Предложи новость!

Стали очевидцем происшествия, участником интересного события или хотите рассказать о важной проблеме?

Пишите нам на ящик:  izv_mor@moris.ru

ruenfrdeitptes
Лидер поискового движения Мордовии Николай Кручинкин рассказал, как был создан отряд «Поиск»
Сегодня поисковое движение республики значительно расширилось - в него входят 84 поисковых отряда общей численностью более 1350 бойцов. Отряды работают на базе школ, колледжей, вузов. И к поисковому движению присоединяются все новые и новые ребята.

Директор Мемориального музея военного и трудового подвига 1941-1945 гг. Николай Кручинкин — основатель и бессменный руководитель поискового движения в Мордовии. А начиналось все с небольшого отряда при Гузынской школе. Сегодня поисковое движение республики значительно расширилось - в него входят 84 поисковых отряда общей численностью более 1350 бойцов. Отряды работают на базе школ, колледжей, вузов. И к поисковому движению присоединяются все новые и новые ребята. 

- Сколько себя помню, всегда мечтал стать археологом, - вспоминает Николай Андреевич. - Я родился и вырос в деревне Гузынцы Большеберезниковского района Мордовии, в большой семье, нас у родителей было семеро. 
Николай, будучи подростком, узнал, что на археологов в стране учат в одном-единственном вузе - в Ленинграде, ныне Санкт-Петербурге. Конечно, о том, чтобы поехать в большой город, жить там и учиться, и речи не шло. На это в семье попросту не было лишних денег. 

Но Николай не отчаивался, решил идти к своей мечте, можно так сказать, окольными путями. Так как археология и история - специальности смежные, решил стать историком. Поступил в Ичалковское педагогическое училище. По окончании был направлен в родную Гузынскую школу, где преподавал историю, географию, физкультуру. 
Сразу же поступил заочно в университет, на историко-филологический факультет. Но проучился недолго, так как был призван в армию, служил в Хабаровске сапером. В 1974 году демобилизовался, вернулся в Мордовию, восстановился в вузе и успешно его окончил. 

Мечта осуществилась, Кручинкин стал историком, занялся любимым делом. До 1998 года работал в школе села Гузынцы, дважды назначался ее директором. 

- В 1975 в сельской школе на базе историко-краеведческого кружка «Сияжар» был создан штаб «Красных следопытов». Ребята под руководством молодого педагога изучали жизнь села, колхоза, знаменитых земляков. Не оставляли без внимания фронтовиков, записывали воспоминания ветеранов, помогали им находить однополчан, а позже занялись выяснением судеб пропавших без вести. - В те времена было очень широко развито всесоюзное движение красных следопытов, - продолжает Кручинкин. - Мы старались участвовать во всех акциях. Тогда еще не знали, что существует проблема незахороненных солдат. Мордовия - «тыловая» республика, поэтому поиском и перезахоронением солдат мы начали заниматься позже «прифронтовой полосы». В 1983 году штаб «Красных следопытов» решением общего собрания был переименован в поисковый отряд «Поиск». 

18 мая 1985 года в Гузынской школе был объявлен сбор новых экспонатов для школьного музея. Ребята постарались и принесли, кто, что мог. А школьница Люся Парчайкина нашла в сарае алюминиевую фляжку, на которой острым предметом, скорее всего, гвоздем, было нацарапано: «Смерть немецким оккупантам! Казань 1942. Виктор Александрович Кадочников. Кемеровская область. 

Ни сама Люся, ни ее родственники не могли сказать, как у них дома оказалась эта фляжка. 

- Тогда мы решили написать в Кемерово и уточнить судьбу солдата. Оказалось, что Виктор Александрович Кадочников жив, правда, проживал он уже в городе Талица Свердловской области. Мы отправили ему письмо, в которое вложили фотографию фляжки. 

Виктор Александрович в ответном письме написал, что узнал фляжку. Прекрасно помнит, как писал на ней свое имя, и то, что она «прошла» с ним до Берлина. «Но как она потом оказалась в Мордовии, не понимаю», - удивлялся фронтовик. Потом ветеран предположил, что она была им или утеряна, или кем-то из солдат обменяна. Тогда, 9 мая 1945 года в Берлине, в радостный День Победы советские солдаты дарили друг другу на память предметы солдатского обихода. 

Сейчас становится понятно, что именно с истории этой удивительной фляжки начался отсчет поискового движения в республике. Кстати, в 2005 году эта история получила продолжение. 

К поисковикам обратилась супруга В.А. Кадочникова. Женщина сообщила, что единственная фотография фляжки, присланная в 1980-е годы из Мордовии, сгорела в пожаре. Требуется новое фото для музея. 

- Мы с ребятами подумали и решили отправить Виктору Александровичу не просто фотографию, а саму фляжку, - говорит Николай Андреевич. - Направили в Свердловскую область посылку. 

Уже позже супруга Кадочникова написала в Мордовию письмо, в котором рассказала, как до слез был растроган ветеран, увидев свою боевую «подругу», непременную спутницу военных будней - фронтовую фляжку. Ее ветерану торжественно вручили в местном Доме культуры на мероприятии, приуроченном к 9 мая. Зал был полон, фляжку пустили по рядам. Каждый смог рассмотреть, ознакомиться с военным артефактом. 

- Поисковая работа - не дань моде, - говорит Кручинкин. - Молодой человек, приходя в отряд, чувствует себя сопричастным подвигу героев Великой Отечественной войны, их судьбе. Поднимая из окопа, траншеи, блиндажа останки солдата, оставленного, забытого друзьями, однополчанами, командирами, подросток знает, что этого солдата помнят и ждут близкие. Найти бойца, установить его имя, достойно похоронить, сообщить родственникам - вот для чего каждый год идут в места былых сражений поисковики и ради этого ребята преодолевают непогоду, дождь, снег, жару, изнурительный труд. Труд не ради денег, наград, благ, карьеры, а ради тех забытых солдат, которые перед смертью думали о своих близких.