24 C
Саранск
Воскресенье, 24 сентября, 2023
spot_img
spot_img

«Кто в теремочке живет?»: резчик по дереву из Мордовии рассказал о тонкостях профессии

Провожая нас с Григорием Денисовым в очередную районную командировку, коллеги посоветовали тему — о резчиках и резьбе по дереву. Знаменитый музей наличников под открытым небом в большеигнатовском селе Кучкаево, о котором в последнее время много говорят, что называется, навеял. Вот и задали задачку товарищи, мол, попробуй выяснить, резные деревянные наличники – это действительно уже только музейный экспонат или не перевелись еще мастера в мордовских селеньях.

Ехали мы в Дубенки, это край моего детства. И я точно знала, что резных деревянных избенок в селах хоть отбавляй. Да и трудолюбивыми и рукодельными специалистами дубенская земля всегда славилась. В общем, была уверена, что найти таких мастеров не составит никакого труда. Поторопилась. Отыскать их оказалось довольно сложно, но, впрочем, пока еще можно…

Что осталось от древнейшего ремесла в современной деревне, кто им занимается и насколько востребована деревянная резьба – в нашем репортаже.

«Сайдинг вместо наличников»

«У нас есть один резчик в селе Пуркаево, правда, ему уже много лет. Но сейчас попробую договориться о встрече с ним или его семьей», — откликается на нашу просьбу о помощи сотрудница районного Дома культуры. Но спустя несколько минут перезванивает. Выяснилось, что пуркаевского мастера уже нет в живых, больше резчиков на родине известного полководца не оказалось.

В других селах как-то тоже с умельцами было не очень. После долгих поисков и переговоров, решили ехать в Поводимово к  Михаилу Бурнаеву. У добротного кирпичного дома мастера резных наличников нет, у соседей в основном тоже строения из профнастила и сайдинга. Дешево и никаких изысков.

Михаил Васильевич появляется в воротах двора. Приглашает нас в свою мастерскую. Пока идем, замечаем резной карниз у крыши дома.

— Ваших рук дело? – спрашиваю. 

— А то чьих же, — отвечает мастер. А супруга мужа нахваливает, говорит, он все может сделать – и мебель любую, и наличники, и карнизы, и много чего еще.

— Да только не надо это сейчас никому, — сетует сельский житель. Не модно это теперь. Даже не вспомню, когда в последний раз наличники делал. Пожалуй, еще в 90-е мода на них отошла. Недавно вот только крышу для колодца вырезал, из Саранска просили. На этом все.

Михаил Васильевич за ремесло свое душой болеет. Оно и понятно, резчик он, можно сказать, потомственный. Отец его был известным колхозным мастером. С детских лет в памяти у Михаила осталась картинка, как Василий Иванович брал топор, рубанки, фуганки и шел мастерить. И сына брал с собой, учил.

— У него даже эскизы были, а у меня вот сейчас нет. Они в то время много чего в деревне строили. Школу нашу Поводимовскую, например. Наличников там, конечно, нет, но полы и потолки они делали. А домов сколько! Бывало, фундамент только начинают заливать, а бригадир уже сажает мастера за наличники. Все время, пока строилось жилье, столяр нарезал. Вручную-то небыстро дело делалось.

Сам Михаил Васильевич тоже профессионально занимался и резьбой, и плотницким делом. Правда, не сразу. Сначала трактористом работал, а лет в тридцать устроился в местное РСУ, там- то ему и пригодились уроки отца.

Сейчас Бурнаев на пенсии. Резьба по дереву – больше хобби. Появится настроение, выйдет во двор, мастерит. Двое сыновей тоже ремеслу этому обучены. Но только в городе они живут, там это не нужно.

«Рисунок для наличников с обоев перевел»

Из Поводимова мы направляемся в противоположную сторону – в село Чеберчино. Говорят, там резных деревянных домов хватает. К сожалению, немало среди них серых и покосившихся, пустующих и сиротливых. Но на одной из улиц в ряд выстроились ухоженные пятистенки, у которых не только наличники, но даже заборы все в каких-то сказочных вензелях.

Останавливаемся у одного из них. Любуемся, Григорий фотографирует. Во дворе послышались шаги. «Ну, все, сейчас заругают», — думаю я. Но хозяйка оказалась очень даже приветливой.

«Антонина Ивановна Бесхмельнова», — представилась бабушка и рассказала, кто автор этой небывалой красоты.

— Муж у меня был Александр Сергеевич – человек очень изобретательный и рукодельный. Ныне уж покойный, седьмой год без него. Но при жизни он и баянистом был, и аккордеонистом, и сварщиком, и плотником. 

— Дом, какого года постройки?

— 1965-го. Вот, как построили, так его всю жизнь Александр Сергеевич и обустраивал. Не спеша, аккуратно, исподволь.  Придет с работы, сядет и прямо в избе  вырезает. Вот видите рисунки на наличниках, это у нас такие обои когда-то были. С них он делал трафарет, а потом все из доски вырезал. Где-то сам фантазировал.

— А вот этот металлический забор тоже сам делал?

— Да, представляете, сколько трудов! Сварки- то тогда не было!

Антонина Ивановна признается, что мы не первые, кто дом их фотографирует. Интересно людям такое вот народное мастерство!

Родительский дом

Конкуренцию сказочной избушке Бесхмельновых в селе Чеберчино, пожалуй, может составить еще один чеберчинский домик. Можно сказать, двухэтажный терем. Сделан на современный лад. Но красоты и самобытности в нем, пожалуй, ничуть не меньше. Находится он на той же самой улице. Хозяин, слава Богу, жив и здоров, готов творить дальше.

Воображение рисует образ такого бывалого старичка, который еще в советские годы половину домов в Дубенском районе построил. А, нет, не угадала. Владелец этой резной избы – мужчина еще довольно молодой. Вот только в селе он не живет, приезжает время от времени.

Но нам повезло. Именно в это время он оказался на своей малой родине, в этом чудо-доме, мимо которого, поверьте, невозможно проехать.

Весь из дерева, с наличниками, а на втором этаже – резной балкон. Ну, загляденье!

Хозяин и мастер Александр Федотов к встрече с нами не готовился, но как- то сразу принял. Мол, повезло вам, как раз в город планировал возвращаться. По профессии Александр инженер. Трудился на Телевизионном заводе в Саранске. В 2005-м был «Инженером года». После этого его в Москву позвали, там трудился тоже в сфере гособоронзаказа. Последнее место службы связано с производством тактического ракетного вооружения. А резьба – это для души, так он отдыхает.

На месте, где сейчас возвышается двухэтажный резной дворец, когда-то стоял небольшой домик. В нем рос Александр, в нем жила его мама Нина Васильевна.

— В 2011-м году мамы не стало, и в память о ней я построил резную беседку в огороде.

Александр ведет нас к беседке. Тоже здорово, ничего не скажешь! Стиль примерно тот же, что и у дома: в центре солнышко, а от него вензеля.

Школьное фото

Резьбой по дереву он начал заниматься в школе. Кружок такой был. А после школьных уроков лет тридцать к этому делу не прикасался. Но однажды на встрече выпускников увидел на стене родной Чеберчинской школы свою детскую фотографию.

— Там я и вырезанная мною шкатулка, — вспоминает наш новый знакомый.

Тогда, что называется, и накрыло. В 2015-м Александр решил заняться домом. «Я на больничном был, после операции на правой руке, она почти не работала. Вот и строил дом — левой. Ну, конечно, сыновья помогали — старший Роман и младший Илья. Пока вырезали это все, пару лобзиков сожгли», — делится мастер.

Но сначала резчик смастерил резной деревянный макет строящегося дома, а уже потом, что называется, масштабировал. Мы просим разрешения подняться на красивый резной балкон. «Я здесь редко бываю, внутри еще очень много дел. Чтобы до ума довести, нужно жить постоянно, а я — то в Саранске, то в Королеве. Поэтому не обессудьте, беспорядка хватает», — приглашает он нас в резной теремок.

В доме вкусно пахнет деревом. Иначе быть не может, здесь все из него. Даже кухонный гарнитур много лет назад Александр сам сделал. В комнате на втором этаже стены бревенчатые.

— Здесь хочу библиотеку сделать, — поясняет хозяин.

— Ох, какая люстра! – восхищаюсь я очередному резному шедевру.

— Да, это из березы.

На балконе красиво, уютно. А вид! Прямо на старинную Чеберчинскую каменную церковь во имя Казанской иконы Божией Матери. 

В доме и вазы, и светильники, и ночник – все резное. На красоту такую времени много нужно. Александр признается, что у его младшего сына есть проблемы со здоровьем, много лет возил его на лечение.

— После очередной операции приезжали, как гора с плеч. Вот и занимался творчеством — стихи писал, вырезал, — рассказывает он.

Мы возвращаемся на улицу. Хозяин терема показывает на крышу: 

«Видите резного коня на самом верху, это я к своему 50-летию вырезал».

Есть у Александра Федотова мечта: уйти на пенсию, вернуться в родное село и открыть школу резьбы для современных ребятишек. Такие умения всегда пригодятся! Да и надо постараться сохранить древнее русское ремесло, согласитесь, резной теремок куда лучше дома, упакованного в сайдинг…

Поделиться

Новости партнеров

spot_img

Последние новости