4.6 C
Саранск
Среда, 27 октября, 2021

«Арестанты в Саранске проводили время в праздности»: уникальные документы 19 века, касающиеся нашей истории

 

Дотошный губернатор

Многие архивные документы, касающиеся деятельности полиции в 19 веке, свидетельствуют о высокой требовательности к ней со стороны руководства Пензенской губернии. Были и такие губернаторы, которые не слишком доверяли бумагам, а больше полагались на личное общение с руководством уездных  городов, в том числе и с полицейским начальством. Был в шестидесятые годы 19 века и такой губернатор, который после своего посещения некоторых уездных городов на следующий год совершил контрольную проверку с целью изучения изменений за прошедший год. 

31 января 1869 года в Губернском правлении  слушали предложенную господином начальником губернии  записку о результатах произведенной  ревизии Инсарских и Саранских уездных присутственных мест. Лучше один раз прочесть сам первоисточник, чем десяток раз его пересказ. Тем более, что многим читателям интересно, какими были наши города полтора века назад глазами губернского руководства. Итак…

Око губернатора

«…К замечаниям моим относительно благоустройства города, сделанным при прошлогоднем посещении Инсара, местная Дума и отчасти полиция отнеслись с должным вниманием и заботливостью, вследствие коих в наружном виде города произошли многие перемены к лучшему; так плетневые лавочки, безобразившие базарную площадь и временные лобазы, крытые соломой, с обрывками лубков, в настоящее время почти все заменены деревянными лавками, выстроенными довольно правильным рядом…»

«В Уездном полицейском управлении  cо  времени моей последней ревизии, произведенной 18 марта 1868 года, произошла одна только перемена — стены заново перекрашены, а в солдатских камерах хотя печи и «переправлены», но следует поставить еще железные — для просушки сырых стен здания».

«Арестанты проводили время в праздности»

К Саранску у пензенского губернатора в 1868 году было, судя по всему, особое отношение. Губернатор был рад хоть малейшим изменениям в облике уездного города. Что же  вынес губернатор из повторной поездки в будущую столицу Мордовии?

Читаем документ:«В течение 1868 года для благоустройства города были снесены с базарной площади большая часть безобразных лавочек. В некоторых главных улицах начинается устройство тротуаров.  Площадь от навоза и мусора очищается арестантами. Поставлено десять фонарей на мосту и на главных улицах. Определено место под разбивку сада, между строящимся собором и приходской церковью (в этом отношении Саранск отстал от всех прочих уездных городов). Исправлены подъезды и поставлены перила около присутственных мест… и вообще, мало-помалу жители начинают привыкать к более опрятному содержанию улиц, на середину коих еще в прошлом году сваливался навоз, дохлые кошки, собаки и тому подобное».

Наружный вид присутственных мест не благообразен; штукатурка со стен Уездного полицейского Управления в некоторых местах отвалилась, водосточные трубы не исправлены. Двор содержится опрятно. «Из построенных на нем отдельных одно­этажных корпусов с камерами для следственных и кратковременных арестантов и с помещениями для нижних полицейских служителей — довольно исправлены, камеры же для пожарных служителей сыры, и я приказал немедленно поставить железную печь для осушки стен и воздуха».

Саранский тюремный замок. Смотритель — коллежский регистратор Юрьев в должности с 25 августа 1864 года. Замок состоит из трехэтажного каменного здания, окруженного прочной стеной. В верхнем и среднем помещаются арестанты, больница и церковь, а в нижнем этаже — караульная, кухня, пекарня и прислуга.

Всех арестантов в 1868 году содержалось 67, в т.ч. 59 мужчин и 8 женщин. Мастерских не учреждено и арестанты проводят время более в праздности, только некоторые из срочных арестантов высылаются на городскую работу для очистки центральной площади. Между прочим, здание тюремного замка сохранено до наших дней, оно находится во дворе администрации г.Саранска.

Ай да, Кикин! Ай да, … сын!

Во все времена находились «умники», старающиеся разбогатеть за счет других. В конце 19 века в уездном городе Саранске появился крестьянин Кикин из Нижнего Ломова с целью создания в нашем городе публичного дома, пусть не большого для начала. Видимо, на такие услуги был «спрос» в Саранске. Кикин привез в нашу провинцию  «предложение». С ним он и обратился в полицию. Приводим дословно сей архивный шедевр:

«Его Высокоблагородию господину Саранскому уездному исправнику от крестьянина города Нижнего Ломова Ивана Терентьевича Кикина. Заявление. Имею честь всепокорнейше просить разрешения для открытия дома терпимости в городе Саранске на Базарно-Поперечной Богословской улице в доме Ананьина для содержания не более шести девиц открытого поведения…»

Резолюция на документе: «20 марта 1898 года Саранский уездный исправник постановил: так как по закону открытие домов терпимости мужчинам не дозволяется, а таковые должны быть открываемы женщинами не моложе 35 и не старше 55 лет от роду и разрешение об открытии означенных домов должно последовать от Комитета народного здравия, то настоящее заявление  Кикина оставить без последствий, о чем ему и объявить с подпиской».

Вот так и остался наш город без интимных услуг, к великому горю предприимчивого крестьянина Ивана Кикина, и к великому счастью добропорядочных граждан провинциального городка. Не дала саранская полиция утонуть городу в распутстве. В отдельных специальных журналах более ста лет назад полицейские вели строгий учет лиц, которые зарабатывали себе на существование «самым древним ремеслом». Так что борьба с проституцией велась саранской полицией самым тщательным образом даже в 19 веке.

Олег КОРЧИГАНОВ.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться