0.9 C
Саранск
Воскресенье, 28 ноября, 2021

Фельдшер из Кемли, несмотря на потерю близких и тяжелую болезнь, продолжает спасать жизни людей

 

Ковид забрал ее родную сестру и двоюродного брата. А сама она после заражения страшным вирусом заново училась ходить. Но несмотря на это фельдшер из Кемли Ольга Видманова нашла в себе силы вернуться в профессию. Она не считает себя героем, но всякий раз, проходя мимо здания районной больницы, смахивает слезу. О счастье, разбитом ковидом, — рассказывает корреспондент «ИМ».

«Всю жизнь мечтали работать в медицине!»

— Обо мне книгу можно написать, я ведь стольких людей за последнее время похоронила! – улыбается Ольга Видманова, встречая корреспондента «ИМ». Эта улыбка немного не вяжется со смыслом сказанного, но женщина тут же все объясняет. – Это я только на людях улыбаюсь, а что у меня в душе в этот момент творится,  никто не знает. Туда никто не залезет.

Елена и Ольга с самого детства мечтали связать свою жизнь с медициной. Перед глазами всегда был пример матери, всю жизнь проработавшей медсестрой в больнице, и тети.

— У нас папа умер очень рано, — рассказывает Ольга Видманова. – Мама нас практически одна воспитала. С сестрой мы были очень близки. В детстве она всегда присматривала за мной, всегда ей за меня доставалось.

Повзрослев, сестры осуществили мечту стать медиками. Елена после окончания училища сначала работала медсестрой в инфекционном отделении районной больницы, а потом перешла на работу в тубкабинет. Ольга в начале трудилась медицинской сестрой в реанимации, а потом устроилась фельдшером на «скорую помощь». Семейная жизнь у обеих сестер сложилась удачно. Обе вышли замуж, у каждой родились по двое детей. У Елены – мальчики-двойняшки, а у Ольги – две дочки. Размеренное течение жизни Елены и Ольги весной 2020 года прервала пандемия коронавируса. Обе встретили ее одними из первых.

«Заново училась ходить и держать ложку!» 

Смертельный вирус пробирался в район, как подлый преступник, нанося удар в самое сердце. Это сейчас никто уже не выясняет, где именно заразился человек, а в начале первой волны пандемии медики еще пытались установить источник заразы.

— В нашу больницу тогда поступила женщина из Большого Игнатова, — вспоминает Ольга Видманова. – Мазок у нее оказался положительным. После этого у нас заболел практически весь медицинский персонал. А я ведь на «скорой помощи» работала, всех своих коллег возила на госпитализацию в Саранск. В начале мая 2020 года температура поднялась и у меня. Но я тогда еще успела отработать смену, и только потом обратилась за помощью.

Ольгу госпитализировали в 3-ю городскую больницу Саранска. Первичное обследование выявило у нее сорок процентов поражения легких.

— Я тогда страшно испугалась, — продолжает женщина. – А сестра меня все время успокаивала, говорила, что у многих пациентов процент поражения легких гораздо выше. Но уже через два дня состояние Ольги серьезно ухудшилось. Вирус поразил семьдесят пять процентов легочной ткани. Сатурация все время падала, и ее положили в реанимацию. Ольга Видманова говорит, что те дни помнит очень смутно. Пребывала, как будто в бреду.

— В редкие моменты, когда я приходила в себя, я понимала, что меня все время куда-то везут, — рассказывает женщина. – Потом я по выписке посмотрела, оказывается, меня только пять раз на КТ возили. Еще помню, что в реанимационной палате, где я лежала, постоянно менялись пациенты. Были дни, когда родные уже не надеялись на мое выздоровление. Но я как-то выкарабкалась. Видно, не смерть мне была! Домой меня привезли на носилках. За время пребывания в реанимации мышцы настолько атрофировались, что я даже самых элементарных движений сделать не могла. Пришлось заново учиться ходить, держать ложку. Я специально наняла массажиста, чтобы он помог мне вернуться к нормальной жизни. Но, например, прыгать через скакалку я до сих пор не могу. Хотя раньше делала это с легкостью.

И все же Ольга сумела, пусть и не до конца, преодолеть последствия болезни и вернуться на работу.

— Все мои близкие были против этого, — говорит женщина. – И сестра, и муж, и дети ругали меня. Но я просто не представляю себя на другом месте работы. 

«Сестра не смогла выкарабкаться!»

Ольга Видманова еще толком не успела оправиться от болезни, когда началась вторая волна пандемии. Для нее она оказалась еще тяжелее.

— В октябре 2020 года заболел один из сыновей моей сестры, — рассказывает женщина. – Потом – она сама, а следом и второй ее сын. Они втроем лежали в инфекционной больнице в Саранске. Сначала состояние Лены не было тяжелым. Неделю она провела на капельниках, а затем… Врачи говорили потом, что ее организм просто не справился. У нее было хроническое заболевание почек. Хотя она никогда даже на больничном не была. Знаете, я до сих пор себя спрашиваю, почему я смогла выкарабкаться, а она – нет?! Так получилось, что в марте 2020 года незадолго до моей госпитализации умерла моя мама. В октябре я похоронила сестру. В феврале 2021 года скоропостижно скончался мой муж, через полгода скончалась моя свекровь. А недавно исполнилось сорок дней со дня смерти моего двоюродного брата. Он умер в той же реанимации, в которой лежала я. Я сама его туда отвезла. Он такой здоровый парень был, всего 45 лет ему было! 

«Каждый день хожу на работу и плачу!»

Ичалковский район Мордовии оказался одной из наиболее пострадавших от коронавируса территорий республики. И сейчас ситуация здесь далека от идеала.

— Последний месяц у нас в районе мы госпитализировали по шесть-восемь человек в сутки, — говорит Ольга Видманова. – И только в последнюю неделю ситуация немного улучшилась. Госпитализировали четверых человек. Меня очень радует, что люди у нас сейчас очень активно прививаются от коронавируса. Я и сама сделала прививку одной из первых. Как только первые партии вакцины начали поступать в республику, я прошла вакцинацию.

К сожалению, жертвами смертельного вируса в Ичалковском районе стали двое медицинских работников. С разницей в один день умерли медсестра Елена Винтина, сестра Ольги Видмановой, и заместитель главного врача районной больницы Владимир Леушкин. Совсем недавно в их память открыли мемориальную доску на здании лечебного учреждения.

— Теперь я каждый день хожу на работу мимо этой доски и плачу, — говорит Ольга Видманова. – С одной стороны, я понимаю, что Лена достойна этого, как никто, ведь она всю свою жизнь посвятила медицине. И если люди, глядя на эту доску, поймут, какой ценой были спасены их жизни, будет хорошо. А с другой стороны, мне так тяжело смотреть на фотографию сестры!..

Поделиться
-
 

Новости партнеров

spot_img
spot_img
spot_img
spot_img

Последние новости