Бессмертный полк
Главная страница / Спорт /

Теплый «Ледяной дом» тренера Калининой

Теплый «Ледяной дом» тренера Калининой
23 Дек 2011 09:22Просмотров 720


Среди спортивных чиновников за Людмилой Калининой закрепилась репутация «неудобной особы», мол, слишком много у неё требований. То лёд не так залит, то акустика в зале «не та», и спортсмены музыку плохо слышат.

Зато стоит ей лишь появиться на катке, детвора, сосредоточенно отрабатывающая на льду элементы, мгновенно съезжается к бортику, чтобы поприветствовать Людмилу Александровну. Любого постороннего юные хозяева встречают вежливым «здравствуйте». Так принято в гостеприимной семье. А новый крытый каток в северо-западном микрорайоне Саранска для Калининой и её учеников стал действительно своим домом. Ежедневные тренировки с одиннадцати до девяти вечера. Тут же обедают в специально оборудованном уютном кафе. В перерывах спокойно отдыхают в комфортных раздевалках, кто книжки читает, кто штудирует школьные учебники.

Решение о переезде в Мордовию для Калининой далось непросто. Она и не скрывает, что по-прежнему любит и скучает по Перми:

- С Пермью связана большая часть моей жизни. Там остались близкие мне люди.     
 
Но определяющим фактором оказалось то, что руководство Минспорта и Федерация фигурного катания РМ гарантировали качественные условия для тренировок. А в Перми у воспитанников Калининой такой возможности не было.

 – Главное - нам нужен свободный лёд, чтобы мы его ни у кого «не отнимали», но и у нас было оптимальное количество времени для нормальной работы.  

Поэтому Калинина и выбрала не Дворец в центре города, а ледовую арену на «Светотехстрое». Кроме приехавших вместе с Калининой из Перми уже титулованных  Базаровой - Ларионова и ещё шестерых учеников, в группе Людмилы Александровны сейчас занимается более 30 совсем юных саранских мальчишек и девчонок.

- Научить кататься на коньках можно любого, - считает Калинина. – Было бы желание у самого человека.

Она, кстати, никогда не искала готовых, от природы наделённых супер-способностями к фигурному катанию гениев. Напротив, чаще всего берёт тех, кого коллеги-тренеры считают заведомо бесперспективными. Калинина уверена, что высоких результатов добиваются не таланты, а трудяги. Между прочим, Базарову и Ларионова тоже относили к числу бесперспективных. Когда 12-летняя Вера приехала из Екатеринбурга к Калининой, она практически ничего не умела. И другие думали, что из этой девочки  уже ничего толкового не получится. Но Людмилу Александровну подкупило Верино трудолюбие и упорство.

- Если ей что-то не удаётся, она сильнее заводится. Зубы стиснет, глаза зажигаются таким огоньком, мол, нет, я всё равно добьюсь! Вот смотрю на неё и узнаю себя в молодости. Я точно такая же была.

- Чаще всего мамы-папы, бабушки-дедушки приводят малышей в фигурное катание, чтобы укрепить их здоровье.   

- Действительно. Обычно подверженные простудам детишки благодаря занятиям на катке выздоравливают.

-  Людмила Александровна, и Вы тоже попали в фигурное катание «в целях профилактики»?

- Нет, я росла неболезненным ребёнком. Лет в шесть зимой мы с папой пошли в парк, где заливался каток. Мне захотелось попробовать встать на коньки. Папа сам на коньках никогда не катался, он работал на заводе, при этом занимался тяжелой атлетикой, был мастером спорта по борьбе самбо. А я вот как-то сразу пристрастилась к конькам. Сначала ходила в секцию фигурного катания к Валентине Мусатовой. Потом тренировалась под руководством приехавшего из Омска Георгия Иванова.

- И Вы тоже добивались неплохих результатов, выполнили норматив кандидата в мастера спорта.

- Ну, уж какие результаты, - отмахивается Калинина. - Выше первенства области пермские фигуристы в ту пору и не брали. Крытых катков у нас ещё не существовало, тренировались только зимой, на улице. А чтобы добиться высоких спортивных достижений, надо готовиться круглый год на протяжении нескольких лет.

- Почему же Вы всё-таки сознательно связали свою жизнь с фигурным катанием?

-  Судьба, наверное, - смеётся Людмила Александровна. – По окончании школа я собралась было ехать в Ленинградский институт физкультуры. Но мама строго наказала, дескать, надо получить серьёзную профессию. Она мечтала видеть меня кандидатом химических наук.

- …Химических?

- Да, мне вообще-то нравилась химия. Вот по желанию мамы и поступила на химико-технологический факультет политехнического института. Училась очно, а после лекций и семинаров сразу бежала в спорт-клуб «Прикамье» на тренировки с младшей группой фигуристов. В общем, так и стала тренером.

- С дипломом инженера?

- Но ведь не всем дипломированным тренерам впоследствии удается вырастить сильных спортсменов. Важно даже не самому уметь виртуозно кататься, мало знать, на чем строится мастерство. Тут надо уметь правильно объяснить, грамотно вывести на мастерский уровень ученика. И я благодаря маме получила техническое образование, которое, представьте, очень помогает. Ведь что такое движения на льду как не физика, не механика? Вижу, что-то не выходит у ребят, - начинаю исследовать движения плеч, таза, ног, «склеиваю» эти моменты, анализирую... Потом, исключая ошибки, вместе добиваемся оптимально правильного решения!  

- Вы начинали тренировать одиночников. Почему переквалифицировались на подготовку парников.

- Можно сказать, из-за Лёши Меньшикова. Тренеры его тоже отнесли к бесперспективным. В парное катание обычно отбирают высоких, атлетичных мальчиков, а он  не отличается такой фактурностью, но ему ТАК хотелось доказать, что он сумеет. Я категорически не соглашалась готовить пары, это иная специфика. И тут пришел «забракованный» Меньшиков. Меня буквально подкупила его целеустремлённость. В паре с Еленой Ефаевой они становились победителями первенства России, призёрами юниорской серии Гран-при. А теперь в паре с Алексеем мы тренируем молодых фигуристов.

- Со старшими Базаровой-Ларионовым, Тудвасевой-Лисьевым вам всё-таки часто приходится выезжать на крупные соревнования, в том числе за границу. А как же младшие ребята? Им ведь тоже необходимо внимание, регулярный тренинг.

- У нас нет разграничения между воспитанниками. Тренируемся вместе. Разумеется, у старших ребят нагрузки побольше. Когда кто-то выезжает на соревнования, остальные за них здесь «болеют». При этом тренировочный процесс ни на день не прекращается. С младшей группой занимается Михаил Сергеев. Он, к слову, тоже не имеет тренерского диплома, он программист, зато с математической точностью программирует ребятам технику вращений и прыжков. Здесь у нас наконец-то появился квалифицированный  хореограф Денис Владимиров. Всё-таки в фигурном катании важна не только техническая сторона. Выступления спортсменов должны вызывать эстетическое впечатление у зрителей. Это создается языком пластики. Благодаря Денису ребятам легче раскрыть в программах свое эмоциональное нутро.     

- Вы с 18 лет посвятили себя тренерской работе, растите чемпионов. А собственных, родных детей в фигуристы не привели?

- Так они росли на катке, - шутит Калинина. – Муж их совсем маленьких сажал на санки и привозил ко мне на тренировки. Но фигуристов мы из них воспитали. Дочка в юности занималась лёгкой атлетикой. Сын – спортивно разносторонне развитый, но профессией он выбрал вентиляцию тепло-газо-снабжения, сейчас учится на 5-м курсе строительного факультета.  

- Получается, сапожник без сапог?

- Почему же. Вот у внучки Даши проявились мои гены. В свои 10 лет она показывает неплохие успехи в фигурном катании. Кстати, тренирует её моя бывшая ученица Ольга Старцева.




При полном или частичном использовании текстов индексируемая гиперссылка на сайт http://izvmor.ru/ обязательна.

Комментарии