Покрофф
Меню
Главная страница / Бородатый блог /

Дмитрий ФРОЛОВ: Лучший мед Московского царства...

Дмитрий ФРОЛОВ: Лучший мед Московского царства привозили из мордовских лесов
7 июня 2016 12:34Просмотров 4852
Реконструктор, ученый, иконописец

Постоянные читатели «Бородатого блога» привыкли к тому, что наши собеседники — известные ученые, общественные деятели, аналитики, писатели — люди в возрасте. Новый гость «Бородатого блога» молод. Но при этом весьма бородат, а еще и заслугами, и ученостью, и талантами не обделен. Накануне 375-летия Саранска о любопытных фактах из истории нашего города, о сюрпризах в шкафах реконструкторов и о красоте бороды нам рассказывает иконописец, музейщик и краевед, доцент МГУ им. Н.П. Огарева Дмитрий Викторович ФРОЛОВ. 

- Дмитрий, наверное, каждый горожанин хоть раз, да видел вас в наряде стрельца или боярина 17 века. Чем занимается «боярин» в обычной жизни, помимо клуба исторической реконструкции и средневекового фехтования «Владычный полк»? 
- В МГУ им. Н.П. Огарева я преподаю русский язык и культуру речи, риторику и деловое общение. В Республиканском краеведческом музее им. И.Д. Воронина работаю в отделе дореволюционной истории. Круг моих научных интересов — старославянский, церковнославянский и древнерусский языки, рукописные документы 17 века (много этих раритетов хранится в Центральном государственном архиве РМ и в краеведческом музее), иконопись, краеведение, реконструкция вооружения и одежды служилого дворянина и стрельцов 16-17 вв., искусствоведение, музейные собрания икон, церковной утвари и богослужебных облачений.

  •  

  • - То есть история православия.
    - В том числе. Очень долгое время жизнь церкви оставалась «белым пятном» в истории Мордовии. Иконы и различные богослужебные предметы, изъятые из закрытых саранских храмов, поступили в фонды краеведческого музея и были занесены в инвентарные книги еще в 1930-е гг., но за последние 80 лет так и не было сделано их научного описания. Сейчас это часть моей работы. Опять же, «церковный» пласт истории - часть истории моей семьи. Семья у меня верующая. Один из братьев моей бабушки был иконописцем, пострадал из-за этого в годы репрессий.


- Вы тоже пишете иконы?
- Стать иконописцем мне хотелось с детства. Первую свою икону, святителя Николая Чудотворца, я написал в 17 лет. Конечно, я учился этому: брал уроки и иконописцев и реставраторов из Александро-Невской и Троице-Сергиевой лавр.



- Как далеко вглубь истории Вы можете проследить историю своей семьи?
- До середины 17-го века. Фроловы - распространенная фамилия служилых людей. Они жили в Саранском, Инсарском и Темниковском уездах, были стрельцами и казаками. В архивах краеведческого музея я находил старинную челобитную Филата Фролова.

  • - Из архивных документов Вы, наверное, знаете фамилии многих жителей Саранска 17 века?

  • - Многих дворян, стрельцов, мастеровых людей. Саранск того времени был небольшим городом, в нем жило около 5 тысяч человек. Еще тогда здесь жили предки нашего историка и краеведа И.Д. Воронина. Жили пушкари Корабельщиковы, Дымковы, Полежаевы, Стрельниковы, Банниковы, стрельцы Сапожниковы, Долговы, Кудрявцевы, Карташевы, Усовы, Филимоновы, Воротниковы, Чуприковы, Просвирнины, Ивенины, Масловы, Плехановы, Стуколовы, Серебряковы.

- Погружение в историю влияет на Вашу повседневную жизнь? В ней есть что-то от уклада и привычек Московской Руси?

  • - Скорее наоборот. Во «Владычный полк» я приношу свои семейные традиции. Теперь в клубе мы можем приготовить какое-то блюдо по старинным семейным рецептам, травяные чаи, как в 17 веке. Встаю я очень рано, как наши предки, в 5-6 утра. Но ложусь на современный лад, очень поздно, иначе ничего не успею: я преподаю, работаю в музее, пишу научно-популярные книги о саранской старине, костюмы шью дворянские и стрелецкие. Все для того, чтобы люди знали и видели: старый Саранск не в глухомани стоял, а одевались наши предки ярко и красиво.

- Традиции православия в клубе «Владычный полк» - тоже семейные?
- Да. Невозможно заниматься реконструкцией 17 века и не знать основ православия. Российская культура того времени была Христоцентрична: все в ней вращалось вокруг веры. Так было до Петра I...

