начинающим иконописцем. 
 
По другим законам 
Где же в Саранске учат создавать иконы? В специальном кружке при Духовной семинарии. 
— Мы работаем с ноября 2017 года, по благословению митрополита Саранского и Мордовского Зиновия, — рассказывает руководитель кружка иконописи Галина Владимировна Кавказова. — Кружок был создан для того, чтобы открыть для людей прекрасный древний мир православной иконы. Мы приглашали всех желающих — православных, старше 18 лет. Причём строгих требований (художественное образование, умение хорошо рисовать) не было. Хотя кто-то из участников кружка в своё время учился в художественной школе, есть у нас и люди с высшим художественным образованием, двое закончили Академию художеств! Но дело в том, что новичка, неофита, научить иконописи даже легче, чем профессионального художника. Иконопись отличается от светской живописи, у неё другие законы. 
Пока в кружке занимаются 28 человек. Самой молодой его участнице — 32. А уже знакомая нам Надежда Викторовна — самая старшая, ей 72 года. Но возраст ей не помеха. 
— У Надежды Викторовны — твёрдая рука, — хвалит её наставница. — Иконописный рисунок у неё уверенный. Она — молодец, очень активная. 
 
Рисуй, как Рублёв 
Иконы в кружке пишут в старинной технике — так же, как когда-то работал святой преподобный Андрей Рублёв. Лики святых создаются на заранее подготовленных и покрытых особым грунтом досках. Работают иконописцы с натуральными красками — пигментами (перетёртыми в пыль минералами) на яичном желтке. Занятия проходят по вечерам, 3 раза в неделю. 
Разумеется, как говорят участники кружка, главное при создании иконы — не столько живописное мастерство, сколько вера. Как пришла к ней Надежда Викторовна? 
— Мои детство и юность пришлись на 1950-е и 1960-е годы, — рассказывает иконописец. — Я родилась в деревне, мой отец Виктор Павлович работал кузнецом, мама Мария Александровна была домохозяйкой. У меня было 2 брата и 3 сестры. Как вы понимаете, это было время очень далёкое от веры. Я была крещена тайно. Мои родители были верующими людьми (кстати, не вступали в пионерскую организацию, а значит, и в комсомол), хотя не показывали этого открыто. Но нас очень правильно воспитали: нам строго запрещалось врать, грубить старшим, в чем-то отказать бабушке — она, глубоко верующий человек, была для нас большим примером. В нашей семье не было ни конфликтов, ни скандалов. 
Надежда Викторовна закончив ФЭТ Мордовского гос¬университета, получила диплом инженера электронной техники. Всю жизнь проработала инженером-конструктором. Шли годы, но афишировать веру в Бога в СССР было не принято: к примеру, в конце 1980-х годов Надежде Жамковой удалось купить Евангелие, но читала она его только дома. 
 
«Я только учусь» 
Объявление о наборе в группу по иконописи Надежда Викторовна увидела три года назад, в храме Казанской иконы Божией Матери. Ей очень хотелось попробовать свои силы, но тогда в кружке были ограничения по возрасту (принимали участников не старше 60 лет). Однако через 1,5 года нашу героиню пригласила на курсы знакомая. 
— Рисовать я не умею, и сейчас только учусь, — говорит Надежда Викторовна. — Всю жизнь я делала чертежи. Но иконопись — не рисование. Скорее, это общение с Богом. Я грунтую доску под икону, перевожу на неё рисунок-образец. А затем — письмо по законам иконописи. И тут не имеет значения, учился ли ты живописи. Иконопись доступна каждому. Хотя, конечно, важны внимание, аккуратность, терпение и старание. 
 
Благодатно для души 
— На написание одной иконы может уходить разное время, — поясняет наша собеседница. — Всё зависит от размера образа, от того, что на нём изображено. На написание ликов Пресвятой Богородицы и Архангела Гавриила у меня ушло около месяца — на каждый образ. На икону святого великомученика Геор¬гия Победоносца — около двух месяцев. К тому же я пишу не ежедневно, ещё присматриваю за внуками. Но я уже написала иконы святого Георгия, Архангела Гавриила, Иоанна Крестителя, Божией Матери. Я пишу — и дарю иконы своим знакомым. 
— А как же икона с Вашей святой покровительницей? Образ Веры, Надежды, Любви и матери их Софии? 
— Пока я не решаюсь приступить к ней. На этой иконе — четыре лика, а это самое сложное в иконописи: лик, взгляд. Нужно, чтобы он «смотрел» на нас из горнего мира. 
Как говорит Надежда Викторовна, самой ей кажется, что получается у неё не очень — мол, «у меня всё не так». Хотя многолетний опыт черчения помогает: рука, как говорит наставница, уверенная. Были бы труд и терпение! 
— У нас в кружке очень добро¬желательная атмосфера, — признаётся иконописец. — Если у человека что-то не получается, его всегда подбодрят. По крайней мере, я довольна, что занята делом, а не сижу на скамеечке у подъезда. Иконопись очень благодатна для души. 
— Как приняли его Ваши дети? 
— С одобрением. Им нравится. У меня две дочери и шестеро внуков. Как раз всем внукам и дочерям я хочу подарить «именные» иконы, их святых. А ещё мне хотелось бы написать иконы святого апостола Павла и святого Николая Чудотворца. Потом — святого Спиридона Тримифунтского. А ещё икону Божией Матери «Страстная», такая есть в нашем доме. 

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img

Последние новости