3.2 C
Саранск
Понедельник, 29 ноября, 2021

В Саранске некоторые кафе и рестораны продолжают работать, игнорируя все запреты

 

Мордовия задыхается от коронавируса. По всей республике действуют жесткие ограничительные меры. Ресторанам, кафе и другим заведениям общепита разрешено работать до 23.00, а обслуживать посетителей только при наличии QR-кода. Но соблюдается ли этот запрет на самом деле? С инспекцией по заведениям общепита отправился корреспондент «ИМ».

Ночной продавец

22 октября 2021 года. Начало четвертого утра. В супермаркете «Спар» на Химмаше непривычно пусто. Обычно в это время здесь тусуется загулявшая молодежь, таксисты, трудовые мигранты и бомжи. В расположенной на входе фуд-зоне можно выпить кофе, съесть кусок пиццы или шаурмы, просто поболтать. С вступлением в силу ограничительных мер, запрещающих работу кафе и ресторанов после одиннадцати вечера, этот «островок свободы» не должен функционировать в это время суток, но администрация магазина ограничилась лишь тем, что распорядилась убрать лавочки. Теперь за столиками можно только стоять.

— Кофе можно выпить? – интересуюсь у сонной продавщицы.

— Конечно, — отвечает женщина. – Там автомат, наливаете, потом подходите к кассе, я вам пробью.

Эспрессо двумя тонкими струйками течет в бумажный стаканчик, обдавая приятным ароматом.

— На кассу не забудьте подойти! – напоминает о себе ночной продавец.

В светлое время суток расплатиться без маски здесь невозможно, но ночью обходятся без лишней «бюрократии». Допиваю кофе, на всякий случай делаю селфи и иду домой. На вечер у меня заказан столик в более приличном заведении.

«Истинная стоимость»

— У вас есть QR-код? – менеджер гастробара «Академия» сразу берет быка за рога. Это заведение уже давно стоит костью в горле у жителей улицы Гожувской. Выходящие отсюда глубоко за полночь пьяные компании еще долго колобродят по окрестным дворам в поисках приключений, в самых извращенных формах насилуя покой спального района. Дворники уже устали собирать мусор из перевернутых урн, а таксисты специально дежурят по ночам в ожидании пьяных клиентов. Казалось бы, с вступлением в силу ограничительных мер жильцы многострадальной улицы могут вздохнуть с облегчением. Но не тут-то было. Регулярные ночные прогулки с собакой заставляют меня усомниться в законопослушности этого заведения. Но одних подозрений мало. Поэтому я звоню и заказываю столик на вечер пятницы.

— Мы работаем по системе «TRUE COST» (в переводе с английского — «истинная стоимость». – Прим. авт.), — рассказывает менеджер. – На входе вам необходимо будет заплатить 600 рублей. Зато потом вы сможете заказывать еду и напитки по ценам ниже ресторанных.

— А вы до скольки работаете? – финансовые условия посещения бара сейчас не так важны для меня. Куда больше меня интересует схема, благодаря которой это заведение умудряется обходить установленные запреты.

— Если вы приобретете клубную карту, то сможете задержаться у нас, – деликатно объясняет менеджер.

— А на сколько задержаться? Не на пять же минут!

— Не на пять. Если все будет нормально, можно будет посидеть и до двух часов, и до трех. Так что, бронировать столик?

— Да.

Предатель

Все происходит, как мы договаривались по телефону. На входе меня встречают, проверяют наличие QR-кода, подтверждают бронь столика. Вношу деньги по системе «TRUE COST», сдаю верхнюю одежду в гардероб, и меня провожают в зал. Мой столик № 25. На часах 22.00. До времени «Ч», когда заведение должно прекратить свою работу, согласно действующим ограничениям, еще ровно час. Прошу чашку кофе, вызывая недоумение молоденькой официантки. Заполняю анкету для получения клубной карты. Потом, чтобы не выглядеть белой вороной, заказываю бокал пива. Присматриваюсь к публике. Свободных столиков в зале нет, но собравшиеся только начинают разогреваться.

Лишь один мужик с ходу пускается в пляс, попутно апеллируя к ди-джею: «У тя нормальная музыка есть?» В зале в основном молодежь, необсохшими от материнского молока губами лакающая коктейли, гламурные богатые (видно по брендовым шмоткам. – Прим.авт.) типы в возрасте, употребляющие дорогой алкоголь, и небольшая прослойка рабочей молодежи (видно по спортивным костюмам с символикой народной команды. – Прим.авт.).

Все расслаблены и спокойны, напряжен только я, потому что чувствую себя предателем в партизанском отряде. Постоянно смотрю на часы, надеясь, что ровно в 23.00 нам объявят, что заведение закрывается. Ровно через полчаса бестолкового сидения за столиком иду на выход покурить.

— Сейчас уже можно курить возле бассейна, — останавливает меня охранник.

На просьбу показать, где это, зовет напарника. По лестнице меня выводят на крышу. Здесь тоже есть зал со столиками, работающий только в теплое время года, и бассейн.

«Так вот как это работает!» — понимание схемы приходит с первой затяжкой. – «Они впускают внутрь всех желающих, и ближе к одиннадцати вечера просто закрывают дверь. Приди сюда какая-нибудь проверка, дверь просто не откроют. Просто, как все гениальное!»

На дистанции поцелуя

«Ты подожди, жаришка начнется чуть позже!» — знакомый, некоторое время назад работавший ди-джеем в этом заведении, посредством мессенджера объясняет мне здешние порядки. – «Обычно по пятницам-субботам бывает живая музыка, а ближе к часу ночи начнут включать песни 90-х».

Я снова смотрю на часы. Почти одиннадцать вечера, а народ все прибывает. Те, кому не досталось свободных столиков, тусуются возле барной стойки на дистанции поцелуя. Разогретые алкоголем девицы начинают танцевать. Их изгибающиеся в светомузыке и кальянном дыму тела фиксирует камера моего мобильника.

Ловлю себя на мысли, что здесь ведь собрались, в общем-то, неглупые люди. И те, кто организует все это действо, явно знают, что делают. Хозяева этого заведения знают, что работать в это время не должны. Но работают! Посетители знают то же самое. Но приходят! Почему? Ответа на этот вопрос у меня нет.

— Вам повторить? – официантка явно расстроена моей невысокой алкогольной активностью.

— Нет, посчитайте.

Мне не жаль потраченных денег. Жаль времени! Ни живой музыки, ни песен 90-х я ждать больше не хочу. В половине двенадцатого вечера я двигаюсь на выход. Мой столик будет занят через пару мгновений.

— Приходите к нам еще! – улыбается девушка на входе.

— Секундочку! – останавливает меня охранник. Через пару мгновений рация в его руках хрипит грубым мужским голосом: «Чисто». Охранник открывает дверь, выпуская меня на улицу.

Все дороги ведут на бульвар

Суббота. Полдень. Старый Химмаш. Инспектирую кафешку на бульваре Эрьзи. Среди местных завсегдатаев это заведение славится крайне либеральными взглядами на законодательство, но может быть, это всего лишь слухи. Со мной друг, убежденный ковид-диссидент. Пару дней назад он победил ангину, но делать прививку от коронавируса пока не хочет.

— Меня не пустят, я же не привитый, — аргументирует отказ идти в кафе мой спутник, однако все опасения оказываются напрасными. Здесь не то, что QR-код, маску не спрашивают, предлагая место за столиком. Пиво втридорога, банковские карты не принимают, но можно расплатиться посредством онлайн-перевода.

— А если бы ты телефон дома оставил? – задается вопросом мой спутник, оживая буквально на глазах. Но мне кажется, что и в этом случае здесь нашли бы выход из ситуации.

Р.S. Фуд-зону в магазине «Спар» на Химмаше уже закрыли. В четырех ресторанах Саранска мой заказ на 30 октября принять отказались из-за действующих ограничений. Еще в одном столик на этот вечер мне забронировали, но предупредили, что возможны варианты. Гастробар «Академия» принял очередной заказ без проблем.

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img
spot_img
spot_img

Последние новости