Курс ЦБ на 17.07
$ 0
0

В «Известиях Мордовии» начинал трудовой путь известный журналист и писатель Феликс Овчаренко

В «Известиях Мордовии» начинал трудовой путь известный журналист и писатель Феликс Овчаренко

В «Известиях Мордовии» начинал трудовой путь известный журналист и писатель Феликс Овчаренко

Две даты обозначили жизнь Феликса Овчаренко: 1 октября 1932 года – 2 октября 1971 года. Тридцать девять лет и один день. Осенью этого года исполнится 47 лет, как его не стало. Но имя Феликса навсегда вписано в историю  «Известий Мордовии».  В то время, когда он работал в нашей  редакции, газета выходила под названием «Советская Мордовия». Листая этой весной подшивку за 1958 год, я встретил в ней и его фамилию. Можно сказать, случайно, но уже не мог пересилить себя, чтобы каждый из материалов, под которыми стояла подпись Феликса, не прочитать до последней строчки. Из всех публикаций проглядывал настоящий талант, хотя автором основательных, но очень простых по стилю написания материалов был вчерашний студент.

Феликс Овчаренко  приехал в Саранск, о котором, наверное, сам раньше не слышал. И вряд ли в годы учебы думал, что ему  придется в этом городе жить и работать. Пусть и всего год с небольшим. На факультете журналистики Уральского  университета имени А.М. Горького, который он окончил, распределение на работу выпускников проводил инструктор ЦК КПСС, приезжавший для столь важной миссии в Свердловск специально из Москвы. О том, как проходило распределение, вспоминал преподаватель журфака Ленинградского университета профессор  Валентин Соколов, который также работал с Феликсом Овчаренко  в редакции «Советской Мордовии»: «Разговор с выпускником был обычно коротким. Инструктор разворачивал перед собой бумажное полотно, по формату нечто вроде ведомости на зарплату, — сводку данных ЦК о потребности в журналистских кадрах в стране на момент распределения. Получавшие по уважительным причинам свободное распределение, естественно, были и тогда, и не о них речь. Когда вы представали во фрунт перед комиссией, инструктор, мельком взглянув на вас, тыкал в какое-нибудь место этого полотна и произносил: «Поедете работать туда-то… Распишитесь». Отказы без уважительных причин и вообще любые рассуждения в этом духе во внимание не принимались. Следовательно, ни о каком выборе места работы речи и быть не могло. Соглашайся с решением — не хуже мобилизационного предписания — и вперед».

Точкой на карте, куда ткнул  пальцем инструктор ЦК, для окончившего с отличием факультет Феликса Овчаренко был город Саранск. В редакции «Советской Мордовии»  он возглавил  отдел  информации, в котором   корреспондентом работала лишенная комплексов   коренная москвичка Бронислава Садкова. На второй или третий день работы в редакции Феликс увидел ее вальяжно восседающей на столе, чего сын учительницы, которая одна воспитала   сына после гибели мужа на фронте, себе не мог и представить. Отчитывать  подчиненную не стал, но нашел совсем не обидные слова, которые заставили Брониславу понять свою бестактность.  А для всего Дома печати, под крышей которого на улице Советской, 55, располагались в то время редакции практически всех  газет и журналов Мордовии, Феликс сразу же стал настоящим кумиром. «Всем нам он запомнился своей интеллигентностью и открытостью,  - вспоминает ветеран мордовской журналистики Надежда Мирская, работавшая подчитчицей в газете «Молодой ленинец». Она, кстати, тоже окончила журфак Уральского университета, и на выбор вуза, признается Надежда Михайловна, во многом повлиял Овчаренко.- Феликс очень походил на моего брата. Однажды я позвала коллег домой на день рождения, и мама после ухода гостей тоже только и говорила о таком сходстве. А сам Феликс попросил разрешения приходить  к нам еще, и очень сдружился с моим отцом, который на войне был разведчиком».

Всегда собранный и подтянутый, рационально суховатый и  практичный по характеру, Овчаренко был начисто лишен «богемного» налета. «Будучи некурящим, - вспоминает Валентин Соколов,   - Феликс один из всех нас не пил водки, ограничивался в застольях бокалом-другим крепленого или сухого вина. Феликс не мог не обратить на себя внимания своим здоровьем, как физическим, так и нравственным». Он дружил со всеми коллегами и сразу же сходился даже с незнакомыми людьми, но когда доходило  дело до защиты чести, компромиссов не признавал. «Я не могла представить, чтобы он с кем-то подрался. Но однажды, когда мы возвращались  со дня рождения одной из  сотрудниц, с явным намерением затеять драку Феликса одну из девушек толкнул   прохожий. И получил от нашего коллеги столь достойный отпор, что, наверное, и сам пожалел о своем хамстве», - вспоминает  Надежда Мирская.

Журналисты старого Дома печати на Советской, 55 во всем тогда старались держаться вместе: ходили в кино, театры, пели, собирались на политинформации. И особенно это было заметно в «Советской Мордовии». Редактор Петр Шавензов очень любил собирать   коллектив редакции вместе с домочадцами сотрудников, чтобы  отмечать большие и малые даты. Фронтовой политработник, он о каждом знал все, и скрыть что-либо от Шавензова было практически невозможно.  А уж о том, чтобы без его личного благословения кто-то  решился поменять место работы, не могло быть и речи. Все знали – если Шавензов против, нигде больше на работу не возьмут.

Петру Шавензову стало известно и  о переписке Феликса Овчаренко с чехом, и вскоре после этого  в беседе с секретарем комсомольской организации редактор как бы мимоходом обмолвился: «Если Овчаренко захочет  от нас уехать, я не буду против». Что было спрятано за этой фразой, уже не узнать. Но в редакции тогда  многие знали, что Феликса зовут на работу в Свердловск.  Поработав в Саранске чуть больше года, он уехал на Урал, где был редактором молодежной газеты «На смену!», ответственным секретарем областной газеты «Уральский рабочий». Это он, когда  в 1964 году в Свердловск приезжал Булат Окуджава, показал ему Ипатьевский дом, в подвале которого расстреляли Николая II c семьей. «Что там сейчас?» - спросил Окуджава. «Он закрыт. Никого не пускают».

Новой ступенью в биографии Феликса Овчаренко стала Москва, где он работал заместителем главного редактора «Комсомольской правды», в ЦК ВЛКСМ, инструктором ЦК КПСС. С последней должности был назначен главным редактором журнала «Молодая гвардия». Ему поручили «выправить» линию журнала и    ожидали перемен  в   идеологическом содержании издания. Но новый редактор  удовлетворился уходом из редколлегии двух-трех человек, оставив прежним его костяк, что   не повлияло на заметное изменение линии журнала.

Возглавлять журнал «Молодая гвардия» Феликсу Овчаренко пришлось очень недолго. Осенью  1971 года у него обнаружили рак желудка. Месяц боролся с болезнью, удивляя своим железным терпением даже видавших всякое медиков. За полчаса  до смерти говорил врачам: «Скажите, что мне делать, чтобы помочь вам?» А накануне своего тридцатилетия автор  столь трогательного рассказа «Я несу на плечах сына!» обратился к детям с теплыми, оптимистическими словами: «А самое главное, мы найдем такую песню, в которой было бы о дружбе. Потому что человеку только тогда хорошо по-настоящему в жизни, когда у него есть друзья. Без друзей человеку нельзя – один человек ничего не может».

Похоронен Феликс Евгеньевич Овчаренко на Донском кладбище в Москве. Журналист  Валентин Свининников, в   профессиональном становлении которого Овчаренко тоже сыграл большую роль,  добился разрешения поставить ему памятник и издал последнюю книгу друга под названием  «В сантиметре от сердца».




Автор статьи: Валентин ПИНЯЕВ





Загрузка...


ДРУГИЕ НОВОСТИ РУБРИКИ

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ

Насиловали и истязали: в Саранске осудили напавших на семейную пару преступников

Вслед за гражданским мужем квартиру поспешила было покинуть и девушка, но сбежать от пьяного хозяина квартиры ей не удалось - он затащил гостью в комнату, стал избивать и насиловать.