17.9 C
Саранск
Среда, 6 июля, 2022

В Ичалковском районе Мордовии сохранилась усадьба дворян Инсарских

 

До недавнего времени о дворянах, когда-то проживавших в нашем крае, почти не вспоминали. В советский период историки и идеологи по известным причинам обходили эту тему стороной. Даже специалисты Республиканского краеведческого музея им. И.Д. Воронина с сожалением признают, что в музейных фондах на сегодня крайне мало материалов, связанных с дворянской культурой и её представителями, которые сыграли существенную роль в истории страны и нашего региона.

Тем не менее, в районах республики ещё остались полуразрушенные дворянские имения, некогда принадлежавшие знатным особам.

«Путеводитель по дворянским усадьбам»

Правда, ни одно из них  не используется в качестве культурно-исторического памятника, как, например,  усадьба Александра Пушкина в  нижегородском селе Болдино или имение Михаила Лермонтова в пензенском селе Тарханы.

Хотя  возрожденные усадьбы прославленного флотоводца Федора Ушакова в темниковском селе Алексеевка, Николая Огарева в  Старом Акшине, имение князей Кулунчаковых в атюрьевском  Стрельникове вполне могли бы служить объектами туристического интереса.

Создание музейно-туристических комплексов  требует нешуточных вложений, в том числе и финансовых инвестиций.

Для начала республиканские волонтёры культуры и учёные-краеведы взялись за доскональное исследование различных документов. Также  решили  изучить состояние дворянских усадеб и оказать непосредственное содействие в работе по уходу за территориями и зданиями дворянских владений.

Их идея нашла поддержку Президентского фонда культурных инициатив. По итогам проведенных исследований краеведы планируют выпустить первый в республике «Путеводитель по дворянским усадьбам», а также создать виртуальную карту и снять цикл видеосюжетов и мультфильмов по этой теме.

Журналист «Известий Мордовии» присоединилась к волонтёрам и узнала, какие дворянские усадьбы сохранились в республике.

Барский дом

Первым объектом стало ичалковское село Лада. Там до сих пор сохранилось деревянное здание, построенное более 150 лет назад отставным штабс-ротмистром Кавалергардского императорского полка Александром Инсарским. После увольнения с военной службы «по причине болезни» он решил обосноваться в родовом имении и взялся за возведение в Ладе особняка.

Романтическая история

В Республиканском краеведческом музее есть снимок барской усадьбы Инсарских, сделанный в 1910 г. Трёхэтажный деревянный дом внешне похож на сказочный теремок с балконом на южной стороне и открытой террасой – с восточной. По воспоминаниям современников, терраса служила подъездом для конных экипажей.

Среди сельчан ходила легенда, будто в один из приездов в своё ладское имение Александр Инсарский приметил среди местных крепостных девушек красавицу, выделявшуюся достоинством в поведении. По народному преданию, избранницей барина оказалась Катерина Сипакова. Холостой Инсарский обвенчался с ней в сельской церкви, без пышных свадебных торжеств и решил возвести дом для любимой. Однако такой мезальянс якобы вызвал недовольство в дворянских кругах, в результате чего Инсарского уволили с военной службы.

Правда, тщательно изучив различные документы, краеведы выяснили, что романтическая история женитьбы – не более чем народный фольклор. В метрических книгах села Лада второй половины 1860 — начала 1870  гг. не обнаружено записей о бракосочетании барина с крепостной. И женился он уже после того, как построил в Ладе особняк, а его единственную супругу звали Ксения Васильевна.

При этом после выхода в отставку светская репутация Александра Инсарского, судя по всему, не подвергалась какой-либо хуле. Напротив, в апреле 1865 года приказом Главного попечителя Казанского учебного округа Александра Васильевича назначили почетным смотрителем Саранского уездного училища, членом собрания Саранской уездной земской управы с правом решающего голоса. После женитьбы его избирали саранским уездным предводителем дворянства (в то время это была очень важная должность в системе местного самоуправления), в 1891-1895 гг. — мировым судьей, председателем земской управы Саранского уезда.

Сосны, камни, кирпич

Зато само строительство барского дома заслуживает отдельного внимания. О том, кто был автором замысловатого архитектурного проекта, сведений, увы, не сохранилось. Но учителю истории Ладской школы Владимиру Нарваткину удалось раздобыть и записать любопытные подробности о процессе возведения барского дома.

Для сруба Александр Инсарский распорядился заготовить древесину в местных сосновых лесах. По совету опытного лесника Григория Мухина брались  многовековые хвойные деревья.

В начале зимы 1868 года бригада в три десятка мужиков приступила к рубке стволов. Венцы сруба рабочие по указке маститых плотников Фёдора и Ивана Гулькиных укладывали по секциям.

Для сооружения фундамента шириной более метра использовали камни, которые собирали по всей округе. Нужен был и кирпич. «В этих целях Инсарский заранее организовал на берегу оврага кирпичный завод с обжиговой печью, сырьё для кирпича, глину, добывали прямо на месте», — пишет историк Владимир Нарваткин. Там же разместили навесы для сушки сырца. Помещик приобрел формовочную машину с ручным приводом. Каждый кирпич помечался клеймом с именем владельца завода. Причем, как свидетельствуют исследования, Инсарскому удалось наладить довольно успешное производство.  

Изготовленного кирпича хватило не только на фундамент под барский дом. Часть продукции продавали крестьянам на постройку печей.

Строили на века

Летом 1869 года начали сборку дома. Западная часть фундамента возвышалась на 2 метра, восточная часть возвышалась над землёй на полметра.

К октябрю сруб уже установили на фундамент. Плотники приступили к оформлению жилища — прорубали оконные и дверные проёмы, устанавливали мощные косяки.

Всё делалось надёжно и прочно, на века. Местные столяры сколотили рамы и крепкие филенчатые двери. Целыми днями специально подобранные сильные мужики пилили доски для рам, стропил, дверей, полов, карнизов и накладной резьбы.

Для крыши Инсарский раздобыл листы железа длиной 2 м, шириной 80 см. Приглашенные из Пензы маститые кровельщики сумели, учитывая замысловатую конфигурацию верхней части здания, до декабря укрыть сооружение.

В итоге получилось причудливое Г-образное здание, с анфиладой комнат внутри, ажурной витой лестницей, с  балконом, выходящим на юг. Барин, как рассказывали сельчане, не скупился на вознаграждения. И трудившимся на стройке артельщикам не только заплатил за труды, но и «угощал всех мастеров и подмастерьев по чарке «зеленого вина» (так называлась водка), благословляя на успешную работу, чтобы дом стоял сотни лет.

По свидетельству современников, потомственный дворянин, действительный статский советник Александр Инсарский, получивший высшее образование в Нижегородском институте, великолепно разбирался в сельском хозяйстве.

 В его владении имелось 1590 десятин земли в Ладе и д. Васильевка, где он организовал крепкое аграрное производство. А вокруг дома на обширной площади разбили фруктовый сад с озером и оригинальным водным каскадом, бежавшим по желобам вниз.

Художнику по наследству

У помещиков Инсарских в 1871 году родилась дочь Екатерина, в 24 года вышедшая замуж за пензенского художника Иосифа Новохацкого, с которым она познакомились в Петербурге, там они оба учились.  Венчались молодые в Ладе. А поручителем невесты, как свидетельствуют документы, выступил отставной ротмистр Николай Павлович Шан-Гирей, троюродный брат Михаила Юрьевича Лермонтова. После кончины Александра Инсарского в 1890-м барское имение перешло во владение его вдове и дочери. Правда, Екатерина Александровна переселилась к супругу в Пензу, где он преподавал рисование в мужской гимназии, а затем – чистописание, историю искусств и проекцию в художественном училище. Но супруги, по воспоминаниям сельчан, довольно часто наведывались в свое ладское имение. Иосиф Иосифович писал там этюды и портреты местных жителей.

Кстати, в фондах Музея Эрьзи хранятся две картины кисти И. Новохатского – «Женщина в красном платке» и «Мужчина в синей косоворотке», а в Республиканском краеведческом музее – портрет организатора первого передвижного саранского театра Николая Бородулина.

Единственный сын Екатерины и Иосифа Новохатских – Сергей в годы гражданской войны сражался в рядах Первой конной армии Буденного, что вероятно, спасло его родителей от репрессий. В 1918-1921 гг. Иосиф Иосифович преподавал на педагогических курсах в Саранске, потом пять лет работал учителем в Ладской школе.

Все дышит историей

Барскую усадьбу после революционных событий 1917-го национализировали и решили избавиться от «буржуазных излишеств». В 1919 году новые хозяева демонтировали балкон и террасу барского дома. В 1920-е здание передали под сельскую школу, и до сих пор оно находится на балансе районного Управления образования. Хотя ещё в 1940-м затеяли строительство новой 2-этажной кирпичной школы. Но начавшаяся Великая Отечественная война внесла свои коррективы, успели сложить только первый этаж.

Так, долгие годы сельские школьники и учились сразу двух зданиях: часть уроков шла в барском доме, другая – в «новом корпусе». Кстати, среди выпускников Ладской школы — авторитетный советский и российский историк, социолог и футуролог, специалист в области социального прогнозирования и глобалистики Игорь  Бестужев, одно время подписывавший свои публицистические статьи псевдонимом Лада, а потом заслуживший широкую официальную известность уже под двойной фамилией Бестужев-Лада. Ещё один выпускник — Владимир Чибиркин — последние десять лет возглавляет Госсобрание РМ.

Поразительно, но барский дом, построенный более 150 лет назад, до сих пор крепко стоит на своём месте. Сосновые стены, добротно уложенные бревнышко к бревнышку, не подвергаются разрушению.

К сожалению, от былого сказочного величия остались лишь каменный фундамент да деревянный первый этаж.

Второй этаж, говорят, разобрали в 1961 году, соорудив из бревен спортивный зал. Правда, через 26 лет его тоже снесли.

— В школе сейчас 34 ученика. Занятия ведутся в кирпичном корпусе. Но мы стараемся сохранить и деревянное историческое здание, отапливаем, — объясняет Надежда Арбузова, возглавляющая районное Управление образования.

Руководство Ичалковского района признается, что содержать неиспользуемое здание финансово накладно. Хотя бывшую барскую усадьбу вполне можно превратить в привлекательный туристический объект, разместив в комнатах, к примеру, подлинные этнографические экспонаты и предметы барского, купеческого, крестьянского быта прошлых веков, собранные местным краеведом Нарваткиным. Там и площади позволяют, и сама атмосфера дышит историей.

«За верное служение»

Согласно имеющимся документам, история села Лада берёт начало во второй половине XVI века. Здешние земли вместе с крепостными Петр I «за верное служение» пожаловал своему сподвижнику, военачальнику Пётру Апраксину. Затем они принадлежали наследникам Пётра Матвеевича. В конце XVIII века Лада отошла в собственность государственному казначею, действительному тайному советнику, второму министру финансов Российской империи графу Фёдору Голубцову.

Надо отметить, знатные столичные владельцы в глубинку почти не наведывались, препоручая надзор над хозяйством и порядком управляющему, бургомистру да старосте.

С 1835 года имение перешло во владение представителям рода питерских дворян Инсарских – Меланье Михайловне и её сыну Александру.

Хмурится не надо, Лада

Село Лада является одним из старейших не только в Ичалковском районе, но и во всей республике. Название села сначала звучало как «Лядь» — топь, болотистые места. Село имело еще одно название – Богородское. Местные жители отмечают еще одну деталь: Лада в славянской мифологии — богиня весны, весенней пахоты и сева, покровительница брака и любви.

Секреты мастеровых

Для прокладки между бревнами вместо мха использовали мочало. Дело в том, что мох со временем осыпается, а волокнистое мочало, по теплоизоляции не уступающее мху, отличается большей долговечностью. После усадки сруба и уплотнения стен пазы между брёвнами пробивали паклей. Для изоляции деревянных конструкций от разрушительного действия влаги применяли бересту.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img

Последние новости