5.7 C
Саранск
Вторник, 30 ноября, 2021

Анастасия Николаевна и Николай Егорович Власовы прожили вместе 67 лет

 

В Международный день пожилых людей мы побывали в гостях у самой возрастной семейной пары села Урусово Ардатовского района Николая Егоровича и Анастасии Николаевны Власовых. 1 февраля будущего года их семейному союзу будет 67 лет. Ей 17 июля исполнилось 85 лет, а ему 26 декабря будет 89. Из мужчин он сегодня единственный к девяностолетию приближается, хотя одногодков было 20 человек. Секрет долгожительства супругов прост: в пятьдесят лет Николай Егорович из-за проблем с сердцем перестал курить и выпивать, почти 15 лет назад начал вместе с женой соблюдать посты, среда и пятница у супругов так же постные, мясо не едят совсем, а Анастасия Николаевна никогда не пробовала колбасу.

Живут они вдвоем, но сполна окружены любовью и заботой четырех дочерей, которые делают все, чтобы родителям жилось как можно лучше, приезжают по первому зову из Алатыря и Саранска, а одна из них — Валентина — живет почти напротив, чуть дальше – сын Иван.

Они и сами выросли на этой улице, дома стояли наискосок. В день проводов Николая в армию (ему тогда шел девятнадцатый год) 15-летняя Анастасия вместе с другими подростками взобралась на приступок печки, чтобы из любопытства хоть одним глазком увидеть новобранца, сидящего за передним столом в другой комнате. А он, отслужив три года в Баку поваром, вернулся в село, чуть поработал и… прислал сватов к тому времени повзрослевшей соседке. И никогда в жизни ни разу не сварил даже похлебки – так надоело кашеварить в армии. Да и некогда было заниматься этим главе большого семейства. Ведь родились у них друг за другом шестеро детей. Анастасия Николаевна работала на ферме, больше 15 лет дояркой, а он летом был пастухом, сторожем, а осенью отправлялся валять валенки, ни одного сезона не пропустил, и в Башкирии, и в Оренбургской области носили его обувку. Из Оренбурга и привез пальто и пуховую шаль старшей дочери Раисе.

— Это было первое настоящее магазинное пальто в нашем классе, а училась я в четвертом или пятом. До сих пор его помню – синего цвета, — вспоминает Раиса Николаевна, а теперь уже сама пенсионерка. Оно потом и младшим сестрам перешло, вещи тогда добротными были. С этого пальто, вернее с первой магазинной покупки, и стала налаживаться жизнь многодетной семьи, достаток которой поддерживала именно валка. А до того Анастасия Николаевна ездила за материалом в Иваново, закупала на 100 рублей (это были немалые деньги), везла домой целый мешок и сама шила для домочадцев все, сплошь до «куфайкине як сустылинь». Она и нас встретила в еще собственноручно сшитой кофте в мелкий цветочек.

В те времена родителям некогда было рассказывать о прошлом, а детям слушать – ведь они во всем были первыми помощниками, с малых лет бегали к матери на ферму вручную доить коров, справлялись с делами по дому. Лишь теперь давно повзрослевшие дочери с болью и жалостью слушают их рассказы о страшном житье в военные годы и стараются заботой и любовью восполнить то, чего они были лишены в детстве и юности.

В семье Анастасии до войны родились трое детей, она была старшей. Война началась, когда ей было пять лет. Отец ушел на фронт, коровы у них не было. Мама заболела, распухла от голода первой, но ее каждый день пытались нарядить на работу. Младшей сестренке Вале было около двух лет, она ослабла совсем, лежала в зыбке и тихо лепетала: «Же-же, ле-ле», что на ее языке означало — хлеба, молока. Соседка принесла картофельную булочку и стопку молока, малышка съела и выпила половину и отдала брату: «На, лелей». Стала звать бабушку. Только та подошла, на ее глазах девочка и умерла. Вскоре не стало и бабушки. Семилетняя Настя собирала милостыню по селу и кормила брата и маму до тех пор, пока та не

выздоровела. С санками ходила в лес за хворостом, а объездчик их изрубил, собирала колоски в поле, и у нее из рук вырвали плошку с несколькими колосками. Лет в десять уж стала поливать и полоть махорку. Однажды по наряду досталось ей работать в поле. Впереди мужчина вручную косил зерновые, жена за ним вязала снопы, а Настя граблями собирала оставшиеся колоски – 75 соток насчитал объездчик к вечеру, чтобы записать трудодни. Он спросил супругов, сколько записать на девочку, те что-то ответили, он им говорит: «Уж совсем не обижайте ребенка», — это она услышала. Он все-таки поставил и ей какую-то закорючку за неимоверный труд. Вот так работали дети во время войны.

Вернулся отец, он не был ранен, но тяжело болел. Чтобы вылечить желудок, нужно было молоко. Они продали дом и на эти деньги купили корову, сами стали скитаться по квартирам. Он не сразу выздоровел и стал зарабатывать, так что Насте в неполные пятнадцать лет пришлось ехать на торфоразработки. Отец успел -построить дом, у них родились еще четверо детей, умер в 57 лет. Опять матери пришлось поднимать одной послевоенных детей.

Николай Егорович в своей семье был пятым и последним ребенком. В войну он уж был подростком, испытал не только голод, но и тяжелый труд наравне со взрослыми. Он является тружеником тыла. Воевали у него отец и двое братьев, все трое вернулись живыми.

— Отец умер вскоре после войны — в 1949 году, валенки валять меня учил старший брат Яков, — рассказывает он.

Налоги были такие, что выгребали все со двора и даже с погреба, никто не спрашивал, держишь ли кур, яйца должен сдать сколько положено.

Когда они поженились в 1955 году, в селе еще вовсю носили лапти. Молодой муж плести их не умел, с этим хорошо справлялась его сестра. В маленьком старом доме их жило уж 12 человек, когда надумали строиться.

Сейчас у Власовых огромный и просторный дом, вместе с ними жил младший сын с семьей, которого не стало в 34 года. Вот такое горе пришлось еще пережить, остались сиротами двое их внуков.

Лес находится в семи километрах от села, туда ходили за грибами, орехами, калиной, яблоками и так далее.

— Умарть непулькат (яблоки кислее некуда. – Ред.), а еле тащишь – за спиной мешок, да в руках узлы. Сено для коровы — все на себе, откуда придется, — говорит Анастасия Николаевна. – И устали не знали. В Талызино теленка сдавать — пешком, в Порецкое пшена и муки купить – тоже. А теперь по избе пройти трудно.

Не оставляют их дочери, каждую неделю кто-то приезжает помочь, побыть с ними.

— У нас на Троицу всегда полон дом гостей. Летом всей большой родней праздновали 85-летие матери, — говорит дочь Нина, которая живет в Саранске. — Очень хочется, чтобы мама с папой жили как можно дольше. Ведь пока они живы, ты как-то особенно защищен.

Мечтают они собраться вместе еще и на 90-летие отца, и на 70-летие семейной жизни родителей.

Валентина Коновалова.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img
spot_img
spot_img

Последние новости