11.8 C
Саранск
Пятница, 30 сентября, 2022

Что происходит за закрытыми дверями отделения для больных коронавирусной инфекцией в Мордовии

 

Мордовия продолжает бороться с пандемией коронавируса. В переполненных больницах врачи спасают жизни взрослых и детей. Несмотря на угрозу заражения, медицинский персонал делает все возможное, чтобы эпидемия не нарушила естественный ход жизни. В так называемой грязной зоне рождаются здоровые дети, выздоравливают их матери, жизнь торжествует над смертью! Чем приходится жертвовать врачам и медсестрам? И почему никто из них не отказывается от своей работы? Ответы на эти вопросы корреспонденты «ИМ» искали за закрытыми дверями отделения для больных коронавирусом.  

«Привыкли уже!»

— Вы готовы встретить?

Пятница 29 мая. Начало десятого утра. Мы с фотографом переодеваемся в защитные костюмы в Рузаевской межрайонной больнице. С началом пандемии коронавируса это лечебное учреждение было в срочном порядке перепрофилировано для оказания медицинской помощи ковидным больным. Уже два месяца здесь не только спасают здоровье заразившихся пациентов, но и дают возможность появиться на свет новорожденным гражданам России. Беременных женщин с подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция» со всей Мордовии отправляют лечиться и рожать сюда.

— Костюм можно надевать прямо поверх одежды, — инструктируют медсестры. За время эпидемии они научились облачаться в средства индивидуальной защиты за считанные минуты. Но нам на переодевание времени требуется гораздо больше. – Свою обувь снимайте и оставляйте здесь. Вот, наденете тапочки, а сверху — две пары бахил.

Первый слой защитного костюма внешне похож на большую салфетку-промокашку из школьных тетрадок. Веса практически никакого. Рубашка заправляется в штаны, штаны затягиваются на поясе. На ноги надеваются бахилы-сапожки с завязками на голени. На руки – резиновые перчатки, на голову- чепчик, на лицо — маска. Следом надевается защитный скафандр с капюшоном и манжетами, еще одна пара бахил, еще одна маска. Затем — очки.

— Их необходимо подгонять под каждого человека, — поясняют медсестры. – Сзади есть специальные резинки для этого. Теперь – еще одни перчатки и марлевая повязка. Это лично наш лайфхак. Теперь на вашем теле нет незащищенных участков.

— И за сколько вы переодеваетесь? – спрашиваем у медсестер.

— Да нам не больше пяти минут на это нужно, — улыбаются девчонки. – Привыкли уже!

— Грязная зона, ответьте! Вы готовы принять? – заместитель главного врача Оксана Сурина по рации запрашивает готовность персонала ковидного отделения к приему журналистов. – Это нам полиция рации напрокат дала. Очень удобная вещь!

— Готовы! – отвечает грязная зона.

Нам открывают дверь и поясняют, что сейчас мы находимся в буферной зоне между чистым и грязным отделением.

— Идите, там вас встретят!

Дверь закрывается за спиной.

«Просто хотим, чтобы все быстрее закончилось!»

— Это отделение рассчитано на сорок коек…

Женщину в защитном костюме зовут Елена Летина. Еще два месяца назад здесь было обыкновенное гинекологическое отделение. Она им заведовала. Теперь здесь лежат сорок пять пациентов с подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция». Она их спасает. День за днем, смена за сменой. После работы она возвращается домой, где никого из близких нет, отдыхает, и снова приходит на работу.  

— Родные, понимая всю опасность моей работы, находятся на самоизоляции, — объясняет Елена Летина. – Тяжело, конечно, но ничего не поделаешь. Чувствую ли я себя героем?.. Да поймите, вы, никто из нас никаким героем себя не считает. Просто мы все хотим, чтобы все это побыстрее закончилось!

«Температура держалась двенадцать дней!»

— Я уже четырнадцатый день здесь!

Те, кто сейчас находится на лечении в этом отделении, даже не пытаются скрыть чувства благодарности к медицинскому персоналу.

— У меня сначала жена заразилась, потом я, потом – теща, — рассказывает 54-летний мужчина, пожелавший остаться неизвестным. — Мы все здесь лежали. Но жену с тещей уже выписали. Нас просто чудесно лечили! А ведь когда я сюда поступил, мне было очень тяжело. Двенадцать дней температура была! Аж кости выворачивало! А сейчас я чувствую себя отлично.

Второй пациент этой палаты находится здесь уже семнадцать дней. У него нет никаких внешних проявлений болезни. Даже температура как у здорового человека. Но это ничего не значит.

— Я тоже заразился от близких, — рассказывает мужчина. – Компьютерная томограмма показала у меня двустороннюю пневмонию. Спасибо врачам и медсестрам. Хоть мы и не видим их лиц, но уже по голосам узнаем их! Они реально здесь, как на фронте!

Сегодня из отделения выписываются семь человек.

«Дочку еще не видела!»

В соседней палате идет на поправку 21-летняя девушка Настя. Неделю назад она поступила сюда с клиникой коронавируса, а два дня назад родила дочку. Улыбку на лице этой девочки видно даже сквозь защитную маску.

— В первые дни болезни у меня была одышка и кашель, — рассказывает Настя. – Но после лечения я чувствую себя гораздо лучше. Роды прошли хорошо. Уже решила, что дочку назову Миленой. Правда, я ее еще ни разу не видела. Врачи мне только ее фотографии каждый день присылают.

— Сразу после родов мать и ребенок были разъединены, — поясняет Елена Летина. – Чтобы не допустить контакта между ними и заражения младенца. На счастье родителей, и на наше счастье, плод не может заразиться в утробе матери. За время эпидемии это уже второй ребенок, появившийся на свет в нашем отделении. Первый вместе с выздоровевшей матерью уже выписан.

По словам Елены Летиной, в настоящее время на лечении в отделении находятся еще пять беременных женщин. У всех подтверждена пневмония, но состояние с положительной динамикой.

— Когда я только попала сюда, было очень страшно, — говорит пациентка палаты интенсивной терапии Ирина. – Сейчас уже намного лучше. Даже не знаю, какой поклон должен быть докторам!

«Потому что я давала клятву!..»

— Я даже не думала об этом!..

Акушерка Ирина Владимировна работает в этом отделении с 1988 года. Говорит, когда началась эпидемия, она даже не думала отказываться от своей работы.

— Как вам объяснить, я, когда училище заканчивала, давала клятву Гиппократа, — объясняет женщина. – Поэтому у меня даже мыслей не было о том, что нужно отказаться от своей работы сейчас.

Ирина Владимировна не скрывает, что сейчас ей физически тяжело находиться на рабочем месте. Из-за необходимости постоянно носить защитный костюм. Но говорит, что это часть работы. Как и Елена Летина, по вечерам она возвращается в пустое жилище, и общаться с близкими может только по телефону.

— Дети у меня уже взрослые, — рассказывает акушерка. – Все прекрасно понимают. Понимают, что я не могу бросить свою работу. Не могу!

Р.S. Раздеваться приходится в обратном порядке. После снятия каждой детали гардероба макаешь руки в емкость с дезинфицирующим средством. Комбинезон, маски, очки, перчатки и бахилы сбрасываются в специальную емкость. Промокашка просто разрывается на две части и отправляется туда же. Я мокрый насквозь. На выходе все те же медсестры обрабатывают меня спиртом. 

— А вы бываете в грязной зоне? – спрашиваю у них, едва глаза начинают видеть.

— Да случается иногда! – смеются девчонки. Классные они!

Поделиться
-

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости