Курс ЦБ на 22.10
$ 65.81
75.32

Саранская премьера: ярмарка – на славу, Пушкину – браво

Саранская премьера: ярмарка – на славу, Пушкину – браво

Саранская премьера: ярмарка – на славу, Пушкину – браво

Мордовский национальный театр закольцевал сезон ещё одной премьерой. Отрыли его новой постановкой по комедии К. Гальдони «Лгун», завершили – инсценировкой марийского режиссера Василия Пектеева по повести А. Пушкина «Капитанская дочка». 

Перед презентацией спектакля публику ждал дополнительный сюрприз. Прямо в фойе развернулась ярмарка. Правда, чтобы попасть на неё, требовалось прийти за час до сценического представления. Зато гостей прямо у входа потчевали пышными старошайговскими румяными блинами и сладким квасом. Модницы долго рассматривали и примеряли авторские ювелирные украшения, созданные местными рукодельницами. Желающим предлагали оригинальные дизайнерские открытки, забавные сувениры, фигурные, безумной красоты экземпляры ароматного мыла и т.п. 

Некоторые, заинтересовавшись мудреными деревянными станками, сами пробовали сплести из разноцветных нитей поясок или соткать дорожку. Детвора, да и взрослые с удовольствием водили хороводы и участвовали в забавных играх, затевавшихся девушками в народных русских сарафанах. 

Попеременно раскатистым мокшанским и эрзянским многоголосьем публику развлекали фольклорные группы «Морденс» и «Мериме», созданные воспитанниками Владимира Ромашкина. И особенно трогательно прозвучала эпичная мордовская народная песня, когда творчески наследники Ромашкина запели вместе. 

В театральном буфете, который превратился в чайную лавку, можно было – разумеется, за отдельную плату – продегустировать экологически чистые травяные напитки. Зато подливать кипяточек из «тульского самовара» позволялось даром и сколько угодно. 

А потом зрители, затаив дыхание, смотрели Пушкинскую «Капитанскую дочку». Хотя актеры играли на мокшанском (перевод Валентины Мишаниной), а среди сидевших в зале отнюдь не все владеют титульными языками. Но даже возникший сбой трансляции синхронного перевода не испортил впечатления. 

Режиссер не стремился перенести на сцену весь классический текст. Он достаточно деликатно интерпретировал знакомый многим с детства сюжет, предложив свою метафорично образную трактовку истории трепетных отношений Пети Гринева и Маши Мироновой. По крайней мере, в предложенной Пектеевым инсценировке четко прочерчен рисунок их нежной юношеской влюбленности, тревожная тема стихийного и беспощадного народного восстания, переданная тонким переплетением образов-символов с музыкальными мотивами и этническими мелодиями. 

Для читавших первоисточник, сомнительными в спектакле выглядят простоволосые дворяне (в Екатерининскую эпоху им полагалось на европейский манер носить парики) и некоторые костюмы героев. Зато актерские работы органично вписались в «предложенные обстоятельства». При этом исполнителям удалось предать характеры Пушкинских персонажей. 

Молодой Александр Батырев безупречно убедителен в роли строгого Гринева–отца, старого кадрового офицера, после отставки женившегося на дочери бедного симбирского дворянина, наставляющего наследника «беречь честь смолоду». 

Валентина Ермошкина растворяется в материнской заботе о повзрослевшем сыне. Марина Аверкина сдержанно строга и отчаянно трагична в роли властной капитанши Мироновой. Сам капитан в исполнении Андрея Кипайкина получился несколько комичным, эдаким нерасторопным увальнем–подкаблучником. Дядька Савельич у Анатолия Нуштайкина – по-мужицки мудрый, хитроватый, и вместе с тем беззаветно преданный своему молодому барину. Швабрин Дмитрия Мишечкина при всем внешнем несоответствии пушкинскому описанию впечатляюще выразителен в образе изощренного негодяя. 

Алексей Егранов, как мы знаем, способный перевоплощаться в реальных исторических персонажей, тут предстал легендарным предводителем бутовщиков – колоритным, мощным, пугающе «симпатичным злодеем» Пугачевым. 
Маша Екатерины Исайчевой – кроткая и самоотверженная в своей готовности спасти возлюбленного. 

Сидевшая рядом школьница, ещё не читавшая повесть, прониклась искренней симпатией к Пете Гриневу в глубоко эмоциональном исполнении Евгения Благова, однозначно поверив чувствам его сценического героя. Не это ли высшая оценка актерского творчества. А на предложение мамы, мол «Капитанскую дочку» все-таки надо прочитать, юная зрительница согласилась: «Обязательно!». 

Тем,  кто не успел побывать на премьере, остается ждать следующего сезона, чтобы собственными глазами увидеть новое сценическое прочтение Пушкинской повести. 

Автор статьи: Мила МЕЛЬНИКОВА





ДРУГИЕ НОВОСТИ РУБРИКИ

В Саранске «Властелина колец» сыграют на… флейте

Саранские флейтисты Антон Рогожин и Александр Лаптун уже несколько лет стараются расширить свою слушательскую аудиторию, предлагая вниманию саранской публики редко звучащие в наших краях произведения или необычные трактовку классики

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