Покрофф
Меню
Главная страница / Бородатый блог /

Александр ЗЕВАЙКИН: Лучший роман – это анекдот

Александр ЗЕВАЙКИН: Лучший роман – это анекдот
27 февр. 2016 21:03Просмотров 659

Новый собеседник «Бородатого блога» - писатель-фантаст, член Союза писателей России, а заодно – бард, очень хороший слесарь и плотник Александр Васильевич Зевайкин. Коллеги по заводу ценят его как трудового человека и хорошего специалиста. А как литератора Александра знают и уважают писатели и читатели в Саранске, Питере, в Германии и Израиле.

При большом писательском мастерстве, Александр Зевайкин – очень скромный человек. Но умудрился издать книгу в Канаде и попасть под иностранные санкции! О том, чем анекдот лучше романа, есть ли на заводах мелкая нечисть, и почему от хорошей книги должны мерзнуть ноги, Александр Васильевич рассказал читателям «ИМ».

- Вы верите в НЛО?

- Допускаю возможность, что они есть. У людей есть потребность верить во что-то необычное.


- На работе тоже есть место фантастике?

- Я приборист – слесарь по контрольно-измерительным приборам и автоматике на Саранском экскаваторном заводе. Стаж 15 лет, до того 11 лет проработал на телевизионном заводе. Работа творческая, фантастическая. Иду на нее - не знаю, что меня ждет. Приборы живут своей жизнью. У нас есть печи для термической обработки деталей. В пятницу я настраиваю их. Прихожу в понедельник – в одном цехе все нормально, в другом печи расстроены вдрызг. На выходных завод был закрыт, доступа к приборам ни у кого не было. Когда печи перенесли в другой цех, проблема осталась. Я написал об этом рассказ «Клуб небритых джентльменов»: в нем печи портит мелкая нечисть вроде гремлинов. В рассказе приборист нашел, чем их занять – принес в цех домино. А в моем реальном цехе печи так и расстраиваются: домино на завод я не отнес!


- Как слесарь стал писателем? Или писатель – слесарем?

- Все началось в 8 классе. Я готовился к контрольной по геометрии (это не мое, я гуманитарий). Сижу и думаю: а давай-ка я начну писать пиратский роман! (Хорошую книгу достать было трудно, в библиотеке все интересное - по записи.) В 15 лет пацану это интересно. Написал 15 глав: завязок много, а главы не закончены. Пишешь, а перед глазами появляется новая сцена: «А вот еще случай был». В техникуме (год 1983) я написал свой первый «официальный» рассказ: «Поезд». Дядя рассказал интересный случай, думаю: дай напишу. Потом свой первый фантастический рассказ «Возвращение Атлантиды» принес в многотиражку завода, на котором работал слесарем и заодно состоял в литературном объединении. Моя первая книга коротких рассказов, «Легенда», вышла в 1994 г.


- Пишете на компьютере?

- В блокнотах. Мне так удобнее. Иногда ручка за мыслью не успевает. Даже зуд в пальцах – скорее закончить абзац. Пока сцена перед глазами – надо записать. Слова летают по комнате, их надо хватать – хоп, хоп! – и в рядок ставить. А то в сторону шмыгнут – не найдешь. Найдешь другое, но оно не так играет красками. А слова должны играть… Вот пишешь, торопишься, ставишь закорючку: потом исправлю. Время проходит, смотрю – что за слово? Ставлю близкое по смыслу. Записи «пиратского» романа у меня до сих пор где-то лежат, но сейчас я не разберу свой школьный почерк! Придется все писать заново.


- Как сочетаются работа и творчество?

- Я же говорю: работа у меня творческая. Вот строим мы с братом баню, он говорит: «С тобой работать интереснее». Дайте мне подумать 5 минут – мозг прокрутит все варианты, строить будет легче. То же и на заводе. А вот работа на конвейере меня отупляла.


- Вы за фантастику или реализм?

- «Космических» фантастических рассказов у меня мало. Все рассказы – «пограничные»: про обычную жизнь, но или с легким сюрреализмом, или сюжет перетекает во что-то фантастическое. Фантастика – просто способ изложения. Главное для меня – человеческие отношения.


- Как приходят сюжеты?

- Помню, играл с сыновьями в кубики. Говорю им: «Давайте замок Буфальда строить». А кто такой этот Буфальд?! Сначала появилось имя, потом герой повести. Или сидишь в старом деревянном доме. Все скрипит, слышно, как по чердаку кто-то «ходит» - получается фантастический рассказ.


- Рассказы сами в руки просятся?

- Иногда о них на улице спотыкаешься. Одну историю мне рассказал воин-афганец, я встретил его, когда выгуливал собаку. Но тот сюжет у меня лет 10 ждал своего часа. Витает что-то такое рядом, - но не чувствую. Потом проснулся однажды ночью – уже знаю, как сделать этот рассказ. Бывают моменты, когда садишься, берешь чистый лист и пишешь, к примеру, о море. Если тяжело, тоже надо писать. Боль уходит в бумагу.


- Писатели – люди богатые?

- За первый опубликованный рассказ (1989 г.) мне дали гонорар больше, чем за первую книгу. Я купил на него хорошее германское пальто. Средняя зарплата тогда была 120 рублей, гонорар я получил – 194 рубля 36 копеек. Мама, увидев почтовое извещение, испугалась: «Это тебя мафия хочет подкупить». А гонорара за первую книгу (1994 г.) хватило только на мешок сахара, бутылку шампанского и коробку конфет (вино и конфеты – для работников издательства.). Я полгода ждал начисления этого гонорара, и его съела инфляция.

Однажды я пошел получать ИНН. Заполняю анкету. «Цель получения ИНН?» Указал: для перечисления гонораров. Женщина, проверявшая анкету, стала смеяться. Сейчас писателю не прожить на гонорары, некоторые «толстые» журналы вообще перестали их платить.

- Как Вас нашел журнал из Германии?

 - У моего друга и коллеги завязалась интернет-переписка с редактором русскоязычного немецкого журнала «ZaZa» («Зарубежные задворки»). Он почитал наши рассказы (все выложено в глобальной сети), написал: «Не ожидал, что в таком маленьком городе, Саранске, - сразу несколько писателей такого высокого уровня». В одном номере «Задворок» опубликовали 5 писателей из Саранска.


- Кто определяет эти «уровни»?

- Если я начал читать и не заметил, как закончился рассказ, это уровень.


- А Вы считаете себя «сильным» писателем?

- Это все по молодости было. Сейчас просто делаю то, что мне нравится. Знакомая на заводе говорит: «Пришла с работы расстроенная, почитала твой рассказ – стало легче». Значит, от меня хоть какая-то польза есть.


- А сами что читаете?

- У нас писателей по улице много бегает. Просишь их: ребята, дайте интересную книгу. Читаю по их советам – становится грустно. Я привередливый читатель. Дали модную книгу, а там столько «косяков»! Честно прочел 700 страниц, осталась последняя - не осилил. Зачем так много? Хочешь писать – напиши 100 страниц, но так, чтоб пятки инеем покрылись, чтоб проняло! Иногда прочтешь страниц 50 какого-нибудь автора, в голове – щелк! – и все, мозг не воспринимает слова.

Сейчас я – в жюри конкурса «Короткие рассказы». Мой любимый жанр. В основном сейчас пишут: «Что вижу – то пою». Но нужен еще и сюжет, смысловая нагрузка. Иногда полная страница умных слов, но непонятно, зачем и о чем. Хорошо, когда написано ненавязчиво, и рассказ течет, как родниковая вода.

- «Гарри Потерра» читали?

 - Пробовал, но меня убил объем. Все эти модные писатели сделали для меня то, что не удалось учителям в школе: я полюбил классическую русскую литературу. Я стараюсь читать авторов, у которых можно взять что-то по части языка. Мне нравится Бунин: пишет сочно и без «наворотов».


- Но что плохого в большом объеме?

- Есть афоризм: «Анекдот – это хорошо отредактированный роман». Сказано гениально. Зачем рассусоливать?


- Говорят, Вы тоже попали под иностранные санкции?

- Одно германское издательство собралось издавать мою книгу. Подготовили ее к печати, сделали обложку, а потом пропали. Но Интернет связывает весь мир. Мне написали из канадского издательства, и новая книга вышла в Канаде. Сейчас очень хочу написать добрую детскую сказку. О собаках. И девочке Маше. Еще есть наброски к одной большой вещи.


- Александр Васильевич, сколько лет Вашей бороде?

- Борода у меня давно. Года с 1988-89. Но это сезонная борода: с ноября по апрель. Заметил закономерность: если сбрить ее в середине зимы – приходят сильные морозы. Один раз сбрил – на следующий день на улице минус 30, кошмар!



- Вы писатель, слесарь, а еще хороший столяр?

- В 90-е годы приходилось выживать. Я шабашил столяром, делал двухярусные детские кровати на продажу. Очень удобные кровати: при желании их можно было разобрать и поставить в комнате как две обычные кроватки. К тому моменту я уже был известным в Мордовии писателем. Но мужик обязательно должен что-то делать сам: столярничать, плотничать. Работать руками меня научил отец. У нашей семьи крестьянские корни.


- Еще Вы хорошо играете на гитаре...

- Я не бард. У меня есть 5-7 песен, но это все экспромты. Зато в Мордовии есть настоящие барды российского уровня.


- Сейчас многие читают электронные книги, прямо в Интернете…

- У меня нет Интернета. И телевизора: три года назад отвез его в деревню, и очень доволен. А новости мне расскажут напарники на работе.


- Как Вы считаете, писатель должен воспитывать?

- Напрямую вдалбливать что-то в человека – недопустимо. Надо через события, через героев подвести его к тому, что хочешь сказать. «Много рассказа и мало показа» - недостаток. Меня научил этому мордовский писатель Федор Константинович Андрианов.



Беседовал Александр ЕФРЕМОВ

Справка «ИМ»

 

А.В. Зевайкин родился в 1965 г. в Саранске. Неоднократно публиковался в литературно-художественных сборниках Мордовского книжного издательства. С 1995 г. - постоянный автор журнала «Странник». Публиковался в русскоязычном германском журнале «Зарубежные задворки» (Дюссельдорф, 2014), в израильском русскоязычном журнале «Новый дом» (Кармиэль, 2008). Лауреат Литературной премии имени А.Н.Терентьева (1997), Литературной премии Главы РМ (2004), премии «Рождественская звезда» (2013). Автор книг «Легенда» (1994), «Сборщик кидатей» (2006) и «Утро туманное» (Канада). Член Союза писателей России с 2001 года.

Любимые писатели – И. Бунин, К. Саймак, Р. Шекли, Р. Бредбери. Как и они, пишет просто, доступно, но интересно, о понятных всем проблемах людей.

Много лет держал собак. Любимая порода – южно-русская овчарка.