11.8 C
Саранск
Суббота, 20 августа, 2022

Cтраж горохового поля

 

Давно уже увидел эту заметку в большеигнатовской районной газете, но осталась в памяти описанная в ней история. Известный в районе врач и его брат в детстве подобрали для своей коровы охапку рассыпанной на дороге соломы. Ошметки упали от омета, который, опоясав тросами, трактора привезли на ферму. Зима тогда выдалась не только снежная, но и голодная для скота. Братьев за этой соломой послала мама. Заметив оброненный клок на зимней дороге, женщина подумала: «Все равно к вечеру заметет! А для Зорьки нашей будет лакомством…»

«Свет не без добрых людей»

Только сложили братья солому в санки, перевязали её, чтобы не рассыпалась в дороге, и взялись за веревку, как увидели скачущую в их сторону и запряженную в одноконные сани лошадь. В санях, которые местные называли «казачки», был председатель колхоза. Сойдя с саней, он обвел тяжелым взглядом детей с их поклажей. «Отборная брань посыпалась на нас. Искаженное злобой лицо мужчины с каждой секундой багровело все сильнее, от ярости оно передергивалось. Разгоряченный, он все больше свирепел от собственной ругани. Бывший фронтовик, не раз видевший смерть, почему-то в нас, мальчишках, увидел врагов. Наверное, оттого, что мы с братом ни одним движением, ни одним взглядом не выдали своего страха перед ним. Он выхватил из своих саней топор и стал крушить наши санки. Утолив свой гнев, он уселся в «казачки», закутался в тулуп и укатил в райцентр, где проживал».

А дети, опустив головы, чтобы не видеть слез друг друга, с оставшимися от санок щепками поплелись домой. Дома мать, не допытываясь, кто разрубил санки в щепки, поняла все. Узнал об этом и старик-сосед. Рано утром он, достав инструменты и деревянные заготовки, непослушными от ревматизма руками стал пропаривать бруски на полозья, а чтобы загнуть их, попросил жену подсобить ему. Через несколько дней, проснувшись утром, дети увидели возле своего крыльца новенькие аккуратные санки. «Мама, откуда санки?» — «Свет не без добрых людей», — сказала мать сыновьям и заплакала.

Дело – не в названии

Но эта история – словно присказка к рассказу о профессии, которая, с одной стороны, уже в прошлом, а с другой… Кто из села, тот знает, что любителей полакомиться в поле горохом и сегодня может очень неласково встретить приставленный к нему страж. Раньше этих людей называли полевыми объездчиками, большинство которых своим появлением на поле вгоняли страх в сельчан, и особенно – женщин и детей.

Полевой объездчик всегда появлялся неожиданно. Вроде, и не видно было никого, но вдруг в конце горохового поля показывался восседающий на лошади конный объездчик с кнутом в голенище сапога. «Мы тогда, как взлетающая стая птиц, с шумом, гамом,  криками разбегались в разные стороны. Но обычно в сторону дороги, потому что на ней объездчик не имел права нас трогать, ведь мы не на поле, — вспоминает о своем детстве Владимир Коржов. — Но все равно кто-то, замешкавшись, не успевал добежать, и тогда получал обжигающий тело удар кнута, и слезы непроизвольно брызгали из глаз. Объездчики в то время все были злые и безжалостные. Некоторые нас не били кнутом, а просто гнали лошадью далеко в сторону от села, и там, оставив одних посредине подсолнухов или кукурузы, уезжали на другие поля. Вы представьте пяти-шести- летних детей посредине поля подсолнухов, откуда не видно ни конца поля, ни дороги домой? И блуждали мы по всему полю, пока родители не догадывались, где мы и что с нами. Они выходили к полю и кричали нам, а мы бежали на их голос и взахлеб рассказывали, как нас гоняли по полю, как искали мы дорогу домой и как было страшно в поле с подсолнухами, которые шуршали листьями, словно сказочные звери когтями».

Счастливый случай?

Но другие воспоминания о полевом объездчике у Анатолия Егоровича Свербихина из села Николаевка Дубенского района. В 1940 году он пошёл в первый класс, а через год грянула война, на которой погиб отец. Чтобы не умереть с голоду, семья Свербихиных держала корову, для которой после колхозной работы все вместе заготавливали корм. «Нынче, как стемнеет, берите вилы, большие салазки и привезите с поля соломы, — сказала детям в один из зимних дней мама. — Боюсь, корове корма не хватит. Только чтобы вас никто не видел».

Ночью в сильную метель два брата нагрузили в поле солому на сани. Рассчитывали, что их никто не увидит. Однако полевой объездчик оказался тут как тут! Встретив ребят на дороге, стал кричать, что посадит в тюрьму. Отобрав вилы, сказал, чтобы везли солому пока домой, а утром — на колхозную конюшню. Братья стали плакать, но сани повезли. Когда поднимались в гору, объездчик подталкивал воз вилами. Дома, оставив солому во дворе, матери ничего о произошедшем на поле не сказали. А утром раздался стук в дверь. Ребята от него проснулись и подумали: «Пришла милиция!» Но это был полевой объездчик, который шёпотом сказал матери: «Варвара, вилы я в сени поставил. Вьюга была, вроде никто мальчишек, кроме меня, не видел, не посылай их больше». — «Спасибо, храни тебя Господь», — только и сказала в ответ Варвара Ивановна, и он ушёл. А с печи то ли от пережитого испуга, то ли от радости, что в тюрьму не посадят, раздался рев детей.

«Не хочу в такое прошлое»

Николаевский полевой объездчик был, скорее, исключением среди своих коллег. В детстве и писатель Владимир Калуцкий лазил с другими сельскими ребятишками на колхозное поле с подсолнечником. Там их застал и стал хлестать кнутом полевой объездчик. Убегая, один из мальчишек вскочил на велосипед. Но от удара кнутом нога мальца соскользнула с педали, и он, ударившись пахом о железную раму, потерял сознание. Мальчишка умер в больнице от болевого шока. «Вы все чаще верите обиженным старикам, что при советской власти жилось лучше. Спорить не буду. Может — кому-то и лучше. Но я ни за какие блага не согласен вернуться в мир, где существовали полевые объездчики. Крепостные самодуры из «Записок охотника» просто дети по сравнению с колхозными негодяями. Это были двуногие псы коллективного строя. Их набирали из самых нелюдимых и мстительных мужиков. Часто из бывших тюремных сидельцев. Давали верховую лошадь, и заставляли день и ночь кружить по полям, вылавливая крадунов социалистической собственности», — такое у Владимира мнение о полевых объездчиках.

«Родом» из 19-го века

Должности старших и младших надзирателей, основной задачей которых было «заведывание на местах казенными землями». Министерство земледелия и государственных имуществ учредило в феврале 1896 года. А в декабре 1898 года издала для них специальную инструкцию, в которой, кроме контроля за «казенными землями», возложила на этих людей и «заведывание оброчными статьями». Каждому надзирателю разрешалось нанимать себе в помощники одного постоянного полевого объездчика, у которого обязательно должна быть собственная лошадь. Ему полагалось в год до 300 рублей заработной платы. Объездчика назначал на должность и увольнял с нее сам надзиратель. При назначении тот принимал присягу, и ему выдавали нагрудный знак.

О полевых объездчиках вспомнили и при советской власти. 21 июня 1933 года союзный Наркомзем обязал все земельные органы, директоров МТС и совхозов, председателей колхозов провести мероприятия по установлению строжайшего учета и обеспечению охраны урожая зерновых и других культур на всех стадиях уборки и обмолота. Правлениям колхозов предписывалось не позже, чем за 10-15 дней до созревания хлеба, по специальному отбору выделить в качестве объездчиков проверенных колхозников. Объездчики по колхозу в целом должны были находиться в непосредственном подчинении председателя колхоза, который  инструктировал и держал под своим контролем их работу. На объездчиков возлагались объезд полей колхоза по всем бригадам и проверка выделяемых каждой бригадой дежурных по охране хлеба. Для охраны хлеба на корню бригадир каждой бригады выделял дневных и ночных дежурных.

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости