15.2 C
Саранск
Вторник, 5 июля, 2022

Этнограф Людмила Никонова: «Вся моя жизнь связана с мордовским народом»

 

В стенах Института гуманитарных наук при Правительстве РМ можно встретить много прекрасных людей, достойных ученых. Благодаря этим встречам люди взаимообогащаются, заряжая друг друга мыслями, идеями, делами, поступками. Сегодня «Известия Мордовии» рассказывают о представителе науки, этнографе, докторе исторических наук, профессоре Людмиле Ивановне Никоновой. Обычно женщин-ученых мы ассоциируем со строгими, сдержанными дамами. Но Людмила Ивановна, несмотря на известность в научных кругах, хорошее отношение власти, высокие звания, была и остается удивительно обаятельной и притягательной женщиной.

Было предначертано заняться этномедициной

Среди множества направлений научной деятельности Никоновой особое место отведено этномедицине. Ею написаны сотни исследований на эту тему. И, по всей вероятности, ей было предначертано свыше раскрывать тайны целительства. Впервые с народной медициной она столкнулась в раннем детстве. Дело в том, что в три года маленькая Людмила тяжело заболела. Врачи помочь не смогли. Ей становилось все хуже и хуже, она обезножела. Тогда отчаявшиеся родители стали обращаться к местным знахарям.

«Я вспоминаю старика, который лечил торфом, — рассказывает Людмила Ивановна, — он обмазывал мои ноги лечебной смесью. Но облегчение было кратковременное. Однажды маме позвонили из местной библиотеки: «Анна Михайловна, в журнале «Крестьянка» написали про доктора из Куйбышева, он лечит укусами пчёл».

Панацея была найдена, но маленькой девочке предстояло выдержать многочисленные укусы пчел по определенной схеме. Люда терпела как могла, когда же было невмоготу, заранее предупреждала: «Мама, я сегодня буду плакать». Уже после первых процедур стало легче. Как раз подошло время идти в первый класс.

«Правда, первого класса я толком не видела. Была очень слабенькая, постоянно болела. И зимой, и летом ходила в валенках, потому что удобно. Не знала, что такое подвижные игры». Но выдержка была огромная. Училась на отлично. А когда окрепла, тут же тайком от взрослых поступила в музыкальную школу.

«Я очень мало знаю об этом мире»

Наукой Людмила Ивановна занялась не сразу. Всегда деятельная, инициативная, она прекрасно справлялась с руководящими должностями. Работала в администрации Большеберезниковского района, в исполкоме Октябрьского района города Саранска. Затем преподавала в вузе. «Когда я занялась наукой и стала полностью отдавать ей свои силы, поняла, что наука – это моё. Я люблю кропотливую, исследовательскую работу, — признается ученый. — И в настоящее время в восемь утра я уже за рабочим столом, из-за которого бывает встаю поздно вечером. Каждый раз перед сном повторяю, что завтра так работать не буду. Но завтра я вновь окунаюсь в работу и открываю что-то новое, необыкновенное. Я очень мало знаю об этом мире. Мне постоянно хочется проникать в его тайны».

Ещё одно направление, которым занимается ученый, это переселение и этнокультурные процессы мордовской диаспоры в Российской Федерации и зарубежье. И эта тема заинтересовала Никонову в ранние годы. «Мне было непонятно, почему народ уезжал, покидал родные места, — говорит этнолог. —  Помню, папа, будучи завотделом по переселению в Березниках, часто повторял: «Люди едут за хорошей долей». Я все время думала, что же за доля такая, что за ней нужно куда-то ехать».

Мы общаемся в кабинете, где все разложено по папочкам, коробочкам, полочкам. Во всем должна быть система, порядок — это образ жизни. (Неплохо бы взять на заметку!) Людмила Ивановна показывает фотографию своего научного руководителя, ученого-этнографа с мировым именем Виктора Ивановича Козлова. Трогательно и с уважением она вспоминает о своем наставнике: «Это выдающийся ученый, известный демограф, основавший этноэкологическое научное направление. Кстати, его кандидатская диссертация называлась «Расселение мордвы в XIX-XX вв.». Под его руководством защитились многие аспиранты из Мордовии».

Не останавливаться на полпути

Профессор всю свою жизнь работает с молодёжью. И с гордостью об этом заявляет. Хотя признаётся, приходилось быть жесткой, особенно в научных экспедициях, где нужно было всё просчитать, запланировать, сориентироваться: «Перед молодежью ставила цель – добиваться положительного результата. Для меня самое главное – не останавливаться на полпути. Люблю завершать любое дело!» Каждая экспедиция приносила свои трудности и свои радости. О том, что хозяйка необыкновенно уютного дома побывала во многих точках земного шара, говорят вещи, которые гармонично расселились по всем комнатам. На полке рыбка «морской дракон», на стене интересная картина из Камбоджи, на столике удивительные китайские вазы. А ещё тут работает принцип: «Несите мне все, что вам не нужно». Вследствие чего, например, появились из растений —  кактусы, монстера, лировидный фикус, а из вещей – целый домашний музей. И ещё одно увлечение заслуживает внимания – любовь к словам. «Смотрю в разных источниках значение того или иного слова, размышляю над ним, – откровенничает Никонова, —  Например, слово «счастье» происходит от слова часть. Это по Далю. Чем больше частей около тебя, тем больше счастья, тем больше защиты. Потому мы идем с «этими частями» вместе.  Несчастье – это значит не твои части. Они думают иначе, делают иначе. Они тебе счастья не принесут». 

«Мудрый руководитель учитывает и свое мнение, и мнение других»

На вопрос о том, как складываются ваши отношения с окружающим миром, Людмила Ивановна утверждает, что в любом человеке она видит только хорошее: «И считаю, что во мне любой нормальный человек должен видеть мою трудоспособность, целеустремленность и ответственность. И если этому человеку нужны помощники по жизни, то вот я стою рядом. Но если ты во мне не разобрался, то это беда не моя, а твоя».

Никоновой приходилось работать в разных коллективах, с разными руководителями. И у нее выработалась своя тактика: «В коллективе должен быть один хозяин, которого должны все слушаться. Мудрый руководитель учитывает и свое мнение, и мнение других, ведь ему будет проще руководить. Считаю, по жизни нужно стараться поступать мудро и не идти на обострение, потому что обострение, кроме обострения, ничего не дает. Есть слово «мера», есть слово «терпение», есть слово «труд», и вот эти понятия в жизни разложат все как надо».

Особая миссия ученых

Предки Никоновой были из стрельцов, они строили засечную черту. Да тут и остались, женившись на эрзянках. «Отец родом из села Судосево. Он хорошо говорил на эрзянском, — рассказывает ученый. —  Я просила научить меня языку, но в то время близкие решили, что он мне не пригодится. Я жалела об этом. Ведь вся моя жизнь связана с мордовским народом, его историей».

Людмила Ивановна никогда не ограничивалась пространством, где творит только наука. Она несет свои труды в мир, делится своими изысканиями с простыми людьми, дарит их обществу. Её исследования не томятся в шкафах, в строгих библиотечных каталогах, они на газетных и журнальных полосах, в теле- и радиоэфирах, в медиапространстве. Причем на разных языках: на русском, эрзянском, мокшанском, татарском, марийском. Просто, увлекательно, охотно рассказывает о тайнах целительства, о тюменской Теризморге, о горной мордве, о переселенцах Дальнего Востока, о суровой жизни Кайеркана. И десятки, сотни людей, которые не имеют возможности проникать в сложные тайны науки, изучая многотомные труды, узнают об интереснейших вещах мироздания посредством лёгкого доступного языка. И это особая миссия ученого, которую осуществляет этнограф. При этом представляя всю российскую науку. Это положительный пример взаимодействия науки и общества.

Светлана ПИВКИНА

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости