26.3 C
Саранск
Среда, 28 июля, 2021

Что будет со школьным музеем Владимира Сущинского?

 

Что будет со школьным музеем Владимира Сущинского?
Когда-то о музее Владимира Сущинского, созданном в 14-й саранской общеобразовательной школе, писали центральные газеты. Туда на экскурсию приезжали целыми классами не только из районов Мордовии, но и из разных регионов огромной страны.
«Из множества школьных музеев, которые мне довелось посетить, школьный музей В. Сущинского производит особенно сильное, в чем-то даже потрясающее впечатление. Экспозиция его особенно интересна не только собранными здесь вещами, но и историей каждого из этих экспонатов», — читаю запись, оставленную 22.02.1973 г. в «Книге отзывов» московским журналистом С. Орешниковым.
«Книга…», вернее, целый альбом довольно внушительных размеров, испещрена автографами многочисленных посетителей. Среди них были и делегации Центральной студии документальных фильмов, члены Правления Союза кинематографистов СССР.
«Дорогие ребята! Вы делаете большое дело, рассказывая о подвиге нашего славного товарища… Володя вёл летопись грозных дней Великой Отечественной вой¬ны. Он шёл в бой за Родину с двумя автоматами: один стрелял пулями, второй – плёнкой», — писали растроганные друзья фронтового кинооператора Сущинского.
Среди отзывов встречаются записи на польском и венгерском языках.
«Сегодня …мне посчастливилось побывать на тысячной экскурсии.
С большим волнением слушала я юных экскурсоводов. Кажется, мне уже всё о нем известно, но ребята так интересно, проникновенно рассказывают, что просто слёзы наворачиваются на глаза», — признавалась ВГИК¬овская однокурсница Сущинского Вера Лезерсон в мае 1975-го.

Уникальные
экспонаты
Этот музей официально открыли в 1965-м. Как рассказывает нынешняя заведующая музеем Марина Баркина, он появился по инициативе школьного учителя истории Веры Самойловой.
Директор учебного заведения Георгий Листерман идею одобрил, выделив помещение под будущую экспозицию. А материальную помощь, как тогда было принято, оказали шефы одного из преуспевающих промышленных предприятий республики. На шефские средства для музея оборудовали витрины, оформили стенды – ничуть не хуже, нежели в крупных солидных музеях.
Непосредственно сбором материалов занимались сами школьники во главе с историком Зоей Деньгиной. Они близко познакомились с жившими в Саранске родственниками Владимира Сущинского. Его старшая сестра Калерия передала энтузиастам кипу фотографий из семейного архива, рассказала о детстве и юности брата, его увлечениях и стремлении «научиться самостоятельно делать кино».
Вообще-то, учился Володя Сущинский в другой саранской школе, а в 14-й он занимался в фотокружке и делал первые шаги в операторском искусстве.
На каникулах Зоя Павловна и школьные следопыты совершали поездки по местам боевого пути своего земляка, фронтового кинооператора Владимира Сущинского, встречались с его ВГИКовскими однокурсниками и коллегами-однополчанами, записывали воспоминания. Друзья Сущинского также охотно предоставили саранским энтузиастам его студенческие и фронтовые фотографии. Франциск Семянников, в годы войны служивший фотокором газеты «Сталинское знамя», передал школьному музею уникальную коллекцию своих снимков, на которых Сущинский запечатлен в процессе работы. Маматкул Арабов, выносивший с поля боя раненного осколком Сущинского, рассказал, как 22 февраля 1945 года, не замечая смертельной опасности, Владимир снимал наступление советских войск в предместьях Бреслау (ныне Вроцлав). Фронтовой товарищ Сущинского Мансур Барбутлы несколько раз специально приезжал из Пятигорска в Саранск, чтобы «цветущим маем отметить День Победы с другом».
Ещё один известный кинодокументалист Роман Кармен подарил музею камеру «Аймо». Именно такую держал в руках его коллега — капитан Сущинский, снимая свой последний репортаж под Бреслау.
А позже грузинский художник Нодар Гандзеладзе сделал и привёз в Мордовию скульптурный портрет Сущинского – в солдатской пилотке, с той самой камерой в руках.
Кроме того, саранские школьники разыскали адреса и вели почтовую переписку с ровесниками из Польши, где погиб Сущинский. Тогда поляки уважительно называли советских солдат героями-освободителями. Местные краеведы установили на месте захоронения Сущинского памятную плиту. Саранские следопыты там тоже побывали.
В витринах школьного музея среди множества экспонатов – личных вещей, фотографий и документов, студенческих конспектов и рисунков Владимира Сущинского особенно трогательно смотрится веточка березки и камушки с его могилки на кладбище Куле в польском г. Ченстохове.

На правах «бедного родственника»
Сейчас сама музейная экспозиция выглядит откровенно сиротливо. Да и 14-й школы как таковой в Саранске уже давно не существует. В её здании теперь занимаются ученики общеобразовательного лицея №43. Хорошо, что в процессе перераспределения школьной недвижимости собранные когда-то музейные материалы чудом сохранились. Правда, обнаруживаю, что одна из витрин с экспонатами «запирается» бытовым скотчем, поскольку замок просто выдран с корнем. Да и надписи и снимки на стендах выцвели, богатейший фотоархив бессистемно пылится в шкафу.
— Надо бы, конечно, все разобрать. Но у нас нет средств даже элементарно на альбомы, уж не говоря про всё остальное, — вздыхает Марина Баркина.
Музейное хозяйство досталось ей по наследству. Вроде того, затевали всё это дело историки. Ну и Марину Николаевну, как историка, школьное начальство обязало отвечать за имеющуюся коллекцию раритетов, самым непосредственным образом связанных с прославленным фронтовым кинооператором. Обязать-то обязали, да этим и ограничились.
В кабинете с табличкой «Школьный музей», где ютятся остатки прежней экспозиции, теперь проводят уроки по разным дисциплинам. Администрация лицея сетует, мол, помещений для занятий не хватает. Поэтому задействуется каждый метр полезной площади. А согласно нововведенным нормативам, в кабинете необходим шкаф для верхней одежды учеников. Чтобы его впихнуть, часть музейной экспозиции пришлось демонтировать.

Кому он нужен?
С осени прошлого года за Мариной Баркиной официально закрепили должность «руководитель школьного музея». И она, как единственный представитель Владимира Сущинского, оказалась на торжественном открытии первого в мире мемориала «Фронтовому кинооператору», воздвигнутому в подмосковном Красногорске, недалеко от Российского госархива кинофотодокументов. Основой скульптурного образа для авторов памятника послужил как раз Владимир Сущинский, смертельно раненый в бою, но не выпустивший из рук камеры, которая зафиксировала момент его гибели.
На открытии мемориала проникновенные речи произносили помощник Президента РФ Владимир Мединский, председатель российского Союза кинематографии Никита Михалков.
— Меня поразило, с каким пиететом активисты Московского клуба документального кино им. В. Микоши относятся к Сущинскому, — говорит Марина Баркина.
Столичные кинематографисты, узнав про школьный музей Сущинского, загорелись желанием приехать в Саранск, снять тут фильм. Вот только показывать облезшие стенды и кипы архивных фотографий, складированные в тесном кабинете, неудобно. Но дело даже не в столичных гостях. По сути, школьный музей создавался не для них, а для местных мальчишек и девчонок, чтобы они знали и помнили, кем был их земляк, чтобы его пример самоотверженной преданности профессии и Отчизне служил жизненным ориентиром.
Доставшийся ей музейный фонд Марина Николаевна бросать на произвол судьбы не намерена. Последняя надежда — на поддержку общественности.
Мила МЕЛЬНИКОВА.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

Последние новости

Поделиться