Курс ЦБ на 19.02
$ 56.36
70.65

Сергей Сеничев: Так вот – о методе…

Сергей Сеничев: Так вот – о методе…

Сергей Сеничев: Так вот – о методе…
Сергей Сеничев: Так вот – о методе…

А именно: о методе Цекало и Эрнста – продюсеров сего произведения, как сам Цекало его ласково называет. И, стало быть, сначала о методе Цекало.

Этот весёлый человек с грустными глазами ничего теле-нового не изобрел.

Всё это мы уже видели и в «Декстере» (сколько бы Александр Евгеньич от него ни открещивался), и в «Настоящем детективе», и в британском «Шерлоке» (с Камербатчем и Фрименом) и даже в «Хаусе» - тот тоже груб, небрит, вечно неглажен и все восемь сезонов на тяжёлых колёсах…

С одной маленькой разницей: разгадав очередную медицинскую головоломку, герой Хью Лори не хватает и не насилует первую попавшуюся медсестричку, а герой Хабенского почему-то хватает случайную прохожую, рвёт с неё трусы, нокаутирует выбежавшего на крики несчастной мужа, облаивает выбежавшую же мать, а до кучи мочит пару патрульных полицейских – ну просто за то, что все он «двоечники». Чтоб знали, надо понимать! И они, и, главное – мы: знали и помнили, что если девушка вечером идет одна, и насильников на её счастье поблизости нет – откуда-нибудь непременно выскочит майор в штатском и проучит – и её, и родных, и всех, кто подвернётся. Что по-другому ЗДЕСЬ (цитата из Цекало: «это сериал не про город Майами») быть не должно и не будет... А ещё в начале каждой серии виноватая надпись с предупреждением, что в фильме (ай-я-яй!) присутствуют сцены табакокурения, а дальше герой Хабенского беспробудно пьёт, то и дело блюёт и демонстративно пердит (ну извините, хотел написать пукает, но это было бы как-то слишком уж по-тургеневски)…

Таким образом, создатели данного телепродукта последовательно и сознательно льют на меня, потребителя с индексом «+18», ушат за ушатом жестокостей и мерзостей, каких я ни в «Игре престолов», ни даже в «Ходячих мертвецах» не видывал.  

Зачем? – спрашиваю я себя… Спрашиваю, потому что есть на театре и в кино такое понятие – сверхзадача – этакая телеграмма, посланная авторами аудитории, над содержанием которой аудитория вынуждена хоть пару минут, а подумать.

Нет, я понимаю: «Метод» - по определению мыло, жвачка, фикшн-экшн, сочинял не Достоевский, снимал не Тарковский, но ведь хотели же мне что-то сказать всем этим господа создатели?

Тем более что в последнее время мы (не я, конечно, общество) как-то подозрительно много и с каким-то подзабытым удовольствием говорим о духовности. Понимая под нею каждый своё.

Вот и Цекало туда же: «наш сериал про любовь». И, подумав, добавляет: «и про нелюбовь».

Про нелюбовь не поспоришь – в «Методе» нелюбят изощрённо и изобретательно. А вот любви я лично как-то не заметил. Ну разве что трах героини (извините, но это опять-таки именно трах) с малопривлекательным и нам и ей самой бывшим однокурсником. 

И ещё из Цекало: «хотелось без купюр, без ханжества»… Ну кто бы сомневался!

Не, это как раз понятно, в своё время и я видел некоторое количество видео без купюр и ханжества – немецкого производства, например («йа, йа, дас ист фантастиш!» и т.п.)

Но Цекало – фиг с ним, он просто деньги зарабатывает. А – Эрнст? В чём его метод? Целый руководитель целого Первого канала – главного проводника гос’идеологии (которой у нас, разумеется, нет даже по конституции) и популяризатора, будь они неладны, трендов – этот-то что-то-же-нибудь имеет в виду, подписываясь под чистой воды чернухой?

Ладно, гляжу, размышляю, и месседж получается вот какой: государство, которого в «Методе» напрочь нет (нет, формально-то есть, но по факту нет – они же там все ДВОЕЧНИКИ) выдаёт лицензию на сыск, правосудие и приведение в исполнение некоему конченному алкашу, наркоману и отморозку по имени майор Меглин (Меглин – Мерлин – это красиво, тут респект; к тому же – Родион – тоже не без намёка: типа, тварь я дрожащая или право имею? – Меглин определённо имеет)

И ху, спрашивается, этот мистер Родион из?

А получается, что очень даже ху…

Судя по первым четырём сериям, это типичный человек морально опущенный (сможете – оспорьте), или, если хотите помягче, человек мотивированный опытом – но хоть так, хоть эдак ЧМО… Но чмо, перед которым папашка героини – силовик в козырных погонах – конфузится аки зашуганный дух перед матёрым дембелем. Что за фигня?!

За разъяснениями – к Цекало, а тот: «наш герой не является патологическим маньяком». Включаем логику: то есть, маньяк, тут без вопросов, но не очень патологический, так, что ли?..

Беременность наполовину? Осетрина второй свежести?..

Больше того, уточняет Александр Евгеньич: «он служит в органах, он гуманист и казнит только в крайних случаях» - опа! вон оно, оказывается, как можно! То есть, больше не тайна: суд, УК и прочая байда – для лохов, да?

Что, Первый канал мне врать, что ли, будет?..

Герой нашего времени – беспредельщик с ксивой – вот что говорит мне Первый канал.

А кроме того – рисует такие картинки провинциальной России, что присной памяти «Левиафан» просто отдыхает. Но «Левиафан»-то делался с прицелом на «Оскара» и вообще – на запад, на врагов. А тут – чистой воды импортозамещённый продукт – для сугубо внутреннего потребления. Хотя бы и в расчёте на полуночников (полуночная публика считается более прихотливой, её Малаховым с Петросяном не проймёшь).

А картинки, повторю, неприглядные – в совершенно балабановском духе: мрак, разруха, обшарпанность, нищета, тут и там пьянство окаянное… Опять же, бесконечные бомжи, население в засаленных майках-алкоголичках, какие-то неразъяснённые «наши» (училка-Симонова, у которой целая стена фоток детей с выколотыми глазами, чувак с автогеном, караулящий корабельную свалку, откуда даже крысы сбежали и т.д.)…

По маньякам претензий нет – эти да, убедительно отвратительны, но обратим внимание, кто они: числящийся на хорошем счету мент, время от времени удушающий бывших бездушных одноклассниц… заслуженный (!) учитель-педофил… боюсь даже предположить, кто дальше будет – педиатр-садистка? библиотекарша-каннибал? завклубом-расчленитель?.. министров-то с депутатами сценаристы точно не тронут…

Хотя – стоп! В этом методе Эрнста и государевы люди как на подбор непрезентабельны. Начальники райотделов – все как один – дебильные боровы с никудышными морально-волевыми и профессиональными качествами, их подчиненные – жалкая цирковая униформа, забывающая покормить служебную собаку, а то и вовсе опер-заика, которого 40-килограммовая героиня на всякий пожарный лихо кидает через пупок… А ещё мэрша – ну та, которая педофила крышевала, а потом слезу пустила и из окна вышагнула – базарная баба с печатью незаконченного среднего образования на челе… Сколько-нибудь нейтрально хотя бы нормальных – ни одного.  Но что характерно – и у бабы этой, и у всех ментовских за спиной на стене портрет Президента. Какой-то слишком уж нехороший намёк – пусть даже (снова повторюсь) и после полуночи. Где, чёрт побери, Мединский с его раскладами на какое кино башлять, а на какое ни-ни?..

Я же запутываюсь уже! Точку отсчёта же теряю: с какого перепуга прокремлёвский канал мою с Мединским рашку так-то уж очерняет?

Но и это бы полбеды. Беда в том, что как-то чертовски непривлекательны, если не сказать злей – нарочито омерзительны, и жертвы маньяков… Дети, как минимум, некрасивы, родители их до ублюдочного бесчеловечны и непроходимо тупы. Будто нарочно они такие – чтобы их, не приведи господь, не захотелось жалеть. Включая повешенных заслуженным учителем мальчиков – рассказ-то не про них, рассказ про него, извращенца-«романтика», про героя с героиней, спорящих, отдать душегуба на расправу родителям или самолично кокнуть, а главное – про зачем-то карикатурно явленную быдломассу – про родителей, вяло бубнящих что-то и ещё более вяло машущих на уже распятого урода кулачонками… То есть, про русский бунт – воистину бессмысленно невнятный?..

Тут-то кому подмигивает Эрнст?

Не разумею…

Заметьте, о придирках к сценарию и актёрским работам молчу в тряпочку (хоть и замечу в скобках, что не с этой шедеврухой придёт Константин к воротам рая).

А впереди ещё дюжина серий…

Буду смотреть? Да конечно буду.

Очень уж хочется увидеть, как именно будет наказан герой Хабенского.

Потому что правило такое, неписанное – в литературе, в драматургии, в кино, да где угодно – злодей, даже понимающий, что он злодей, и тысячу раз в этом раскаявшийся – должен понести. Помните? – убивший за целую жизнь собственноручно всего одного человека (негодяя!) Майкл Корлеоне незадолго до смерти и конца третьей серии беззвучно орёт над трупом застреленной врагами дочери… Гамлет, Макбет, Отелло, да тот же Раскольников – все, все кончают плохо…

Ибо воздаяние неизбежно. И убивать во мне веру в это – самое безбожное из безбожеств.

А если создатели об этом забыли – подайте сюда Мединского, и пусть он всё это безобразие быстренько запретит.

С другой стороны – чего это я на Константина Львовича разворчался – он мне четвёртый год «Голос» кажет, о котором с весны ещё написать хочу, да всё слов не хватает – то и дело слёзы восторга душат.

Смею надеяться, что и вас – тоже…



ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ СПЕЦПРОЕКТА

Виктор СЛУГИН: Нужно ли вводить запрет на аборты?

Все зависит от позиции, с которой эта проблема рассматривается. С религиозно-нравственной точки зрения - все понятно. Аборт - это грех и безнравственный поступок, лишение жизни. А вот с точки зрения современного прагматизма и социально-экономических реалий - запрет абортов аморален и не основан на здравом смысле.

ПОПУЛЯРНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

В Рузаевском селе Шишкеево заговорили улицы

Приезжаешь в родное село, и хорошо на душе становится. В Шишкеево уютно в любое время года, но весной этот уголок Земли становится особенным: сельскую тишину могут нарушить разве что пение птиц, шум небольшой говорливой речонки, которая радуется освобождению из ледяного плена, да смех соседской ребятни. А если прислушаться, заговорить могут даже молчаливые улицы. Их названия таят много всего интересного.