Бессмертный полк
Меню
Главная страница / Общество /

Главная любовь профессора Цыганкина

Главная любовь профессора Цыганкина
27 окт. 2015 16:06Просмотров 184


Его уважают в Сорбонне


Несколько лет назад к нам в республику приезжал профессор Парижского университета Сорбонна Жан Лео Леонард, который дотошно интересовался современным бытованием мордовских языков и национального фольклора. Поразившись такому пристрастию зарубежного коллеги, директор НИИ гуманитарных наук при Правительстве РМ Валерий Юрченков при случае, в неформальной обстановке спросил, чьи труды вдохновили француза на изучение культуры финно-угорских народов? Сорбоннский профессор назвал фамилию Дмитрия Цыганкина. Оно и не удивительно. Научные исследования Дмитрия Васильевича пользуются популярностью у лингвистов и культурологов Эстонии, Венгрии, Германии, США, Финляндии. А по учебникам, написанным Цыганкиным, уже не одно поколение эрзянских мальчишек и девчонок осваивает грамматику родного языка. И многие студенты, поступив на филологический факультет МГУ им. Н.П. Огарева, с удивлением вдруг узнают, что автор тех школьных учебников теперь будет вести у них курсы истории и диалектологии эрзянского языка, ономастики и сравнительной морфологии финно-угорских языков.


Вкус слова познал на чужбине


Сельский паренёк, родившийся 22 октября 1925 года в бедной крестьянской семье в селе Мокшалей Чамзинского района Мордовии, в юности понятия не имел об «ученой профессии». Даже среднюю школу не успел закончить. В марте 1943 года 17-летний Дима Цыганкин добровольцем ушел на фронт.


Уже третий год велись ожесточенные сражения с фашистскими захватчиками. Советская армия несла многочисленные людские потери, и каждый боец был на счету.


После экспресс-курсов командиров артиллерийской инструментальной разведки, где зелёных мальчишек обучали определять координаты расположения вражеских огневых точек по звуковым волнам, возникающим при стрельбе из пушек и гаубиц, младший сержант Цыганкин воевал на Западном и 3-м Белорусском фронтах. Участвовал в освобождении Орши, Минска, Борисова, Витебска.


Победный майский салют прозвучал для Дмитрия под Кёнигсбергом.


Однако армейская служба сержанта Цыганкина не закончилась. Ещё почти три года он с однополчанами отлавливал в лесах Белоруссии остатки бандеровцев, занимавшихся разбоем и убивавших гражданское население. Но сейчас Дмитрию Васильевичу вспоминаются не рискованные рейды по обезвреживанию банд националистов. Почему-то ему больше запомнилось, как они там косили сочную траву на лугах, сушили и скирдовали сено. Стаскивая с взмокшей спины просоленную насквозь потом гимнастерку, он думал о Мокшалее, видел родные лица отца Василия Потаповича и мамы Марфы Варфоломеевны. Послевоенное лето в Поволжье выдалось сухим и неурожайным. Начальство объясняло, мол, белорусское сено направлялось туда. Куда конкретно, не говорилось... Но, загружая в вагоны травяные тюки, которые источали аромат лугов, Дмитрий словно отправлял посылку в отчие края.


Потом командир отделения вычислителей, старший сержант Цыганкин ещё два года служил в Германии. Весной 1949-го его, всегда отличавшегося завидной выправкой, командировали под Берлин. Несколько недель с четырех утра до десяти он с другими военнослужащими оттачивал четкость строевого марша - готовились к открытию памятника Воину-освободителю в Трептов-парке. Правда, американцы категорически воспротивились парадному прохождению вооруженных советских солдат по берлинским улицам. В итоге торжества получились «безоружные и стоячие».


Наверное, он мог бы без особого труда сделать военную карьеру. Кстати, в городе Галле при их гарнизоне имелась русскоязычная школа, где Цыганкин сумел, наконец, доучиться и получить среднее образование. И, по признанию Дмитрия Васильевича, именно там, на чужбине, он понял, насколько важен для любого человека язык, который не просто средство общения и передачи информации между людьми, а один из основных источников сохранения национальной самобытности того или иного народа. Язык - прежде всего, фундамент для осознания окружающей действительности и осознания себя самого в этом мире.

 

В речи народной - людская жизнь


Демобилизовали его лишь летом 1950-го. В родной Мокшалей Дмитрий возвратился с …аккордеоном, единственной покупкой на память о Германии. Очень уж ему понравился инструмент.


В том же году Цыганкин поступил на историко-филологический факультет Мордовского пединститута им. А.И.Полежаева. Учёба 25-летнему студенту-фронтовику давалась легко. И по окончании вуза Цыганкина направили в аспирантуру при Институте языкознания Академии наук СССР (сектор финно-угорских языков). Но, защитив кандидатскую диссертацию, Дмитрий Васильевич вернулся к родным пенатам. Несколько лет преподавал на кафедре мордовских языков МГУ им. Н.П. Огарева. Забегая немного вперёд, скажем, что докторскую диссертацию по теме «Морфология имен существительных (словоизменение и словообразование) в эрзянских диалектах» Цыганкин блестяще защитил в Тарту (Эстония).


А когда министр просвещения РСФСР подписал указ о создании в Саранске МГПИ им. М.Е. Евсевьева, Д.В. Цыганкин принял самое непосредственное участие в организации нового института - в оснащении лабораторий, кабинетов, подборе научно-педагогических кадров. Сам лично с коллегой привозил из Ленинграда необходимую литературу для институтской библиотеки. Будучи проректором по учебной и научной работе, он параллельно курировал непростые вопросы строительства. По заверениям знающих людей, благодаря активной деятельной настойчивости Цыганкина в начале 1960-х были сданы в эксплуатацию главный учебный корпус пединститута и общежитие для сельских студентов. И свои депутатские полномочия в Саранском горсовете он прежде всего старался направить на совершенствование образования в школах.


При этом Дмитрий Васильевич никогда не прекращал и до сих пор не прекращает исследовательской работы. Ездил со студентами по деревням и селам, собирая крупицы народной лексики, анализировал добытый материал, публиковал статьи, монографии, вузовские и школьные учебники, пособия и программы по различным разделам грамматики мордовских языков.


Последние сорок лет Дмитрий Васильевич преподаёт языковые дисциплины в университете, около десяти лет руководил филологическим факультетом. Но его научные интересы не ограничиваются исключительно филологией. Многие авторитетные историки признают, что Дмитрий Васильевич обладает широчайшими знаниями по краеведению и истории мордовского народа. «А как же иначе? Ведь вся жизнь народа самым тесным образом связана с языком», - уверен профессор Цыганкин.


И что ещё отличает ученого - он всегда остается верен своей точке зрения на те или иные принципиальные вопросы, не меняет её в угоду политической конъюнктуре, имеет смелость не подчиняться официальным директивам, порой противоречащим здравому смыслу.

Талант Учителя


Он никого не заставлял следовать своему примеру - ни собственных детей, ни студентов. Но для тех, кто заражался его страстной любовью к лингвистике, Цыганкин становится настоящим УЧИТЕЛЕМ. Более 25 его аспирантов успешно защитили кандидатские, двое стали докторами филологических наук. Родные сын и дочь Дмитрия Васильевича не связали свои судьбы с наукой. А вот внук Георгий унаследовал от деда тягу к исследованиям.


Лет десять назад профессор Цыганкин решил освоить компьютер и попросил внука-старшеклассника помочь разобраться с техникой. Но то ли педагогического таланта парню не хватило, то ли электронная система оказалась слишком путаной для восприятия Дмитрия Васильевича... «Короче, пришлось мне превратиться в секретаря деда, набирать под его диктовку языковедческие и краеведческие материалы и, разумеется, вникать в их смысл. А потом меня это настолько увлекло, что тоже пришлось пойти в науку, - рассказывает Георгий. - Правда, мои изыскания связаны не с филологией, а с отечественной историей».


Внук, теперь уже кандидат исторических наук, исследовал различные аспекты развития заводских усадеб конца XVIII - первой половины XIX в.


Подружиться с компьютером Дмитрию Васильевичу не удалось. Но управлять техникой он умеет. О чем свидетельствует удостоверение, выданное Д.В. Цыганкину в 1987 году после прохождения им соответствующего спецкурса при МГУ им. Н.П. Огарева.


Ещё с военной поры и до сих пор он увлекается фотографией. С удовольствием снимает природу родного края и городские пейзажи.


А из всех многочисленных наград, среди которых - орден Отечественной войны II степени и на днях врученный орден Славы III степени, самой дорогой для себя заслуженный деятель науки России и Мордовии Дмитрий Цыганкин считает медаль «За отвагу», полученную в 1945 году.

К 90-летию со дня рождения профессора Д.В. Цыганкина в выставочном зале ЦГА РМ (ул. Московская, 31) открылась выставка «Жизнь в науке», на которой можно увидеть документы и фотоматериалы, переданные в архив ученым.




При полном или частичном использовании текстов индексируемая гиперссылка на сайт http://izvmor.ru/ обязательна.