-14.4 C
Саранск
Понедельник, 17 января, 2022

Барский дом: Какие тайны хранят склепы и могилы князей Кулунчаковых

 

«Машина времени»

Говорите, «машины времени» не существует? Я тоже так считала. Пока не попала в старинный тенистый сад в усадьбе князей Кулунчаковых. Он прячется от любопытных людских глаз  в селе Стрельниково в Атюрьевском районе.

Конечно, и одежда, и манеры, и речь у князей были другими. Но на минуту закрыв глаза, я почувствовала себя героиней купринской повести, ощутила на запястье серебряный холодок гранатового браслета…  Вдохнула сладкий аромат липы. И открыла глаза.

В жизни все не так красиво.

— Двухэтажное каменное здание в усадьбе построил сын прежнего владельца имения Алексей Кулунчаков. Его батюшка скончался в 1895 году, и хозяйкой имения осталась вдова Николая Кулунчакова – Софья, — глава сельской администрации Саид Кильдеев ведёт нас в исторические владения и сообщает подробности как профессиональный гид-экскурсовод. Он, кстати, лично перерыл кипы архивных документов, чтобы уточнить различные подробности, связанные с княжеским родом Кулунчаковых.

 – К сожалению, не сохранилось сведений, из-за чего в 1905 году в Стрельникове случился пожар, — сетует сельский экскурсовод. — Но деревянный барский дом сгорел. И Кулунчаков-младший решил построить новый, кирпичный дом в стиле немецкой классической архитектуры. 

 

Замок со всеми удобствами 

На его возведение потребовалось пять лет. Зато сделано всё на совесть. Кирпичные стены толщиной в 80 см до сих пор прочно стоят на  надежном фундаменте. 

— Если кровля за сотню лет всё-таки начала протекать, то фундамент до сих пор не дал ни единой трещинки, — уверяет Саид Кильдеев.

А само строение отличалось невиданной в здешних краях архитектурой. Получился почти дворец. С двумя парадными подъездами, двумя балконами и стеклянной террасой. С одной стороны в просторном кирпичном пристрое с высоченными окнами располагался зимний сад. 

— Над ним, в помещении на втором этаже, пол зацементирован. Скорее всего, там находилась ванная, — поясняет заместитель стрельниковского главы Светлана Кильдеева.

— Да, тут даже электричество своё имелось, — продолжает Саид Загидуллович. – Оно вырабатывалось установленным в подвале немецким генератором. И ота- пливалось здание паровым котлом. То есть, уже тогда в барском доме имелись все современные коммунальные удобства.

— Куда ж они делись? 

-После революционной «национализации», в 1919 году здание передали в распоряжение волостного комитета, поскольку до 1927 года Стрельниково имело статус волостного центра. Тут размещались отделение милиции, комитет бедноты, военкомат и комсомольская ячейка. А когда административный центр переместился в другой населённый пункт, все коммуникации, даже батареи отопления и трубы, демонтировали и увезли, — вздыхают представители нынешней сельской администрации.

Так и хочется добавить — уже не из Куприна, а из Булгакова: «Разруха в голове, а не в сортире». В общем, здешние Шариковы постарались.

 

Породистые рысакии и винокурня 

Между прочим, Кулунчаковы трезво осознавали, что сам по себе княжеский титул земного благополучия не обеспечит. На земле следует трудиться и создавать материальные блага. Поэтому ещё при Николае Алексеевиче потомки древнего татарского рода начали разводить в Стрельникове породистых лошадей.

— Старики сказывали, будто рысаков на стрельниковских конюшнях Кулунчаковы выращивали для царской армии, что в ту пору считалось выгодным госзаказом. Да ещё продавали американцам, — делится информацией Саид Кильдеев. — Прибыль приносил и собственный винокуренный завод, где производилось до 800 тонн спирта в год. Эта продукция тоже была весьма востребована, прежде всего, в медицинских целях.

— А чуть в стороне от фамильного имения князь построил торговые ряды, — показывает заведующая Стрельниковской библиотекой Евдокия Турнаева, присоединившаяся к нашей экскурсионной группе. – Там продавались промышленные товары и продовольствие. Кстати, кулунчаковские лавки и в советскую пору ещё долго служили сельчанам. Строения-то основательные, кирпичные. Тут базировались магазины, потом склады. А рядом ещё был каменный погреб, куда зимой с пруда свозили лёд. Этот погреб использовался в селе в качестве натурального холодильника, когда в округе ещё не существовало электрических холодильных агрегатов.

 

Зачем в селе банк?

— А рядом с торговыми палатами – видите здание из красного кирпича? – находился банк, — демонстрируют сельчане нежилые постройки княжеской эпохи. 

— Зачем в селе банк? – удивляемся мы с коллегой.

— Как зачем? Крестьяне там брали кредиты на приобретение пчёл, семян, скотины и т.п., кто хотел, развивал собственное хозяйство и получал прибыль, – спокойно растолковывает журналистам-гуманитариям сельский глава. – Так что стрельниковские мужики больше века назад оценили выгоду рыночных экономических отношений. 

