Курс ЦБ на 23.07
$ 63.49
73.93

Андрей ТАНАСЕЙЧУК: Россия поразила Запад своей философией

Андрей ТАНАСЕЙЧУК: Россия поразила Запад своей философией

Андрей ТАНАСЕЙЧУК: Россия поразила Запад своей философией
Много лет живые и интересные лекции Андрея Борисовича Танасейчука с легкостью переносят студентов на Дикий Запад или в лондонский смог XIX века. Сегодняшний собеседник «Бородатого блога» - российский литературовед и переводчик, профессор кафедры русской и зарубежной литературы МГУ им. Н.П. Огарева, доктор культурологии, писатель и просто хороший человек.

Почему на Западе так любят Достоевского? Для чего нужно привить ребенку любовь к чтению? И чем плохи книги о Гарри Поттере? Ответы на эти вопросы мы узнаем прямо сейчас.

- Андрей Борисович, много лет Вы читаете студентам курс истории зарубежной литературы XIX – начала XX вв. Ч. Диккенс и В. Гюго, Ж. Верн и Б. Шоу носили роскошные бороды. Вы тоже пишете книги и тоже носите бороду…

- Но борода еще не делает человека писателем! (Смеётся – «ИМ») Однако, действительно, к бородатым людям я отношусь с большей симпатией, чем к безбородым. Бороду всегда носил мой папа – профессор, доктор химических наук Борис Сергеевич Танасейчук. Он сбрил ее только лет 10 назад. И я ношу бороду со студенческих лет (кстати, тогда бороды не были в моде). Но дело не в литературных или семейных традициях, а в лени – не хочется каждый день браться за бритву.

- А любовь к книгам – семейная традиция?

- Книги окружали меня с детства. Мой дедушка был большим книгочеем, правда, не гуманитарием, а экономистом. Бабушка читала до 90 лет. Мама, военный микробиолог, была не большой любительницей чтения, а вот отец, профессор-химик (он до сих пор трудится, преподает в МГУ им. Н.П. Огарева), продолжил собирать семейную библиотеку. Когда я был ребенком, меня не заставляли читать, я сам потянулся к книгам. В четвертом классе начал увлекаться научной фантастикой (у нас была хорошая подборка «Искателя» - приложения к журналу «Вокруг света»). И тему своей диссертации, и сферу занятий я выбрал благодаря книгам.
Но главному в жизни меня научили родители. Добрым нужно быть… Незлобивым. Не делать плохого другим людям, не совершать подлых поступков. Доброта помогает понимать друг друга. И еще одно важное правило: в основе всего лежит труд. К сожалению, сейчас понимание этого уходит от молодежи.

- Вы преподаете, пишите книги. У Вас находится время просто почитать перед сном, для своего удовольствия?

- У меня хорошая специальность: чтение художественной литературы – мой способ повышения профессионального уровня. Я постоянно читаю, но – только то, что нужно мне для работы. Последнее время я работал над книгой «Эдгар По: сумрачный гений», и не читал никакой беллетристики: только биографии писателя, его переписку и другую документальную литературу. Времени на чтение «для удовольствия» не остается. К тому же, с возрастом беллетристика начинает надоедать.

- Но у Вас есть любимый писатель?

- Не могу так сказать. Я филолог, мне интересен «механизм»: то, как «сделана» книга. Если какой-то роман не вызывает у меня интереса – я не буду его дочитывать.

- Книги Джоан Роулинг вы читали?

- Да, конечно. В свое время покупал их для сына и сам прочел первую книгу из серии о Гарри Поттере. Большого впечатления на меня она не произвела: все это я уже где-то слышал и читал. Детективы Роулинг мне нравились больше. Некоторые книги популярных западных авторов написаны очень профессионально, но непонятно: для чего? Что хотел сказать автор? Наверное, просто хотел заработать денег.

- Родители сетуют, что современная молодежь почти перестала читать.

- Студенты 1980-х и 1990-х гг. читали больше. Хотя сейчас – замечательное время: выходит много новой литературы, бывшей недоступной в советскую эпоху. Но, с другой стороны, книги сейчас очень дороги, не все могут себе их позволить. Мне и моим коллегам повезло: на филфак приходят другие, читающие молодые люди и девушки. Многие из них читают электронные книги. Но, по мне, это не та полнота ощущений. Для меня важно почувствовать вес книги в руках, услышать шелест страниц, вдохнуть запах типографской краски. Я старомоден. Текст на компьютере я не воспринимаю. Конечно, когда я пишу, то набираю текст в Ms Word, но потом распечатываю его и дорабатываю на бумаге. А моя дочь читает электронные книжки.

- Существуют мифы-небылицы об известных писателях?

- Вся наша жизнь – набор мифов, как же без них в литературе. Самый расхожий миф об Э.А. По – его «алкоголизм». Однако даже небольшой бокал вина вызывал у него отравление, алкогольную интоксикацию. Он старался не пить. А вот О. Генри, наоборот, писал в состоянии алкогольного опьянения. Он сам иронизировал над этим, говоря, что для написания рассказа ему нужны бутылка виски, десять апельсинов и лист бумаги. Когда все выпито, а апельсины выжаты, рассказ готов. Еще один миф: Марка Твена почему-то считают большим весельчаком. Но в жизни это был довольно мрачный, язвительный человек. Людям, которые чем-то досадили ему, Твен отправлял довольно ядовитые письма: так он «выпускал пар». К счастью для адресатов, жена Твена старалась тайком вынимать эти письма из почтового ящика.
А вот Майн Рид сам множил мифы о себе. Потом мифотворчество продолжила его жена, к примеру, во много раз преувеличивая размеры гонораров, которые Рид получал за свои книги.

- Андрей Борисович, почему за рубежом так любят классическую русскую литературу?

- За границей любят не всех русских писателей, а Толстого и Достоевского – тех, кто входит в обязательный «пантеон» интеллектуалов. Лев Николаевич и Федор Михайлович были современниками Диккенса, Бальзака, Гюго, но человек в русских романах стал многомернее, сложнее. Это было новшеством для западной литературы. К тому же удача Толстого и Достоевского в том, что их вовремя перевели. А вот Пушкина за границей знают мало: его трудно перевести. Я сам перевожу, и знаю, что стихи сложно переложить на другой язык. Получается не перевод, а соперничество.