- Чем же Вам Петр Великий не угодил? Он «окно в Европу» прорубил.
- Заткнуть бы то окно... Оттуда к нам непотребство всякое лезет...

- К слову, об европейских «ценностях». Как Вы относитесь к людям вроде бы и русским, но Россию не любящим?
- Я к ним не отношусь. Я Родину люблю и горжусь ею. Иван, не помнящий родства, на предателя похож. Родина у нас - как мать: даже если с ней что-то не так, это не повод ее презирать и очернять...

 

  • - Родители Ваше увлечение реконструкцией поддерживают?

- Относятся с пониманием: видят, сколько сил и времени это занимает. Реконструкция отнимает ВСЁ время реконструктора.

- А квартира превращается в музей, заваленный кафтанами и зипунами?
- Для зипунов у меня есть клуб. Все-таки реконструкцию и повседневную жизнь я различаю четко. Но у многих моих знакомых квартиры музеи напоминают: на стене - щит, в углу - копье, на всех вешалках кольчуги и старинные наряды, а нормальная одежда в дальнем уголке шкафа ютится.



- Речь у Вас цветистая, словами стародавними украшенная. Студенты их понимают?
- Они и современные-то слова не все знают. Читают: «держалась за стремЯ». Спрашивают: «Что такое «стремЯ»?» Читают «Грозу» Островского: «Катерина бросилась в пучинУ». Уровень образования сейчас упал ужасно. «Евгения Онегина» в некоторых студенческих группах полностью не читал никто, про «Войну и мир» я даже не говорю. Популярный у молодежи роман «Мастер и Маргарита» не читают! С другой стороны, когда им читать? Чем занимаются старшеклассники в школе в то время, когда должны читать и учиться мыслить? Прорешивают задания ЕГЭ. 

- Очутись в нашем времени житель Саранска 17 века - смог бы он адаптироваться к современным условиям?
- Думаю, нет. Многое сейчас показалось бы ему неприемлемым: открытая летняя одежда — футболки и майки, женщины в брюках и с непокрытыми головами. Под запретом было курение: за это 400 лет назад били кнутом, сажали на цепь и морили голодом.

- А Вам, как ученому, хотелось бы пожить в ту эпоху?

  • - У любого времени есть свои плюсы и минусы. «Прелести» той эпохи - кабала, крестьянские войны, пожизненная воинская служба. Жизнь была очень тяжелой. С другой стороны, 16-17 век - наивысший расцвет допетровской культуры, «золотой век Московского царства», эпоха учености, книгопечатания, духовного подъема. Это время великолепных русских нарядов. Но жить там я бы не хотел.

    - Как жил Саранск 17 века?
    - Саранск был основан на пересечении многих старинных дорог, соединявших Поволжье с Москвой, быстро рос в торговом отношении, увеличивался посадом. Через 10 лет после строительства крепости в Саранском посаде было только 33 двора, а к 1680-м гг. - уже 213. В городе было 18 дворов кузнецов, среди прочих мастеровых - котельники, слесарь, колокольник, гончар, два иконописца, плотники и столяры, кирпичники, выполнявшие, в основном, печную работу. Саранск имел экономические связи с Москвой, Нижним Новгородом, Арзамасом, Астраханью, Архангельском, Муромом, Переяславлем-Залесским, Саратовым, Самарой, Симбирском, Суздалем, Владимиром, Шуей, Казанью, Костромой, Вологдой, Ярославлем. Небольшой «торг» при одном из городских монастырей в 1670-80-х гг. перерос в торговую площадь к северо-западу от саранского кремля. Здесь было более 70 лавок и полок в 7 рядах: калачном, рыбном, мясном, крашенинном (ткани), серебряном, щепном (изделия из дерева) и сыромятном (изделия из кожи). Саранская ярмарка 17 века имела очень большие денежные обороты. Иностранцы часто отмечали, что лучший мед в Московском царстве привозят из мордовских лесов, которые также были богаты пушниной. Известно, что купцы из Переяславля-Залесского и Рыбной слободы (ныне г. Рыбинск) закупили в Саранске 22 декабря 1678 г. «меду и воску и вощины на 700 рублей». На такую же сумму ими было закуплено меда 12 января 1679 г. На 1600 рублей купцы из этих же городов приобрели на саранской ярмарке очень большую партию «меда, воска и вощины», а так же «223 лисицы, 195 куниц, 35 горностаев, 13 норок, 75 зайцев, 5 барсуков, 34 лапы лисьих, 120 кож яловичных».