Вплотную к новому барскому дому в 1910 году Кулунчаков-младший поставил отдельный одноэтажный домик с женской и мужской половиной, где обитала прислуга. К слову, сам-то Алексей Николаевич вскоре перебрался в столицу и большую часть времени проводил в Москве. 

— Там у него был каракулевый завод, — продолжает исторический экскурс Саид Кильдеев. – А за порядком и хозяйством в барском имении следил управляющий Иван Шишов. Ему князь построил дом в несколько комнат. Кстати, сын управляющего Николай Шишов потом стал заместителем министра машиностроения СССР, но в Стрельниково он не наведывался. А в доме управляющего в советскую пору размещался сельский детсад, затем – пионерский лагерь. В целом здание неплохо сохранилось. Несколько лет назад его даже хотели выкупить в частную собственность, начали было оформлять документы. Но потом передумали или испугались ремонтных хлопот, и приобрели типовой новострой. Хотя, может, и хорошо, что не купили, — размышляет сельский глава, не теряющий надежды на то, что удастся сохранить княжеское имение Кулунчаковых. Вернее даже, возродить его не только как памятник архитектуры XIX века, но и уникальное культурно-историческое наследие, туристический объект.

  Как сохранить княжеское имение?

— Если отремонтировать дом управляющего, его можно использовать под отель для туристов, — мечтает Кильдеев. – Правда, и барский дом надо бы реконструировать. Хотя, повторю, построенные Кулунчаковыми здания отличаются не только грамотной архитектурой, но и долговечностью. В том же княжеском банке в советское время размещался сельский клуб. К нему позже пристроили кинобудку, чтобы крутить фильмы. Так та пристройка уже развалилась. А из возведенной при князе кирпичной кладки ни один кирпич не выпал. Стоит как броня.   

Стрельниковцы вспоминают, что Алексей Кулунчаков, будучи депутатом Государственной думы IV созыва, в 1914 году на территории своего сельского имения организовал госпиталь, где лечили солдат Российской армии, получивших ранение на Первой мировой войны.  

А в 1912 году от парадного крыльца барского дома к пруду высадили липовую аллею в честь столетия победы Российской армии над Наполеоном.

Старожилы утверждали, будто в княжеском пруду водились карпы, лещи, караси, причем ловить их дозволялось всем. 

— Сам же барин, — рассказывали сельчане, — любил в хорошую погоду усесться в беседке на берегу и любоваться окрестностями, отхлебывая из фарфоровой чашки чай, заваренный на травах. 

— А пруд сохранился? – спрашиваем стрельниковцев?

— Место, где находился пруд, сохранилось, там протекает Ляча, питаемая водой подземных источников. Но территория барского пруда давно заросла ряской, а берега – травой, — ведут нас туда сельчане, сетуя на то, что в местном бюджете элементарно не предусмотрено средств на проведение очистки русла и водоёма.

Тем более, только лишь человеческими руками с проблемой тут не справиться, даже если отыщется рота энтузиастов-добровольцев. Чтобы очистить затянувшуюся тиной, заваленную буреломом территорию, потребуется специализированная техника.

Стрельниковцы с горечью показывают место, где теперь сиротливо возвышаются гранитные надгробья с могил Николая и Софьи Кулунчаковых. В 1861 году здесь князья построили деревянную церковь. В пору воинствующего атеизма большевистские власти её приспособили под сельскую библиотеку. Но со временем храм обветшал и разрушился.

— С могилами Кулунчаковых случилась ужасная история, — рассказывает Саид Кильдеев. – Захоронения раскопали, то ли клад кто пытался там найти, то ли ещё что. Драгоценностей никаких не обнаружили. Но очевидцы вспоминали, что нехристи таскали по улицам извлеченный из захоронения череп. После чего над селом полили бесконечные дожди, так что выйти во двор людям было невозможно. В огородах урожай погибал. Тогда местные верующие пришли к осквернённым могилам и несколько дней истово молили о прощении грехов

По надгробным плитам заметно, что вандалы варварски сбивали с них надписи. Рассказывают, как ещё один мужчина из соседнего села намеревался приспособить гранитную плиту с могилы Софьи Кулунчаковой под собственные нужды, после чего чуть сам не помер и со страху вернул гробовой камень назад.

Набожные, да и просто совестливые сельчане, не охочие до чужого добра, сокрушаются, что кому-то понадобились могильные камни. А другие «в хозяйственных целях» потихоньку растащили кирпичи из опор к воротам в барскую усадьбу. Теперь даже их следов не видно, хотя местные жители на память показывают: «Вот здесь они были. Высоченны, в два с лишним метра». А чугунная ограда пропала ещё раньше. Наверное, тоже использовал кто в хозяйственных целях. Опять хочется вспомнить комитет бедноты или Шарикова…

Большинство уцелевших барских строений сейчас не востребовано. Хотя при грамотном подходе и разумном инвестировании, наверное, можно здесь наладить туристический бизнес, как, допустим, в имении купцов Мамонтовых в подмосковном Абрамцеве.

Мила МЕЛЬНИКОВА.

Фото: Григорий ДЕНИСОВ.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости