Курс ЦБ на 21.11
$ 65.59
75.18

Сергей Сеничев: О Сталине

Сергей Сеничев: О Сталине

Сергей Сеничев: О Сталине

На Юго-Западе вдруг взяли и отгрохали памятник архиепископу Мефодию и младшему брату его Константину (Кирилл – все-таки второе его монашеское имя, принятое недели за полторы до смерти, он и сам-то к нему вряд ли привыкнуть успел). Своими глазами композиции еще не видел, но идею категорически одобряю. Кошек с лисичками вон уже сколько понатыкали, а тут – человек худо-бедно глаголицу придумал, на базе которой потом кириллица появилась.

Другое дело, в сети уже шуточки полетели: и который, мол, из них мокшанин, а который эрзянин?.. В смысле, а к нам-то эти греки каким боком? А – таким: в Москве ставят святого Владимира, чем мы хуже!..

По мне бы, конечно, если уж кого ставить – так Бахтина, например. Где-нибудь возле университета. А заодно бы уж и переименовать его из имени Огарева в имени Михал Михалыча… Но это дело вкуса, поэтому не настаиваю и уже давно.

Короче, появлением у нас святых Кирилла с Мефодием даже я, человек светский, доволен.

Хотя бы потому, что в соседней Пензе в это же самое время открыли памятник Сталину.

Ну как памятник – бюст, но стоит весь в цветах…

А в Липецке такой же еще по весне продавили. В ночь перед торжественным открытием неизвестная в капюшоне пришла и облила красной – кровавой – краской… Неизвестную искали… Нашли ли, нет – не знаю, не отслеживал…

В Севастополе то ли уже, то ли вот-вот установят отца народов в полный рост…

Из городов, кажется, пока больше нигде (Кавказ с Закавказьем не в счет – там, похоже, особо и не сносили, а уж сколько новоделов понавоздвигли – страницы не хватит перечислять). Зато в сёлах, посёлках, станицах и прочих нешумных поселеньицах необъятной и многострадальной России-матушки гранитного, мраморного, бетонного и т.д. генералиссимуса возвращают на центральные площади только ну! – апробация того самого тренда: в глухомани приживётся – глядишь, и до миллионников очередь дойдёт. Речь, повторяю, о новоделах, знаменующих этот трендище сезона.

И где-то подо Ржевом – тоже бюст усатого вождя соорудили – перед домиком-теперь-музеем, где главком провел одну из августовских ночей 1943-го…

Братцы мои, да есть уже той поре и той земле монументище! – «Я убит подо Ржевом» Твардовского – безо всякого Сталина в нём: «Я убит и не знаю – Наш ли Ржев наконец»… Наверное, лучше было бы вместо любых слов это стихотворение здесь целиком привести… Перечитайте… А если впервые откроете – я вам завидую...

Нет же: давайте это сверху глыбой в форме Иосифа придавим…

Давайте вообще снова всё человеческое, человечное этими глыбами давить… В строгом соответствии с пожеланием министра (КУЛЬТУРЫ) т-ща Мединского, призвавшего – цитирую: «покончить с затянувшимся в некоторых головах «культом личности» и перестать сваливать на Сталина все свои сегодняшние проблемы и разногласия».

В «некоторых» - это, видимо, в моей и еще сотне-другой голов?

Действительно, чего это я «свои сегодняшние проблемы» на маршала победы сваливаю!..

А на кого мне их валить? На Горбачева, что ли, с Ельциным?..

А ну-ка давайте всерьез.

Который год спорим насчет учебников истории – так их писать или эдак. И ни слова о главной там ошибке: в любом читай – гражданская война в России: 1917-1922/23.

А надо правду написать: началась в 17-м, продолжается по сей день.

Мы же до сих пор разделены сотнями фронтов. Самых разных. Мы же до сих пор условно белые и условно красные, как бы причудливо всё ни перемешалось. Мы жестоко поделены на тех, кто ностальгирует по 90-м, и тех, кто проклинает их, на тех, кому катастрофически не хватает храмов, и тех, кто возмущен, что они растут быстрей грибов, на тех, кто смотрит Соловьева, и тех, кто слушает «Эхо Москвы» (и никогда наоборот), и таких водоразделов всё больше…

Разделяй и властвуй, сказал кто-то из древних римлян…

Зачем я это вспомнил? – понятия не имею…

Я знаю только, что есть преступления, не имеющие срока давности, и преступления такие – не повод для дискуссий. Чёрное – чёрное, и оттенков у него нет.

Я точно знаю, что отсутствие в 282-й статье УК отдельной строки об этом – откровенный юридический и извините, нравственный перекос. Недопустимо продолжать позволять формировать общественное мнение рукопожатным отношением к Сталину.

Я убеждён в том, что старшим школьникам полезно прочесть «Колымские рассказы» Шаламова. Сначала – их, а уж потом пушкинского «Онегина»…

Вот если я (ДОПУСТИМ! всего лишь допустим – аргумент для сгущения, не больше) возьму и поставлю завтра у себя под окошком памятник Гитлеру?.. Боюсь, общественным порицанием не отделаюсь – огребу по полной, как чёртовы пуськи…

А этому памятник – можно?

Но, товарищи сталинисты, это ведь и моя страна.

Да, меня меньше, чем вас. Значительно меньше.

Но меньше-то – именно потому, что без малого уже век назад он велел вам – ВЕЛЕЛ и ПОЗВОЛИЛ – изничтожать меня. Это же вы меня по ночам из постелей хватали и в воронки пихали, жен моих и детей в заложники брали – для пущей моей сговорчивости, а потом и их – следом за мной, во всём сознавшимся, – не во рвы с дырой в затылке, так в лагеря – голодные, холодные, цинготные, разве что без крематориев бухенвальдского и майданековского образца…

Меня – в лагеря, а вам, стуканувшим – мою освободившуюся комнату, мебелишку, что от меня осталась, коляску, вон детскую, опустевшую, да мало ли… Меня – в ров, а вам, стрелявшим и закапывавшим – бульдойзерами – одним медальку на грудь, другим тринадцатую зарплату да паёк повышенный… Меня – на лесоповал, а вам, оравшим шаг-влево-шаг-вправо – досрочную пенсию с почетным званьишком… Плюс же – жену мою, в соседнем лагере дрова пилящую – в безраздельное и непорицаемое пользование – за кусок хлеба ли, просто ли по блажи пьяной…

Это всё – не война?

Я в ней был – не враг?

Официально: во всех учебниках, во всех газетах, в каждом выступлении любого из вас, в каждом протоколе допроса и акте о списании из числа живущих чёрным по белому – враг народа. То есть, его личный враг– отца вашего, и вас, его верных детушек.

Вы на бывшей моей жилплощади плодились и размножались, а моё семя шло на извод. День за днём и год за годом, десятилетие за десятилетием. Ваши детишки играли в очищенных от моих песочницах, подросли и пошли в обезопашенные от присутствия моих вузы, переженились на а-куда-им-деваться-без-моих – девчатах, своих детишек нарожали – уже других, незамаранных, ни в чем, включая пользование чужими игрушками и кроватками, не виноватых, но генетически чуящими, что благополучием своим они обязаны дедушкам – стучавшим, хватавшим, пытавшим, охранявшим, судившим, расстреливавшим, оравшим хором «собаке собачья!» и, конечно же, ЕМУ – позволившему и велевшему одним вывести под корень других…  Откуда ж мне нынче взяться для сколько-то заметного противостояния вам, монументы кормильцу-поильцу и страсть какому эффективному менеджеру из чуланов подостававшим?

Скажут: ну вот, блин, вылез из-под крыльца, Конквистов с Солженицынами начитавшийся.

Да, ребятушки, читал. И превнимательно.

Это ведь моего деда, офицера Александра Николаевича Артамонова, создавшего, между прочим, первый (ну, пусть один из первых, не настаиваю) в Мордовии колхоз, вытащили в 42-м из-за колючей проволоки и определили рядовым в штрафбат. Или про штрафбаты вы тоже не читали?

А это когда мой дед из окопа лезет и с криком ура на немецкие дзоты прёт, пока ваш из окопчика позади дулом пулемета его спину ищет. Оба, вроде, фронтовики. С той лишь разницей, что моему после той атаки – в лучшем случае, братская могила, а вашему – лычка, фляжка спирта да банка тушёнки. А теперь у вечного огня – огня в честь моего безымянного деда – ваш орденоносец, которому перепутавшиеся напрочь мои с вашими детки цветы преподносят.

Кто им так судьбы распределил? – не товарищ Сталин?

Десятки миллионов жизней – десятки! миллионов! – на кого мне списать? На проклятого Гитлера?

Вы как хотите, но моего – единственного, надо полагать, из этих десятков миллионов – не Гитлер убил, а ваш Жуков с вашим Сталиным. На которого ваш Мединский, мне теперь запрещает валить «мои сегодняшние проблемы». А на кого мне, дедов не видевшего, их валить?.. Или что мама с папой мои отцов своих в глаза не видали –  не проблема?..

И как мне прикажете себя вести, если завтра и в Саранске бюстик убийцы тиснут?

Брать кувалду и?.. Потому что как мне жить-то с ним за окном?

При этом, если бы я, скажем, в Манеж пошел с Царионовым – мирные скульптуры крушить – мне бы тыщу рублей штрафа выписали, а за вашего Сталина даже представить не могу что будет.

Немцы должны быть благодарны победителям за Нюрнберг. Им помогли покаяться и излечиться. И они благодарны. И очень любят свой дойчланд, но – дойчланд БЕЗ Гитлера.

А мне предписывается любить мою СТАЛИНСКУЮ Родину.

Мазохизм и патриотизм – одно и то же?

В 56-м нам сказали: мы (вы) победили. И все мы обрадовались – аж до состояния «оттепели», не заметив на радостях, что побежденных забыли наказать. Ограничились расстрелом Берии и выносом трупа из мавзолея. Оставив при этом вертухаев с палачами при должностях, с наградами, званиями и персональными пенсиями… А главное – со славой и уверенностью в том, что всё правильно делали.

Потому что докладывали о победе над злом и культом те самые вертухаи и палачи.

А в 91-м – повторилось: победа! полная и окончательная! Только снова почему-то без суда над побеждённым… Чего говорите? Люстрации? – Но это же так не по-русски!

И теперь, четверть века спустя, побеждённое почуяло – можно! И поднимает Сталина над головой – долбать по башкам недобитым победителям…

Я понимаю: президенту непросто.

Говорю это без тени сарказма: очень непросто.

Геополитика – штука тонкая и, конечно, важная. Но гибридная гражданская внутри страны – не важней? Пиндосы-то когда еще за автоматы возьмутся (если вообще – возьмутся). А тут тлело-тлело и опять языками пламени подёрнулось. Это их «артиллеристы, Сталин дал приказ» так может полыхнуть, что не до Сирий с Украинами покажется.

Эту затянувшуюся почти на век войну надо завершать.

И завершать её – ему, национальному лидеру, президенту ВСЕХ Россиян. Такая победа покруче всех «Крым наш» будет. Выходов, правда, не слишком много. Можно сказать воскресителям врага народов цыц – и обескуражить тех, которых больше и обижать которых, наверное, жальче, но которые стерпят – гарантированно и проверенно-перепроверенно. А может разрезать ленточку на очередном открытии памятнику тирану и навсегда потерять этих. Трудный выбор.

Можно, правда, сделать вид, что проблемы нет: ну соскучились одни по палачу, ну не нравится он

другим – сами разберутся, давайте глядеть на такие вещи философски, стерпится-слюбится…

Не стерпится. Никогда.

Потому что права Латынина: власть, утрачивающая монополию на насилие, обречена.

А я лично очень не хочу, чтобы власть в моей стране снова менялась силой – слишком уж бессмысленны и беспощадны русские революции. А потом всегда сталин…

Не хочу.